Национал-лукашизм против белорусских символов

Интереснее и интереснее наблюдать эволюцию белорусской государственной идеологии на примере недавнего двухсерийного фильма "Нацыянальная дылогія. Статут ВКЛ", снятого одиозным "Агентством политических новостей".


С таким характерным БТшным задором, с интонацией, которой госпропаганда обычно обвиняет несчастную оппозицию в работе на все вражеские разведки мира, нам шапкозакидательски на белорусском языке (!) рассказывают историю Статутов Великого княжества Литовского. До буквально последних минут первой серии фильма тебя не покидает ощущение, что смотришь демократический "Белсат", пусть и не самый удачный образец их продукции.

Но это только до того момента, когда рассказчика заносит на тему "Погони" и бело-красно-белого флага и не начинается вдруг красноречиво на двадцать минут посреди фильма о, вроде, Статутах привычная прямая и беспомощная ложь о "лихих девяностых" и о том, что, мол хотя "Погоня" и была главным символом ВКЛ, она всё равно им как бы и не была. Спасибо, хоть коллаборантов и "Великую Отечественную" не вспомнили.

Как Лукашенко торговал национальным возрождением

Сворачивание национального возрождения в первые годы правления Лукашенко объясняются, мне кажется, не столько какой-то личной идейной неприязнью, сколько прежде всего стремлением выторговать максимальные преференции у России, особенно на фоне тогдашней резкой десоветизации и дерусификации в странах Балтии, Украине, Молдове. Об этом говорят и очевидцы (Алег Трусау, например), об этом говорят и более поздние повадки Лукашенко. На фоне новостей о мнимом или не мнимом притеснении русскоязычных где-нибудь в Латвии и Эстонии Беларусь тогда парадоксальным образом стала примером страны, где в пользу русского языка угнетался национальный язык и где глава государства в слезах ностальгировал о распаде СССР. На этот товар в лице Кремля нашёлся благодарный покупатель (вероятно, ещё даже до собственно избрания Лукашенко в том далёком 1994 году).

Лукашенко знал и знает о главной мозоли российской власти - о фантомной боли об утраченной империи. Отсюда он до сих пор, хотя и с меньшим успехом, продолжает петь соловьём о том, что "белорусы и русские - один народ", хотя за последние годы в ошибочности этого утверждения, кажется, убедились даже сами русские.

Если бы в 90-е платили не за русский язык, а за польский, Лукашенко стал бы насаждать польский. Когда в 2000-е платили венесуэльцы, в Минске появлялись скверы боливара, по Уго Чавесу объявляли трёхдневный траур, а Лукашенко картинно вытирал слёзы на его похоронах.

 От показного русофильства к национал-лукашизму

Если бы платили за белорусский язык и за национальную культуру, Лукашенко говорил бы на белорусском и возвращал бы улицам старые навания. И постепенно национальное возрождение действительно становится необходимым даже для режима.

Во-первых, общественное мнение в Беларуси неумолимо меняется в сторону осознания себя как самостоятельной нации с самостоятельными историей и интересами - пусть пока что и с доминирующим русским языком и под уродливым красно-зелёным флагом. Против этого настроения играть нельзя, ему приходится следовать.

Во-вторых, власти по определению нужно обоснование собственной легитимности, а здесь нет лучшей опоры, чем исторические корни.

Вот мы и видим восход этакого национал-лукашизма с фильмами про то, как наш статут древнее этой фаст-фудовой америкосовской конституции (и они нас демократии учат!) и с круглыми столами в "Звязде", благосклонными к Белорусской Народной Республике, ибо, как читается меж строк, провозглашением БНР белорусский народ де выразил волю к строительству сильного государства, в чём конечно же наиболее преуспел никто иной, как Лукашенко.

Россия перестала кормить Лукашенко в обмен на подписание какого-нибудь очередного соглашения об окончательном и навечном учреждении Союза, нет, Союзного Государства России и "Белоруссии". А значит даже Лукашенко приходится задумываться о том, что надо строить из Беларуси полноценное национальное государство. В фильме даже где-то проскальзывает идея о том, как, мол, канцлер Сапега талантливо лавировал между Западом и Востоком, с напрашивающимися однозначными аналогиями.

Национальные символы и лукашенковская идеология

"Погоне" и бело-красно-белому флагу здесь нету места только и исключительно потому, что эти символы (в первую очередь флаг) уже закрепились как однозначные символы борьбы против режима Лукашенко. И это, в принципе, хорошо, что эти герб и флаг остаются не запятнанными.

Так что даже когда лукашенковское телевидение начнёт петь оды православному белорусскому полководцу Константину Острожскому и когда признается, с кем же воевала Беларусь в фатальной для её истории "Неизвестной войне", про "Погоню" устами какого-нибудь чергинца от геральдики будут бредить, что это просто какой-то очередной немецкий герб, а про бело-красно-белый флаг будут говорить, что он никакого отношения к красно-белым цветам "Погони" или к флагу Речи Посполитой конечно же иметь не может. Или что вообще этот флаг придумали какие-то большевики-революционеры, с Лениным и под "интернационал" - то ли дело нынешний красно-зелё... нет, постойте....
03.04.13 1:16
загружаются комментарии

Алесь Чайчыц