Борьба за государство: формирование площадки внутриполитического диалога. Часть первая

Беларусь: почему не сработала теория «управляемого хаоса»

Сегодняшняя белорусская политическая реальность такова, что власть в Беларуси – это государство, а государство - это, прежде всего, президент. Соответственно, вся нынешняя система власти в стране – это персонифицированное отражение личности нашего президента со всеми плюсами и минусами. В этих условиях критиковать государство огулом – бессмысленно, поскольку государство начинает защищаться. Соответственно, для рассмотрения любых вопросов государственного устройства, внутренней и внешней политики, экономики, финансов и т.д. необходим трезвый и взвешенный подход.

Например, возьмем один из последних таких случаев. Белорусский Центризбирком направил главе государства Александру Лукашенко предложения по изменению избирательного законодательства. Изменения предусматривают расширение возможностей для выдвижения кандидатов в депутаты, в частности - предоставление возможности выдвигать кандидатов в депутаты парламента республиканским общественным объединениям численностью 1 тыс. человек, а также расширение возможностей для ведения предвыборной агитации. В частности, речь идет об увеличении размеров личных избирательных фондов кандидатов в депутаты и президенты, о возможности открытия личного финансового фонда для кандидата в депутаты местного уровня. Вместе с тем ЦИК надеется создать условия по недопущению использования статуса кандидата в депутаты для ведения кампании по бойкоту выборов, что продемонстрировали оппозиционные партии летом-осенью 2012 года. В принципе, достаточно здравое предложение, которое несколько смягчает нынешнее весьма жесткое избирательное законодательство.

И как на эту инициативу власти отреагировали политические оппоненты? Про прозападную оппозицию, независимо от названия партии и лидера, и говорить нечего – она сразу же отвергла предлагаемые белорусским ЦИК изменения как косметические. Удивительно было, что жесткой критике предложение белорусского ЦИК было подвергнуто и некоторыми из тех партий, которые были в свое время выпестованы самой администрацией белорусского президента. Возьмем, например, Либерально-демократическую партию Белоруссии (ЛДПБ, лидер – Сергей Гайдукевич, так сказать, белорусский аналог российской ЛДПР). В своем заявлении заместитель председателя партии Олег Гайдукевич (сын Сергея Гайдукевича) считает категорически неприемлемыми предложенные белорусским Центризбиркомом поправки в Избирательный кодекс поправки, т.к. они якобы могут привести к распаду партийной системы в стране.

Заявление заместителя председателя Либерально-демократической партии Белоруссии Олега Гайдукевича о том, что ЛДПБ считает категорически неприемлемыми предложенные белорусским Центризбиркомом поправки в Избирательный кодекс, свидетельствует, прежде всего, о том, что данная партия боится конкуренции со стороны общественных организаций. Для серьезной партии участие общественных организаций, а тем более неполитических, таких как общество охраны памятников, общество филателистов и любое общество защиты жуков не должно представлять никакой опасности, т.к. в партии находятся политические профессионалы, для которых не составит никакого труда победить политических неофитов. Наоборот: для партий данный законопроект, если будет поддержан президентом, чрезвычайно выгоден, т.к. на фоне своих слабых конкурентов из общественных объединений кандидаты от партий будут смотреться достаточно эффектно.

В целом, не совсем понятен внутренний посыл данного заявления. В то время как белорусский Центризбирком наконец-то после долгих лет нерешительности сделал первый, пусть и не очень громкий шаг к либерализации одного из самых жестких на постсоветском пространстве избирательных законодательств, одна из крупнейших белорусских партий почему-то критикует этот первый робкий шаг. Реакция со стороны ЛДПБ могла бы быть совсем иной, одобрительной: можно было бы дать понять белорусскому ЦИК, что он действует в правильном направлении, и что от этого первого шага стабильность всей политической системы республики, которая в настоящее время держится исключительно на одном человеке, только выиграет. Вместо этого, ЛДПБ начинает запугивать как чиновников, так и население страны какими-то страшилками. Именно вот этот момент, связанный с активизацией использования фактора страха, выглядит наиболее контрпродуктивно.

На самом деле, предложенные белорусским ЦИК изменения связаны с тем, что на прошедшем в конце октября съезде республиканской общественной организации «Белая Русь» (РОО «Белая Русь»), которую многие оппоненты называют «партией власти», администрация президента решила не преобразовывать ее в партию и оставить в статусе общественного объединения. Также крупным республиканским объединением является белорусский «комсомол» – Белорусский республиканский союз молодежи (БРСМ), который также в случае принятия поправок ЦИК белорусским президентом получит право участвовать в выборах. Ничего страшного в этом нет. Вместе с этими организациями в выборах получат право участвовать и другие белорусские республиканские общественные объединения.

Т.е. несмотря на то, что поправки ЦИК вызваны необходимостью решить конкретную ситуативную политтехнологическую задачу, с точки зрения либерализации одного из самых строгих избирательных законодательств на территории СНГ, они вполне прогрессивны. Речь здесь не идет об отказе от критики. Критика как элемент наработки иммунитета системы необходима. Вопрос в ее продуктивности. Что же мы видим в этом плане со стороны прозападной оппозиции?

Лидеры прозападной оппозиции не меньше власти виноваты в тех проблемах, с которыми сталкивалось и сталкивается республика. Их, с одной стороны, амбициозность, а, с другой, - бездеятельность и интеллектуальная немощь, были и остаются одними из главных факторов, которые привели к тому, что сегодня политическая система страны держится исключительно на авторитете фигуры президента и его поддержке силовыми структурами. Что, конечно же, не есть хорошо, т.к. такая политическая система весьма неустойчива и находится в постоянном напряжении.

Лидеры оппозиции отказались в свое время признавать исторические реалии белорусского общества. Но мало этого, в своих заблуждениях они продолжают пребывать и сегодня, все дальше толкая страну к экономическому кризису, потере национальной идентичности и межцивилизационному расколу. Несомненно, что старая команда политических лидеров белорусской оппозиции нуждается в кардинальной смене.

Вместе с тем, если раньше между прозападной оппозицией и властями республики была четкая идеологическая граница, то сейчас по многим вопросам оппозиция и прозападная колонна внутри власти занимают одни и те же позиции. Достаточно вспомнить, как тяжело многими представителями власти воспринимался российский проект создания Таможенного союза, а сейчас Евразийского союза. Или возьмем ситуацию с празднованием в этом году в Беларуси 200-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года. Или возьмем последние инициативы бывшего министра культуры, а ныне посла республики во Франции Павла Латушко по массовому воссозданию объектов и мифологем польской культуры на территории Белоруссии. Здесь также многие представители чиновничества и академической науки встали на сторону идеологов прозападного пути развития. Пресса об этих прискорбных фактах писала предостаточно.

 В чем же главная ошибка оппозиции? На мой взгляд, она состоит в том, что в свое время она отказалась от статуса конструктивной оппозиции и в решении проблем внутреннего политического развития решила опереться не на внутренние ресурсы, а на внешние, чем вынудила президента стать на жесткие позиции в отношении своих политических оппонентов. Соответственно, лидеры оппозиции в таком же полном объеме ответственны за нынешнее состояние политической системы страны, как и власть, которая вынуждена была защищать себя как выбор белорусского народа в тех конкретных исторических и социально-экономических условиях, в которых наша страна находилась в 1994-2012 годах. А исходя из того, что прозападная оппозиция в тактике и стратегии своих действий полностью подконтрольна своим западным кураторам, то отсюда вытекает вывод о том, что именно Запад целенаправленно создавал такую тупиковую ситуацию конфронтации власти и оппозиции, поскольку он заинтересован не в развитии политической системы страны в целом, а в ее стагнации и переходе на более низкие ступени развития.

Т.е. очевидно, что ситуация «управляемого хаоса» находится отнюдь не только где-то там далеко, в Северной Африке или на Ближнем Востоке. Она – здесь, рядом, создается целенаправленно прямо внутри белорусской политической системы. Поэтому сегодня, оглядываясь назад, мы можем с полным на то основанием сказать, что во многом именно оппозиция виновата в том, что политическая система страны в целом потратила прошедшие годы не на развитие, а на войну. В том, что Запад на определенном этапе, кульминацию которого можно очертить очень недвусмысленно – 2006-2010 годы, частично смог реализовать стратегию «управляемого хаоса» и по отношению к республике.

Причин, по которым данная попытка потерпела провал, несколько – это и недооценка устойчивости белорусской власти со стороны Запада, и более качественный кадровый потенциал белорусской власти по отношению к своим оппонентам внутри республики, и отсутствие крупных нефтегазовых месторождений на белорусской территории. Но главная причина – это постоянная экономическая поддержка белорусской экономики со стороны России (8-10 млрд. долларов ежегодно за счет поставок дешевой нефти и газа) и вступление республики в интеграционный евразийский проект. Только в 2010 году, когда республика закончила период внешнеполитических шараханий, стало возможным сказать, что попытка создания «управляемого хаоса» в республике, аналогично тому, как это удалось сделать США на Украине и в некоторых других постсоветских республиках, в Беларуси не сработала.

В настоящее время стремительно сузились временные рамки принятия стратегических для нашей страны решений. После того, как в 2010 году попытка создания «управляемого хаоса» в республике потерпела провал, Запад начал создавать новые предпосылки для запуска другого сценария - ливийского. Поэтому общественным и политическим деятелям, а также представителям экспертного сообщества, необходимо приложить усилия для того, чтобы а) власть перестала ощущать себя в перманентной опасности, б) почувствовала (хотя бы внутри страны) отсутствие агрессивной внешней среды и в) начала уделять внимание не стратегии удержания власти в рамках конфронтации с радикальной оппозицией, а стратегии развития.

Данная постановка вопроса позволяет радикально поменять рамку, «формат» рассмотрения политических процессов в нашей стране за последние восемнадцать лет.


Продолжение следует….
11.03.13 12:56
загружаются комментарии

Юрий Баранчик