Открытая полемика с Андреем Суздальцевым

Сегодня прочитал последнюю аналитику Андрея Судальцева ("Несколько вопросов"). Хороший текст. Согласен почти со всем, что написал автор, в том числе, с постановкой вопросов. Вместе с тем, принципиально не согласен с ключевыми выводами автора. Первый вопрос Андрея Суздальцева: "Зачем Россия признала декабрьские выборы в Беларуси?" Честно говоря, ответа на этот вопрос в статье нет, за исключением двух вещей. Во-первых, Москва решила свои задачи по втягиванию Беларуси в ЕЭП. Цитата из статьи А.Суздальцева:"Со стороны России вопрос о "найме" Минска стоял почти симметрично: Беларусь – буфер между Россией и НАТО, лояльный Москве, составной компонент российской сферы безопасности (ОДКБ), активный участник российских интеграционных инициатив – Таможенного Союза и Единого экономического пространства, надежный транзитер российских энергоносителей и т.д.".  На это можно возразить, что данную задачу Москва решила уже 9-10 декабря, т.е. за десять дней до белорусских выборов. Во вторник-среду на этой неделе нижняя и верхняя палаты белорусского парламента ратифицировали ЕЭП. Соответственно, 23 декабря Дмитрий Медведев был свободен в своем выборе. Во-вторых, "признание Россией итогов декабрьского голосования автоматически обеспечивало А. Лукашенко политическое прикрытие после жестокой расправы с собственными декабристами". Андрей Суздальцев подтверждает уже неоднократно высказывавшуюся в белоруской экспертной среде мысль о том, что без надежды на признание выборов со стороны Дмитрия Медведева, Лукашенко бы не пошел на такой беспредел в ночь с 19 на 20 деабря. Но была ли 100%-ая уверенность у Лукашенко на признание Медведевым таких шагов с его стороны? Нет, только надежда. Соответственно, и Дмитрий Медведев имел прекрасную возможность вырваться из того капкана, который ему, в свою очередь, готовил белорусский президент. Соответственно, не сумев выбраться из капкана Лукашенко, часть вины за произошедшую в Минске кровавую расправу режима с народом, лежит и на Дмитрии Медведеве. Почему. Потому что возможность уйти от поддержки кровавой расправы у Медведева была, но он ей не воспользовался. Еще один спорный момент. Андрей Суздальцев пишет: "9 декабря А. Лукашенко присоединился к ЕЭП. Москва должна была, по идее, признать итоги декабрьских выборов в автоматическом режиме. Но не сработало..." Так ли это? Вспомним слова самого Дмитрия Медведева о том, что он выскажет свою позицию после оглашения официальных данных белорусского ЦИК. Так и произошло, автоматически – белорусский ЦИК огласил "итоги", Дмитрий Медведев признал. Поэтому сработало... Далее: "Оказалось, что "такой" А. Лукашенко – залитый кровью тюремщик, Москве не особо и нужен". Принятое в Кремле решение на самом высоком уровне показало, что это не так. Иначе бы не признали. Но признали. Продолжающееся "мочилово" ЛАГ по российским каналам в этой связи – не более чем выпуск пара, который санкционирован российскими властями. Но эмоции эмоциями, а что мы имеем в сухом остатке? Признали. Значит, нужен. Но это все "мелочи". Главный пункт моих разногласий с Андреем Суздальцевым: "Соглашения по ЕЭП ратифицированы, Россия с 1 января открывает доступ белорусов к своей беспошлинной нефти. Выборы должны были быть признаны, так как соглашения по ЕЭП подписаны А. Лукашенко". Вот оно, основное противоречие Андрея Суздальцева. Из того, что подписаны соглашения по ЕЭП, вовсе не следует, что выборы должны быть признаны. Эти вещи нисколько не связаны друг с другом. И после того, как белорусский парламент ратифицировал соглашения по ЕЭП, Дмитрий Медведев имел возможность успешно дистанцироваться от крови, пролитой режимом в Минске. Однако этого не сделал. Хотя, варианты были: а) не признать выборы; б) признать с оговорками, в) признать с условиями. Например, Россия могла бы признать итоги выборов, но только после того, как будут выпущены все задержанные. Все. Больше ничего не надо. Аппарат бы доделал все сам. Это с одной стороны. С другой – Дмитрий Медведев бы получил прекрасную возможность для игры с Западом по белорусской тематике. В-третьих, он бы сохранил свой имидж современного демократического руководителя у братского белорусского народа. Теперь всего этого нет. А репортажи по российскому телевидению, которых, к тому же, не видят в Беларуси... Все это несерьезно. Складывается ощущение, что это только я критикую Дмитрия Медведева за принятое, и на мой взгляд, не верное решение. Однако читаем Андрея Суздальцева дальше: "По мнению автора данного материала, Россия выиграла иллюзию решения проблемы, но одновременно совершила стратегическую ошибку". Что же это у нас получается? – Либо Андрей Иванович противоречит сам себе, либо он указывает на имеющееся противоречие в решении Кремля. Если сопоставить две ключевые фразы из данного текста Андрея Суздальцева, то получится следующее: "Выборы должны были быть признаны, так как соглашения по ЕЭП подписаны А. Лукашенко... Россия выиграла иллюзию решения проблемы, но одновременно совершила стратегическую ошибку". Что получается? – Что признав выборы, Россия совершила стратегическую ошибку. После этого остается только еще раз процитировать Андрея Суздальцева, его первый вопрос данного аналитического материала – "Зачем Россия признала декабрьские выборы в Беларуси?" Т.е. если мы в итоге получаем, что Россия совершила стратегическую ошибку, то мы вновь и вновь задаем себе вопрос – зачем тогда было признавать декабрьские "выборы" в Беларуси, если это – стратегическая ошибка? Что можно было сделать – я написал уже выше. В результате, чтобы сегодня и завтра не сделал официальный Минск – Москва будет запятнана этими решениями. И кстати, ну, хорошо, признали выборы, допустим. Почему не осудили избиения задержания кандидатов в президенты и простых граждан республики? Или Москва эти действия официального Минска одобряет? 23 декабря у российского руководства была уникальная ситуация – наверное, впервые с 1994 года была такая ситуация, что у официального Минска не было никаких средств давления на Москву: ЕЭП подписан (9декабря) и ратифицирован (21-22 декабря). Все. У Дмитрия Медведева козырь по непризнанию итогов выборов. Можно диктовать любые условия – хоть покупка "Беларуськалия", который стоит больше, чем вся остальная белорусская экономика вместе взятая, что особенно интересно с учетом объединения российских калийных компаний, хоть освобождение из-под стражи всех задержанных и проведение новых досрочных выборов по демократическим стандартам. Однако шанс был упущен. Далее, еще одно заблуждение Андрея Суздальцева и тех, кто ответственен за принятие политических решений по Беларуси: "Понятно, что пока в Беларуси не с кем подписывать и не на кого ставить". Ну, это проблемы Москвы на самом деле. Запад активно работал в Беларуси последние двадцать лет, и ему есть и с кем подписывать и на кого ставить. Даже если власть зачистит весь актив белорусской оппозиции, через год-два пойдут новые всходы. А если Россия как не работала, так и не будет работать со своими сторонниками, то через 5-10 лет тут вообще никого не будет. Это с одной стороны. С другой стороны, данный "сложнейший вопрос" решается элементарно. И Россия может его решить. Только не хочет. И тут уже белорусская сторона бессильна. Поэтому опять-таки этот вопрос к Москве. Вопрос элементарно решается следующий образом – предоставлением гарантий безопасности. Публичных, непубличных – неважно. Они должны быть. Как только хоть один политик в республике (или из тех знаковых людей, которые проживают в Москве) получит гарантии безопасности от Москвы, все остальные проблемы – создания организации, численность, ресурсы, акции, поддержка в СМИ, налаживание диалога с белорусскими силовиками и госаппартатом, и т.д. и т.п. – решаются автоматически. Как только мы ставим вопрос таким образом, то сразу все становится на свои места. Соответственно, то, что в Беларуси нет сильных пророссийских лидеров и структур, ориентированных на Москву – это чисто проблема Москвы. В Беларуси – авторитарный режим, а после 19 декабря – жесткий авторитарный режим. Здесь не Украина, где каждый местный клан взял власть в своем регионе и начал создавать свою политическую надстройку в виде партий, общественных движений и СМИ. Поэтому белорусское общество имеет массу вопросов к Москве, и эти вопросы касаются не только признания российским руководством грубо фальсифицированных итогов последних президентских выборов. Если Андрей Иванович готов принять участие в дискуссии, милости просим. Приглашаю принять участие в ней и других экспертов и политологов..
27.12.10 18:51
загружаются комментарии

Юрий Баранчик