Нужен ли в Беларуси суд присяжных?

Белорусские власти задумались о введении суда присяжных. Намедни Александр Лукашенко утвердил Послание о перспективах развития системы общих судов Беларуси, в котором предлагается рассмотреть вопрос о возможности введения института присяжных заседателей. А ведь совсем недавно разговоры о введении суда присяжных вызывали раздражение и нервозность со стороны разного рода чиновников. И вдруг ситуация меняется на противоположную. Поэтому не исключено, что разговоры о возможности введения суда присяжных являются неким политическим маневрированием, заигрыванием с зарубежными партнерами, международными организациями, попыткой продемонстрировать стремление к "демократизации правосудия". Учитывая экономическую ситуацию в стране власти могут пойти даже на более кардинальные "заявления о намерениях". Впрочем, сказать – не значит сделать. Можно уверенно утверждать, что введение института присяжных заседателей будет долгим, трудным и, скорей всего, безрезультатным... Противники реформирования судебной системы заявляют об отсутствии традиций суда присяжных на территории бывшего СССР, об отсутствии необходимости такого института. Больше всего оппонентов суда присяжных можно найти в правоохранительных органах. Оно и понятно – для присяжных потребуется более качественная доказательная база, поэтому работать придется больше и труднее. Поэтому со стороны силовых структур можно ожидать активного противодействия, появления негативных заключений по поводу возможности введения этого института в Беларуси. Ни для кого не секрет, что белорусское законодательство формально устанавливает равенство сторон в уголовном процессе, однако обвинение обладает намного большими возможностями, нежели защита. Формально состязательный уголовный процесс на практике носит инквизиционный характер. Не будем отрицать недостатков суда присяжных. И главный из них – некоторая театральность. Но, как говорится, все недостатки – это продолжение достоинств, а основное достоинство суда присяжных – его независимость, что особенно важно в современной Беларуси. Профессиональных судей, вершащих правосудие в нашей стране, назвать независимыми, мягко говоря, очень сложно. Назначаемые и, самое главное, смещаемые президентом, они полностью зависимы от исполнительной власти. Многие из них, кстати, не имеют даже собственного жилья и проживают в служебном. Одним словом, ситуация довольно удручающая. И даже участие в некоторых делах народных заседателей не спасает положения. Будучи непрофессионалами, народные заседатели тем не менее решают те же вопросы, что и профессиональный судья. При этом председательствующий (профессиональный судья) присутствует вместе с заседателями в совещательной комнате и имеет возможность если не прямо, то косвенно влиять на их решение. Другое дело – присяжные заседатели. Во-первых, число их побольше (традиционно в судах участвует дюжина присяжных), поэтому на них сложнее оказать давление и решение их ближе к истине. Во-вторых, они только выносят вердикт, доказана вина или нет, поэтому могут сосредоточиться исключительно на этом вопросе. Плюс ко всему совещаются присяжные в отсутствие профессионального судьи, голосуют тайно, передавая вердикт через пристава. Так что возможность влияния на них со стороны судьи сведена к минимуму. И, самое главное, присяжные, по большому счету, не зависят от исполнительной власти. И не стоит пугаться того, что присяжные не являются профессиональными юристами. В оконце концов суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, а этому не учат на юридическом факультете – это, скорее, вопрос совести и жизненного опыта Именно поэтому, со всеми своими недостатками, суд присяжных является наиболее демократичным, объективным и беспристрастным. А это как раз то, что так необходимо белорусскому правосудию вообще и уголовному в частности. Не стоит только говорить об уникальности нашей страны и ее исторической исключительности. Нынешний образец демократии – Великобритания – несколько столетий назад была местом довольно диким и нецивилизованным. Разговоры о правах человека вызывали только улыбку, суды, так же как и в современной Беларуси, были полностью зависимы от исполнительной власти. И только появление суда присяжных смогло сделать правосудие действительно независимым и максимально справедливым. Те, кто не шибко любит Запад, может обратить свой взор на Восток, к судебной реформе XIX века в России – пожалуй, единственной успешной попытке привить демократию российской судебной системе. Реформа эта проводилась на основе судебных уставов, принятых 20 ноября 1864 года. И ситуация в Российской империи в те времена была не лучшей. Существовавшее тогда в стране смешение властей законодательной, исполнительной и судебной способствовало развитию бюрократизма. Необходимо было создать суд действительно независимый и беспристрастный, установить общественный контроль за деятельностью государственных органов. Основным достижением российской судебной реформы 1864 года смело можно назвать появление суда присяжных. И ее высоко оценили профессионалы того времени. "Судебная реформа, – считал выдающийся русский юрист А. Ф. Кони, – призвана была нанести удар худшему из видов произвола – произволу судебному, прикрывающемуся маской формальной справедливости". Даже пролетарский вождь В. И. Ленин признавал достоинства суда присяжных. "Суд улицы, – писал он, – ценен именно тем, что он вносит живую струю в тот дух канцелярского формализма, которым насквозь пропитаны наши правительственные учреждения". Отметим, что российские присяжные XIX века обладали даже большими полномочиями, чем их зарубежные коллеги. Если западные присяжные дают ответ на вопрос, доказана вина или нет, то россияне в позапрошлом веке решали именно вопрос виновности или невиновности. Вспомним хотя бы, как была оправдана Вера Засулич. Бывали, конечно, и совершенно анекдотические случаи. Как-то один православный священник похитил церковную кассу и, более того, прогулял ее в публичном доме. Впоследствии во всем признался, раскаялся, был осужден церковным судом и лишен сана. Уголовное дело рассматривалось судом присяжных, в виновности "загулявшего попа" никто не сомневался. Речь адвоката подсудимого, обращенная к присяжным, была краткой: "Он столько раз отпускал вам ваши грехи, простите же и вы его один раз". Бывший священник был оправдан. Но кроме возможности улыбнуться, эта история дает еще и повод обратить внимание на полномочия присяжных в Российской империи. Они могли рассмотреть не только объективную (совершил или нет), но и субъективную сторону преступления. То есть учесть личность обвиняемого, его отношение к совершенному и т. д. И в нашей стране это немаловажно... Однако, для того чтобы суд присяжных был эффективным, а не превратился в институт "кивал" по аналогии с судом народных заседателей, необходимо обеспечить их независимость, прежде всего, от стороны обвинения и самого судьи. Для этого необходимо выбирать присяжных методом случайного отбора, предоставить сторонам по делу право немотивированного отвода определенного количества присяжных. На время ведения судебного процесса присяжные должны быть изолированы от какого-либо внешнего воздействия, чтобы иметь возможность сосредоточиться исключительно на процессе и принятии вердикта. Ни стороны по делу, ни судья, ни пресса не должны иметь к ним доступ. В таких условиях суд присяжных может действительно стать эффективным инструментом демократизации белорусского правосудия. Вот только нужно ли это нашему руководству?.
13.10.11 17:31
загружаются комментарии

Сергей Балыкин