Новогодний Минск или кладбищенская ночь на зоне

Такого "убитого" Минска на Новый год я еще не помню. Тишина на улицах, свободные такси, дома без света в окнах. Вместо того, чтобы как весь цивилизованный христианский мир отметить этот праздник рождения громко и со вкусом, хотя бы так, как отмечали наступление 2010 года, когда от шума петард невозможно было уснуть до пяти утра, или так, как в этом году в Москве, Нью-Йорке, Париже, Лондоне, где сотни тысяч людей вышли на улицы, Минск "умер". Понятно, что это первая, пока эмоциональная реакция белорусского общества на произошедшее в ночь с 19 на 20 декабря. Белорусы были и остаются партизанами, поэтому пока просто ушли в "духовные леса". Когда выйдут оттуда и насколько прозревшими и сильными – непонятно. Часть людей уедет из страны, и их места под "белорусским" солнцем займут новые счастливые колхозники, для которых переехать в столицу средневекового колхоза уже будет за большое счастье. Кто-то наляжет на белую. Кто-то уйдет в себя. Все это не то, что будет – уже есть. Но очевидно одно – прежней Беларуси больше нет. Нет больше "синеокой". На ее месте – зона. В которой нет закона, а есть только понятия. Где теперь любого за любую мелочь можно закатать на нары. Вот в такой стране мы все проснулись 1 января 2011 года. В прошлом году первого числа нас всех еще только кинули на 20% наших сбережений. Теперь и это можно было бы считать "за счастье". В этом году все гораздо хуже. На страну надели тюремный намордник и всем сказали – "ша". Конечно, странно, что в этой ситуации те, кого многие из нас всегда считали врагами – пытаются нас от зоны защитить, а те, кого мы считаем своими друзьями или даже братьями – делают вид, что так и должно быть, что участь белорусов – жить на зоне. Очень странно. Если не сказать больше. В прошлом году много было споров – мы уже Северная Корея в центре Европы или еще нет. Кажется, что этот спор сегодня больше не актуален. Мы "успешно" за две недели проскочили это уже довольно выгодное для нас сравнение. Мы теперь зона в центре Европы. Некоторые, горячие головы могут, конечно, задать и следующий вопрос: "Осталось только определиться с одним небольшим сугубо терминологическим и теоретическим вопросом: если на зоне сидят уголовники, а в концлагере политические, то к чему ближе "новая" Беларусь – к зоне или концлагерю?" И сделать из него соответствующие выводы. Мы пока торопиться не будем. Ну, в самом же деле – не может же в стране, победившей фашизм....
05.01.11 19:08
загружаются комментарии

Юрий Баранчик