Отдать жизнь за Александра Григорьевича

Был на прошлой неделе в Москве. Как раз в те дни, когда и Александр Лукашенко[url=, но, естественно, по совершенно другому поводу.], но, естественно, по совершенно другому поводу. Впрочем, в Кремль меня тоже занесло.

После окончания конференции о будущем журналистики мы пошли интернациональной кампанией прогуляться по центру бывшей столицы нашей бывшей родины. На Манежной площади (ровно через сутки русские неонацисты устроили там свой интернационал[/url]) к коллегам из Украины и Грузии подошли российские телевизионщики. Мол, сейчас выясним, какая первая ассоциация возникает у молодых москвичей (!) при слове "Белоруссия". "Что белорусы – очень открытые и доброжелательные люди!" – тут же ответила украинка. Похоже, от нее ждали совсем другого ответа. Во всяком случае, россияне сразу же утратили к "молодым москвичам" интерес. Откуда ж им было знать, что накануне мы очень тепло посидели все вместе – белорусы, украинцы, русские...

(К слову, во время этих вот посиделок посмотрели и российский телерепортаж о "пакте Лукашенко-Молотов". Слегка ироничная манера представлять главу белорусского государства заставила усомниться в крепости этого самого пакта и еще раз задуматься
о его содержании[/url]).

Впрочем, довелось в эти дни выслушать и совсем иные оценки роли известной личности в истории РБ. Одна из северокавказских журналисток сначала обвинила нас в клевете на нашу же родину (мол, неправда, что для посещения Интернет-кафе в Беларуси
нужно иметь удостоверение личности[/url], она недавно ходила совершенно свободно), потом заявила о своем желании эмигрировать к нам и настойчиво предложила поехать встречным курсом, "в свою любимую Россию". Градус дискуссии (довольно односторонней, как телепрограммы – что БТ, что РТР) все повышался, и вскоре зазвучали слова о том, что россиянка готова ЖИЗНЬ ОТДАТЬ ЗА АЛЕКСАНДРА ГРИГОРЬЕВИЧА. Против этого никто не возражал (более того, к этому моменту хотелось, чтоб случилось это как можно скорее). Остановить дальнейшую эскалацию конфликта удалось лишь руководствуясь "аксиомой ремонта" (который, как известно, нельзя закончить, а можно только прекратить).

Но вот о чем я подумал в самый разгар "российско-белорусского конфликта". У нас-то таких страстных, с пеной у рта выступлений за президента я уже давно не слышал! Раньше, помнится, – лет десять назад, – и в очередях, и в транспорте частенько доводилось быть свидетелем моментального возгорания "очагов напряженности" – с минимумом аргументов и максимумом эмоций в защиту всенародно-избранного (лучшая защита, как известно, нападение). А сейчас...

Видно, что-то, и вправду, уже изменилось.

"И я слышу вопрос и не знаю ответа, Но когда я, наконец, закрываю глаза, Я отчетливо вижу полоску света Там, где Ветер Надежды наполнит мои паруса". А.Макаревич.

.
13.12.10 0:29
загружаются комментарии

Aндрей Бастунец