Будет ли протест?

1. Немного истории.

У многих складывается мнение, что профсоюзы без борьбы сдали позиции независимости  и стали на службу режиму. Это далеко не так. В1993 году был принят Закон о профессиональных союзах. Беларусь стала одной из первых республик на территории бывшего Союза,  принявших законодательный акт о независимости профсоюзного движения.  Оно освобождалось от прежних пут.. Систему подавление работников  режим  Лукашенко вынужден был  создавать в жестком противостоянии с профсоюзами. Он, популистски,  начиная с первых дней своего президентства, играл роль  защитника.  В каком-то смысле профсоюзы оказались ему конкурентами. В конце 1994 года, выступая  в зале ФПБ, Лукашенко высказал идею создания в стране тотальной системы контроля, которая включала бы КГБ, МВД, КГКи профсоюзы. Но ни   ФПБ, ни тем более Свободный   и другие альтернативные профсоюзы не приняли эту идею.

В феврале 1995 года ФПБ, опираясь в первую очередь на крупные профсоюзы промышленности, входящие в БАНПП, организовала и провела на площади Свободы 40 тысячный митинг против безработицы, низкой зарплаты и падения уровня жизни.  Министром  МВД  был  тогда  генерал Захаренко, и милиция нам  не препятствовало.

. В августе 1995 года профсоюзы  минского метрополитена объявили   забастовку из-за несогласия руководства подписать тарифное соглашение.  Стачка длилась  несколько дней и по указанию президента Лукашенко была разогнана спецназом,  а организаторы арестованы. Была также приостановлена деятельность Свободного профсоюза. Только после вмешательства МОТ профсоюз возобновил свою работу. Между администрацией и руководством профсоюзов образовалась серьезная напряженность, которая увеличилась после того, когда в 1996 году на Всенародном собрании председатель ФПБ В.Гончарик и другие представители профсоюзов открыто, проголосовали против готовящегося референдума по изменению Конституции.

В начале 1999 года, втайне от профсоюзов, без согласования,  Лукашенко подписывает Декрет 29 о переводе всех работников на краткосрочные трудовые контракты. Профсоюзы в феврале этого года проводят митинг против декрета у Дворца спорта, в котором приняло участие не менее 15 тысяч человек. Со стороны администрации делалось еще несколько попыток наладить отношения  с ФПБ, даже была организована встреча Лукашенко с руководителями отраслевых профсоюзов, но они  оставались на своих позициях. Конечно, в ФПБ не было единства, большая часть профсоюзных лидеров  хотела и требовала от руководства «не бодаться" с властью. Но часть крупных профсоюзов: народного образования, автосельхозмаша, радиоэлектронной промышленности и некоторых других проводили независимую политику, в частности, при заключении тарифных соглашений и коллективных договоров.

В 1999 году  власти запрещают Ассоциацию независимых профсоюзов промышленности. Наносится удар по свободным профсоюзам. Активистов начинают увольнять с работы по разным, часто надуманным причинам.   В 2000 году администрация президента предлагает председателю ФПБ В.Гончарику в обмен на хорошую должность принять меры по отстранению от руководства профсоюзами Т. Чоботову, меня, А.Ярошука, Г. Федынича. Но В. Гончарик отказывается принимать участия в этих интригах. В профсоюзах понимают, что надо искать и использовать все формы борьбы, в том числе и солидарную поддержку. В мае 2000 года Пленум Совета АСМ принимает решение обратиться в Международную организацию труда (МОТ) с жалобой на нарушение прав трудящихся в Беларуси. Основными претензиями были: вмешательство во внутренние дела профсоюзов, система краткосрочных контрактов, увольнение активистов на предприятиях,  изменения  Конституции, нарушающие  Конвенции МОТ. Следует отметить, что сразу после разгона Верховного Совета 13 созыва, и создания "палатки", по предложению Лукашенко в Закон о профсоюзах были внесены поправки,  лишавшие профсоюзы гарантий независимой деятельности.  В 2001 году В.Гончарик стал единым кандидатом от демократических сил на президентских выборах. Против ФПБ стали проводиться контрольно-репрессивные мероприятия, в том числе, и запрет на безналичный сбор членских взносов, что создало серьезные финансовые проблемы в профсоюзных структурах, укрепило внутреннюю оппозицию. Под давлением, как внешних, так и внутренних сил, в 2002 году В.Гончарик уходит с поста председателя ФПБ.

На Пленуме Совета ФПБ председателем был избран Ф.Витко. Но было ясно, что это решение временное, так как уже действовал "оргкомитет"  по подбору новой кандидатуры.  Ф. Витко сказали примерно так:  претензий к вам не имеем, но ФПБ должен возглавить человек, которому президент доверяет на 100 процентов.

Подобное характерно для диктаторских и авторитарных режимов. Под давлением администрации на предприятиях и усиливающихся репрессий, отсутствие решающей поддержки среди работников профсоюзный актив оказался деморализован. Против "назначения» Л.Козика на должность председателя ФПБ на Пленуме Совета ФПБ  выступил открыто один я, а проголосовали против всего 18 человек. Следует отметить, что представители профсоюза РЭП во главе с Г. Федыничем воздержались при голосовании. С приходом Л. Козика, на  должности в аппарате Совета ФПБ были назначены бывшие работники Таможенного комитета, КГБ, администрации президента.   В конце 2003 - 2004 годах от руководства профсоюзами были отстранены А.Ярошук, я, затем Чоботова. Из профсоюза радиоэлектронной промышленности  почти все предприятия перешли в профсоюз промышленности. Я не буду описывать все перипетии борьбы профсоюзов с администрацией, не в этом цель  статьи. Я показал хронологию событий в противостоянии профсоюзов с режимом, что бы те, кто пытается осудить профсоюзы в бездействии, видели,  что не все было просто для режима в этой борьбе. Еще хочу сказать, об одном эпизоде. В октябре 2003 года я провел пикет,  на Октябрьской  площади,  протестуя  против нарушения прав трудящихся и профсоюзов, был арестован и осужден. Если международное профсоюзное и рабочее движение поддержало меня, то среди работников предприятий, профсоюзников,  как зависимых, так и независимых,  особой солидарности не было. Как не было ее с метрополитеновцами в 1995 году, с  уволенными с предприятий Минска, Могилева, Гродно и  других городов нашей "необъятной" страны. Как не было, и нет  сейчас настоящей рабочей солидарности с работниками предприятия" Гранит".

 

2. О солидарности.

 

Часто слышишь, "что мне профсоюз даст или что я буду иметь, если вступлю?", "профсоюз ничего не делает" и другие подобные высказывания. Эти вопросы возникают у  людей,  плохо представляющих  сущность профсоюзного движения. Когда человек не понимает, что профсоюз - это он сам и его товарищи по работе. И если, по его мнению, профсоюз "ничего не делает", то это относится и к нему. Плохо работает выборный орган? Не на месте избранный лидер?  Переизберите  их. Но не чувствуйте себя винтиком или потребителем,  от которого ничего не зависит! Ты сознательно создал вместе с товарищами профсоюз или вступил в него для защиты своих интересов в общественном производстве. Твои противники -- капиталист-собственник, работодатель. Ты представляешь класс наемных работников. И твои интересы и интересы класса собственников почти диаметрально противоположны.

Но профсоюзы дали себя обезоружить так называемым "социальным партнерством", которое на постсоветском пространстве поставило профсоюзы на ступеньку или две ниже партнера - работодателя. В Беларуси только в 90 х годах профсоюзы пытались стать независимыми от работодателя, от администрации, но политический режим, в конце концов, пресек эти попытки, включив ФПБ в систему тотального контроля над  рабочими. Одной из причин фактической социальной беспомощности профсоюзного движения в Беларуси является бюрократизация структур и аполитичность. Аполитичность профсоюзов проявляется в том, что они не имеют собственной политической позиции и стали на службу нынешнему режиму Лукашенко. В Европе, да и в других странах, где демократические порядки,  профсоюзы не только занимаются социальными и экономическими проблемами, но и активно участвуют в политической борьбе. Нынешним  профсоюзным  лидерам   безопасно всю профсоюзную деятельность сводить к заключению коллективных договоров и соглашений, при этом соглашаясь с ролью второго или третьего плана в этом процессе. Я неоднократно говорил, что при авторитарных режимах, диктатурах не может быть независимой профсоюзной деятельности.   Все профсоюзы, как бы они себя не называли, ведут себя по правилам, установленным администрацией и капиталом.

. В этих волчих объятиях власти  профсоюзы напоминают зайца, который изображает или воображает себя социальным партнером. Если в России, в профсоюзном движении еще есть возможность проявляться независимым очагам, то в Беларуси независимое профсоюзное движение практически раздавлено.

В Беларуси Лукашенко долго изображал себя защитником рабочих, этаким народным  радетелем. Хотя   время показало настоящее отношение его к рабочим. Хамское и пренебрежительное. Они уже стали главными виновниками провалов его экономической политики. Рабочие будут молчать, пока не поймут, что их жестоко эксплуатируют,  и главный в этом президент Лукашенко.  Уезжают  тысячами на заработки в другие государства или довольствуются зарплатой, за которую не купишь и метр жилья. Но протестовать не будут, ибо потеряли главную силу рабочего класса - СОЛИДАРНОСТЬ.

 

    3.   О перспективах

Кардинально жизнь рабочих улучшаться не будет. Нет экономической базы для этого. Я не думаю, что рост экономики, который показывает правительство, соответствует объективно реальности. Особенно осложняется положение в промышленности. Нельзя же все время выезжать на нефтехимическом производстве или производстве калийных удобрений.  Проблема в неконкурентоспособности промышленных товаров. А значит в падении производства. Стабильность, о которой так много говорит Лукашенко и его правительство на самом деле оборачивается экономическим застоем, который не позволяет качественно улучшить социальное положение трудящихся и повысить уровень жизни. Высокая инфляция свидетельство тому, что за все приходится расплачиваться наемным работникам и бедной части населения. Рабочий МАЗ, МТЗ и ряда других элитных предприятий,  получающий 7-9 и более миллионов рублей,  не понимает,   не хочет,  да и не будет понимать рабочих и своих, тем более других предприятий, получающих по 3-4 миллиона рублей. Есть еще один немаловажный фактор, разрушающий рабочие единство. Дело в том, что кадровый состав рабочих стареет, а молодежь, приходящая на смену,   не всегда связывает свою будущую деятельность с предприятием из-за низкой оплаты, плохих  условий труда, хамства начальников, тотального контроля и других причин.  В результате рабочие не объединяются,  не ведут организованной борьбы   за улучшения  своего положения сознательно создавая свои  организации, а стараются найти где- либо место получше. А получается везде примерно одинаково.   Пока каждый работник будет заботиться только о своем положении, равнодушно будет смотреть на общее положение рабочих, своих коллег и товарищей, никакой организованной борьбы, никаких протестных акций против политики проводимой режимом Лукашенко не будет.

     
 

.
17.02.13 20:31
загружаются комментарии

Александр Бухвостов