Беларусь на обочине 13.06.2018

По большому счету, в том, что нынешняя Беларусь в политическом отношении как ни пришей кобыле хвост, виноваты создатели и ликвидаторы ВКЛ. Ну, какого лешего строить государство от моря до моря, потом сдавать его Польше, чтобы та, в свою очередь, проиграла сначала Российской империи и затем Советскому Союзу?!

Правда, Польша, в конечном счете, кое-как выкарабкалась (хотя от раны, полученной в конкурентной борьбе с победившей ее Россией, оклематься не может до сих пор). Современная Литва, принявшая в дар от «кровавого тирана Сталина» Вильно и присвоившая наследие ВКЛ (отчего не присвоить, если другие наследники поздно очнулись), со всей антисоветской и антироссийской страстью прибилась к «семье европейских народов» в надежде продлить свой исторический век. Не уверен, что это у нее получится (депопуляция в Литве идет страшными темпами: 3,5 млн человек жило в стране в 1990 году – в 2017-м осталось 2,7 млн), но выбор: ЕС и НАТО – сделан, причем осознанный, с расчетом на лучшее во всех отношениях будущее.

Украина (еще одна наследница территорий ВКЛ) мучительно определяется между разделом (словно по образцу «братской» Речи Посполитой) и возвращением в эпоху правления Леонида Кучмы, когда «Украина – не Россия», но от этого всем, всем, всем что в Европе, что в России, что в самой Украине ни жарко ни холодно. Крым при любом исходе остается российским. И третий, совсем уж фантастический, но столь желанный для многих заседающих в Раде, вариант: единая Украина без Крыма и части Донбасса; Украина, которая тянется к Европе, но вечно до нее не дотягивается. В отличие от Польши и Литвы, политическая перспектива Украина кажется неопределенной. Однако признание ее таковой дает возможность так или иначе описывать будущее страны.

А что Беларусь, четвертый выходец из ВКЛ и Речи Посполитой, она-то как дальше жить собирается? Я имею в виду внешнеполитический или, если угодно, цивилизационный выбор. Второе определение предпочтительнее в силу того, что позволяет отбросить пустопорожние рассуждения о «многовекторности» и суверенитете и сконцентрироваться на основной проблеме Беларуси как государства: «Мы привержены союзу с Россией (тут не важно, какому конкретно) или берем курс на выход из него?»

Хитрость беларусского политического разума отвечает на этот вопрос так: «Остаемся в союзе с Россией, чтобы получать материальную и социальную выгоду, но уклоняемся от выполнения союзнических обязательств и даже от соблюдения приличий, которые предписаны союзнику, если такое поведение дает плюсы для выстраивания отношений с коллективным Западом». Или же хитрость свидетельствует о следующем: «Так сложилось после распада СССР, что независимая Беларусь сохранила тесные экономические, политические и социальные связи с Россией, но в перспективе наша страна должна быть равноудаленной как от России, так и ЕС, и в равной степени приближенной к ним».

Хитрость в политике – вещь сама собой разумеющаяся, даже в договорах между партнерами и союзниками. Только в нашем случае она ведет к отказу от союзничества. Какой смысл второму союзнику (России) способствовать реализации рожденного этой хитростью плана?

Справедливости ради стоит отметить, что Россия многого от нас не ждет. Но ЕС или НАТО тоже не ждут от Литвы того, чего страна не может дать в силу своего экономического или демографического потенциала. И для благополучия Беларуси России сделала не так уж мало. Почему же беларусский правящий класс, удержавшийся у руля государства в том числе благодаря экономической и политической поддержке со стороны России, так тяготится даже номинальным союзническим долгом?

Ответ, мне кажется, лежит в мировоззренческой плоскости: нашему правящему классу очень хочется быть «западнее». Словосочетание «независимая внешняя политика» призвано убедить западных «партнеров», что Беларусь – не Россия никак не меньше, а то и больше, чем Украина. Хорошо, но как быть с почти тотальной экономической зависимостью Беларуси от России? Чтобы избавиться от нее, слов министра иностранных дел (Макея или любого другого) об интересах суверенной Беларуси явно недостаточно.

Хитрость беларусского политического разума воображает, что она сможет бесконечно долго «продавать» коллективному Западу «особые беларусско-российские отношения», словно бы Россия не замечает факта «продажи».

Как только Россия перестает видеть в Беларуси союзника, последняя превращается в своеобразный дотационный регион первой (социально-экономического коллапса в Беларуси России не допустит, зачем ей находящаяся в столь плачевном состоянии соседка, когда границы между странами фактически нет). Будет и после этого беларусский политический класс упорствовать в своем стремлении быть «западнее», Россия мешать ему не станет, предупредит только, что настоящая граница появится и Беларусь, наконец, обретет независимость от российских дотаций. Ну, и кто тогда усомнится в том, что Беларусь – не Россия?! Западные партнеры точно не усомнятся (особых беларусско-российских отношений уже не будет), но и на содержание нас вряд ли возьмут. А нам ведь этого и не надо, правда? Мы же талантливые и трудолюбивые, сами сделаем Беларусь great again. Вот и ладненько.

Словом, пришло время определяться. Не то чтобы уже завтра имеет смысл сообщить народу о стратегическом выборе по ТВ, через БЕЛТА и «СБ», просто нужно готовить страну (или ее уже готовят, но рядовому гражданину этого не показывают) к тому, что «как раньше» уже не будет.

Держа в уме минимизацию экономических потерь и социальных потрясений, выбор, полагаю, придется делать в пользу нейтралитета (о стремлении Беларуси к нему записано в Конституции). Нюансы нейтрального статуса страны мы сейчас разбирать не станем, удовлетворимся общим толкованием понятия в виде житейской формулы «мы не с вами и не с ними». Но как бы мы ни трактовали нейтралитет теоретически, нужно совершать действия, подтверждающие ту или иную трактовку.  

С чего начнем? Логично начать с ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности). Нейтралитет – это, в первую очередь, когда мы не воюем в союзе с кем-то против кого-то. Созрел беларусский политический класс к тому, чтобы сообщить о выходе Беларуси из организации, где главную роль играет Россия? Нет, не созрел. Но следовать «союзническому долгу» (причем не только в рамках ОДКБ) беларусский политический класс тоже не собирается.

И как выходить из этого «положения в раскоряку»?

Думаю, уже поздно выходить из него. Остается одно: и дальше «раскорячиваться» до разрыва седалища.

Подвела вас, соотечественники, хитрость политического разума, ой, как подвела. Решили не участвовать в истории ни на чьей стороне, вот и сидите теперь, «геополитически травмированные», на ее обочине и бубните себе под нос про свою любимую «многовекторность», вас никто и трогать не будет. Вы же этого добивались?

Білоруські друзі України, з Бабченком вас! 02.06.2018

Помните такой фильм «Тупой и еще тупее», старый, 1994 года, с Джимом Керри?

Но там только два вымышленных дурака, а вокруг истории  с недоубиенным Аркадием Бабченко их столько, что ее название могло бы выглядеть так: «Тупой, еще тупее, и еще тупее, и еще, и еще, еще, еще… и т.д.»

Но так как обитатели украинского политикума и сочувствующие им – натуры легко ранимые, слово «тупой» заменим словом «неумный».

Неумные в СБУ, неумные в Генпрокуратуре Украины, неумные в Администрации президента Украины, неумные в МВД Украины, неумные в Міністерстві закордонних справ…

Хотя согласитесь, что после воскрешения Бабченко автоматом с языка срывалось нетленное, авторства Лаврова: «Дебилы, бл…дь!»  

Дебилы ведь они все, правда, білоруські друзі України?

Вы, фанаты Майдана, вы, потребители шоколада Roshen, вы, презирающие вату и колорадов, вы, горячие сторонники европейского пути, вы, побеждающие в своих мыслях Путина и там же разваливающие Россию, – вы как «Бабченко» кушать будете?

Именно «Бабченко», в кавычках, потому что не человека, а явление. Теперь и Украина уже иначе называться будет – Бабченкова Украина или Украина Бабченкова. Стать же прежней – нормальной –  Украиной (без Крыма, конечно, но это плата за неумное поведение) у нее получится только с помощью обновленной версии политики Кучмы. А вам, білоруські друзі, придется изворачиваться, чтобы убедить слушающих вас, что вы за Украину саму по себе и обязательно европейскую, за ее территориальную целостность, за украинский народ, который достоин лучшей жизни, но никак не за неумную-неумную-неумную власть в лице Грицака, Луценко, Порошенко и т.д.

На самом же деле вы как раз за эту власть, потому что она вся такая антироссийская и антипутинская. А раз так, то и сами вы «бабченковы» персонажи.

Наговариваю на вас?

Опровергните меня.

Вы выступали в поддержку бесстрашной украинской патриотки Нади Савченко, когда она сидела в Москве? Выступали. С ней, как показало время, вы облажались. Сейчас облажались с Бабченко (в кавычках и без них). Новые подходы нужны. Обращайтесь с призывом к международной общественности, чтобы она помогла вправить мозги украинской власти. К народу Украины обращаться не советую не только потому, что он вас не услышит, но и потому, что майданная власть исключила народ из списка выразителей политической позиции. Народ нужен для майдана, потом он только мешает, вы это знаете.

Если бы вы были политически посмелее, я бы предложил вам «тайный сговор» с поляками, венграми, словаками и румынами (с соседями Украины то есть, за исключением Молдовы, она «солидаризируется» с Румынией при таком раскладе, и России, с империей вы «шушукаться» не станете… или станете?). Окрик из пяти стран сразу (пятая мы, Беларусь): «Эй, соседка Украина, не дури!»

Смелостью такой вы не обладаете, потому…

Впрочем, чего это я рассоветовался.

Вам же нынешняя украинская власть как родная, вы лучше меня знаете, как ее лечить. Но поторопитесь, а то как бы «проклятая Рашка» раньше вашего докторов в Киев не прислала.

Мировой бардак как гарантия мира 22.05.2018

До чего все хорошо складывается в этом лучшем из возможных миров!

Противоречия между державами, между разными империями и их частями, между государствами помельче, между глобалистами и изоляционистами, между какими бы то ни было политическими концернами и корпорациями – противоречия множатся, множатся и множатся.

Причины этих противоречий называются политиками и описываются экспертами. Кто-то доверяет одной версии происходящего, кто-то – другой, кто-то – третьей, кто-то – трем в совокупности и еще добавляет четвертую от себя, а кто-то вообще уверен, что настоящих причин простому смертному никогда не узнать.

Нас приучили, что человеческий мир живет экономическими интересами, а все остальные проявления общественной жизни так или иначе «кормятся» плодами их реализации. Ну да, мы ж не олени лесные, а культурные приматы, производим и потребляем материальные блага, каковых в природе в готовом виде нет. Производят и потребляют в разных частях мира в разных объемах. И нам объясняют, что такое несоответствие приводят к разного рода конфликтам.

Торговые и валютные войны, санкции, эмбарго, квоты, заградительные пошлины, аресты банковских счетов и пр. Со всякого рода барьерами на пути импорта все более или менее понятно: защита собственного производителя. Но как отвечать обидчикам тому, кого не пускают на рынок, а симметричного ответа у него нет? Простить и забыть? Нет, нужно придумать способ «подгадить» бывшему торговому партнеру в другой сфере. Пример прямо противоположный: когда экономические санкции вводятся по неэкономическим мотивам. Против России или Ирана, скажем. Тут расчет такой: нарушаешь правила/требования «мирового сообщества» – оно накажет тебя долларом; будет у тебя меньше долларов, и ты не сможешь делать свои «плохие дела» или хотя бы сократишь размах «злодеяний». Еще один вариант: вроде чистая экономика с обеих сторон, но на самом деле конкуренция за влияние в мире. Это уже о торговой войне между США и Китаем, которой якобы удалось избежать.

Выходит, дело как бы и не в экономике при полном ее доминировании в оценке мирового «веса» страны (ВВП и другие показатели материального благополучия) и живущих в ней граждан (зарплаты, пенсии, недвижимость, капитал и т.п.). Скажете: ничего нового. Вроде, и правда, всегда так было: владельцы бОльших материальных ресурсов (товары, производственные мощности и технологии, деньги, техника, вооружение) пытались с их помощью руководить (на административном и идеологическом уровнях) теми, кто располагал гораздо меньшими ресурсами. Со временем простой захват территорий и порабощение сменились дистанционным управлением под «прикрытием» распространения «прогрессивных» норм и ценностей.

Крушение СССР, последовавшие за ним «конец истории» и глобализация, казалось, закрепили такое положение в политическом универсуме. Но глобальная экономика сыграла с глобализмом злую шутку: разбогатело слишком много людей за пределами западного мира, а сам западный мир раскололся на настоящих глобалистов и национальных (то есть тех, кто выступает за лучшую жизнь для своих стран в глобальном мире). Да, основной капитал все еще в руках глобалистов, но разбогатевшие из незападного мира и западные «националисты» претендуют на автономию (вторые пока менее решительно, чем первые). Прямой зависимости от «спонсоров» нет, вместо нее «взаимовыгодное партнерство». Иные же делают вид, что зависимы, чтобы те, перед кем они кривляются, дали денег или обеспечили какими-нибудь преференциями. Самое интересное, что «бывшие хозяева» понимают это, поэтому либо пытаются сбросить такой балласт, либо помышляют о добром старом принуждении «вновь обращенных» и колонизированных.

Альтернатива такая, словно нет никакой альтернативы. Сбросишь балласт – какой ты глобальный гегемон. Станешь принуждать? Но как? Врагов, например Иран, и тот санкциями «удушить» не получилось (планируется попытка «номер два»), а тут какие-никакие партнеры. Или ударить по врагам, чтобы колеблющиеся одумались? Так маленькую Сирию во главе с Асадом и то через войну, а не через «экономическую изоляцию» решили «проучить» (раньше Ирак, Югославию, Ливию). «Воспитательный процесс» идет плохо, и сами «воспитатели» за время войны испортиться успели: не только проект глобализации поставили под сомнение, но и контроль над «мировым порядком» упустили.

Если с Сирией так выходит, то что будет в случае с противниками посильнее? И кто согласится терпеть неудобства серьезной экономической войны или будет готов мириться с жертвами настоящей войны? Адепты глобализма? Но терять деньги и умирать будут не они, а граждане конкретных стран. Французам или итальянцам это надо? Или, может, избиратели изоляциониста Трампа примут как должное пошедший на дно авианосец американского флота?

Крушение СССР позволяло говорить о победителях и побежденных. Спустя четверть века после этого события победители оказываются в ситуации, когда снова надо побеждать. Но кого? Ясного ответа на этот вопрос нет, поэтому многие из лагеря победителей вообще не видят смысла в битве, на которую их зовут «союзники». Грандиозного успеха и большой славы всемирная политическая история на современном этапе никому не позволит получить. Нет, стычки продолжатся, но триумфаторов не будет.

Если же случится обратное и некая сила (одна страна, коалиция или те самые невидимые адепты глобализма) одержит верх, то нам обеспечена диктатура планетарного масштаба. Потому, раз уж биполярная система приказала долго жить, пусть в мире царит вполне сносный бардак, окончательной ликвидации которого мешают интересы различных противоборствующих сил на разных фронтах (как явленных жителям планеты, так и скрытых от них).

Власть говорит, свядомый слушает 27.03.2018

Ах, если бы не дурацкий хапун на Якуба Коласа и не задержания в регионах, как бы все хорошо было.

Мы только учимся работать по-новому. Но могу заверить вас: научимся мы быстро. Ведь вы, ребята из «новой оппозиции», прелесть какие конструктивные и незлопамятные: простили «режиму» аресты и прочие чинимые им (то есть нами) неудобства в прошлом. И правда, разве могут быть счеты, когда на кону национальное самосознание и независимость страны!

Да-да, Беларусь у нас одна на всех и для всех. Некляев и Статкевич с этим не согласны? Так их же мало. А нас – празднующих и охраняющих праздник – много, очень много (больше только тех, кому и праздник, и его охрана, так сказать, по барабану).

Однако к вам, празднующим, у нас есть один вопрос: «Вы что думаете дальше: так же флагами махать, песни петь, делать бизнес на национальной идее или все-таки забирать у нас власть?» Так вот если думаете о втором, то сообщаем: «Мы можем быть националистами еще лучше вашего, если это нужно будет для удержания власти в наших руках». Вы, как люди идейные, даже получите удовольствие от того, что ваши противники теперь говорят вашими словами. Мы понимаем, вам, таким позитивным, креативным и одухотворенным мечтой о вольной Беларуси, верится в то, что ваше ненасильственное сопротивление, в конечном счете, изменит нас, то есть власть, после чего и вы лично (один, второй, третья…) в реальное управление страной просочитесь.

Или вы все-таки полагаете, что мы никогда не адаптируем целиком ваше видение того, какой должна быть Беларусь? Скорее всего, вы правы. Но так как вы конструктивные, то к такому видению будете подталкивать нас исключительно праздниками и диалогами, и мы будем позволять вам праздники, и будем вести с вами диалоги. И вам будет приятно, и нам будет приятно. Ну, зачем эти хапуны и задержания?.. Хотя во многих странах – самых демократичных – власти иногда колотят демонстрантов. Поколотили – и на этом все, «ответка» не прилетает: никакой тебе смены правительства или чего-то там еще из требований улицы.  

Празднуем и разговариваем.

Разговариваем и празднуем.

Вы же против революции? Мы знаем, что против, ведь вы патриоты и уверены: революцией обязательно воспользуется коварная Россия, и тогда прощай независимая Беларусь.

Да и не только революция нам не нужна, всякие социальные протесты тоже лишнее. Ну согласитесь!.. На ваш праздник пришло 30 тысяч человек. Больше? 50 тысяч? Вот видите. На марши тунеядцев до ничтожных трех тысяч еле дотягивало (даже на разрешенном в Минске). Но и этого числа хватило, чтобы мы в штаны наложили: и декрет переписали, и деньги «сознательным тунеядцам» вернули. Вы же молодцы – не пошли на те протесты, дождались праздника через год. А если бы вы всей этой массой в 50 тысяч проявили себя в прошлом году? Все, не было бы праздника около Оперного по случаю 100-летия БНР. Почему? Да потому что мы до сих пор бы не оправились от испуга, а вы бы не были такими сговорчивыми на встрече в Мингорисполкоме, где согласовывался формат мероприятия 25-го марта. Мы ведь в авторитарной стране живем, не в демократической, у нас массовые уличные протесты еще имеют силу, какую они потеряли в странах, где проходят настоящие выборы. Если власть не выбирают, то и меняют ее не на очередных выборах – так мы, засевшие во власти, думаем, поэтому и раздули такой громадный карательный аппарат.

Эксперты, журналисты пишут, что власти «заигрывают» с националистами, чтобы подать сигнал Москве: смотрите, мол, мы не какой-то там «русский мир», у нас националисты в большом количестве имеются, так что о смене власти тут даже не думайте. Только вот как аншлюс Беларуси Россией, так и еще более пророссийские, нежели сейчас правящие верхи, «усаженные» в Минске Москвой, – оба этих варианта основаны на эмоциях по отношению к России (ненависть, страх и т.п.), а не на реальной оценке положения дел. Причем этим эмоциям подвержены и вы, свядомые, и часть из нас, государственных националистов. Нет, мы, конечно же, предъявляли вас России как антироссийский элемент, предъявляем и будем предъявлять. Но больше вы нам нужны для другого. Запад сейчас «прессует» Россию, от чего у последней может значительно ухудшиться материально-финансовое положение, а это, в свою очередь, негативно отразится на благосостоянии белорусов. В ситуации, когда народ недоволен постоянным урезанием пайка, любящая праздники и диалоги оппозиция очень подходит власти.

Только не приписывайте нам лишних заслуг. Мы под дулом пистолета не заставляли вас соглашаться на праздник и диалог. Вы сами пришли к нам с такими предложениями. Нас они устроили. И альтернативы же им нет, верно?..


Национализм, одолевающий Лукашенко 13.03.2018

Президент Беларуси, реагируя на материалы российских СМИ, в которых ему «инкриминируется» беларусизация, раздраженно сказал: «Слушайте, мне что, германизацию здесь устроить?!»

С российскими СМИ в общем все понятно: авторы обеспокоены тем, что такие шаги беларусского общества на пути обретения национальной идентичности непременно приведут к ревизии прошлого (т.е. истории отношений Беларуси и России), а также изменят характер связей между странами в будущем.

А чего нервничает Лукашенко? Логика ведь у него железная: беларусизация в Беларуси. Почему это не сказать спокойно? Может, просто не любит, когда в России о нем плохо говорят?.. Конечно, куда приятнее, когда о тебе пишут как о надежном военном союзнике и разумном руководителе государства, сохранившем советское индустриальное наследие. Или Александр Григорьевич боится следующих упреков из тех же СМИ: «А не выступает ли беларусизация началом новой истории, дальнейший ход которой потребует выхода Беларуси из интеграционных объединений с Россией и некоей формы союза с ЕС и НАТО?»

На последний вопрос президент Беларуси, вероятно, ответил бы в своем излюбленном стиле: «Чушь! Мы всегда были с нашей братской Россией. Только человек, который хочет принести беду на беларусскую землю, может мечтать о разрыве связей – культурных, социальных, экономических, политическим, военных – между нашими странами. Не знаю, что случится после моего ухода с поста президента, но пока я президент, лучшего друга, чем Беларусь, у России нет и не будет».

Подобных спичей мы слышали много. Только раньше в российских СМИ не говорили о «национальном повороте» в Беларуси применительно к действиям руководства страны, а Лукашенко клялся в дружбе к России, как правило, по экономическим поводам (чтобы не потерять «союзнические» преференции). Я думаю, что не одни «голоса из России» раздражают президента Беларуси, но и его собственная «неудобная» позиция: чтобы «противостоять» России, он соглашается с беларусизацией (пусть «мягкой»), но беларусизация как идея принадлежит националистам. Выходит, что фраза «Лукашенко идет на поводу у националистов» не лишена правдивого содержания.

Беларусь как страна, родившаяся внутри советского проекта, т.е. Беларусь Лукашенко, повзрослев, решает стать националисткой. Да, пока не парламентское большинство партии БНФ формирует правительство, его по-прежнему назначает Лукашенко. Личная власть еще в его руках, зато идеология и рассказы о том, какой должна быть Беларусь завтра, пишутся (частично написаны) другими людьми. Строить Беларусь наперекор националистам и построить ее для них – раздражение президента легко понять.

Если Лукашенко действительно предан советской идее и не считает себя старым для «исторических свершений», ему придется «идти на Москву», чтобы содействовать ресоветизации в России, там самым продлевая жизнь и советской Беларуси (ресурсы на такой проект, будем честны, есть только у России).

В сегодняшней России велик запрос на левую политику. Борец с олигархами, сторонник сильного социального государства, антизападник и друг России – этот имидж президента Беларуси хоть и потускнел с годами, но не выцвел окончательно. Путин слишком «повязан» своими друзьями из либерального правительства и бизнес-сообщества, чтобы взять серьезный крен влево, а уж тем более отважится на ресоветизацию (он сказать-то этого не сможет, не то что начать делать). К тому же Путин больше белый, чем красный, больше имперский и русский, чем советский.

Лукашенко надо воспользоваться будущими шестью годами президентства Путина. Вместо «русского мира» и беларусского национализма возрождение советского проекта (Украину тоже придется в него «заманивать»).

Допустим, Лукашенко и вправду решит таким образом «отомстить» националистам и всем тем, кто помешал ему в 90-х годах стать главой Союзного государства. «Поход на Москву» означает, прежде всего, пропаганду – пропаганду возможности и необходимости ресоветизации. Но есть ли у Лукашенко специалисты для борьбы на информационном поле? Не знаю, может, и припрятаны на черный день. Нужны организаторы процесса, сочинители/упаковщики контента и распространители пропаганды среди широких народных масс. С учетом имеющейся в распоряжении государства базы для «информационных атак» и рупора в виде интернета затраты будут сравнительно невелики.

Сколько денег было выброшено на идеологов, а националисты значительно меньшими средствами из западных фондов сделали свою идеологию главенствующей. Государственные газеты и телевидение, бесконечно нахваливая лично Лукашенко, тоже не напрягались в создании идеологии альтернативной национализму, зато бюджет «доили» с наслаждением.

В небольшой и небогатой стране, которая не отгорожена от мира «железным занавесом», и нельзя выдумать некую «свою», непохожую ни на какую другую идеологию. Национализм для бывшей части империи вполне естественен. Только в нашем случае есть один нюанс: Беларусь «сбежала» из российской или советской империи? Ответ Лукашенко, противника националистов: «Из советской, но не сбежала, ее буквально вынудили принять независимость предавшие государство СССР и советскую идею Горбачев, Ельцин, Кравчук, Шушкевич со своими подельниками». Значит, национализм как идеологию следует отбросить в пользу проекта ресоветизации, который наднациональный и не мыслится в категориях метрополия/провинция, почему и возможна сама формулировка «поход на Москву» (не настойчивые просьбы поделиться с союзником ресурсами и деньгами, а реальное сотрудничество, направленное на возрождение советского социально-экономического уклада).

«Троянская кобыла» Канопацкая 04.03.2018

Мало чего происходит в белорусских оппозиционных партиях, а тут Анна Конапацкая решила «свергнуть» Анатолия Лебедько с поста председателя ОГП. Серьезное дело!...

Ну, если бы депутатом Палаты представителей была не сама Анна, а ее теперешний помощник Денис Тихоненко, то в названии стояло бы словосочетание «троянский конь», но так как депутат не он, а она, то и художественная составляющая текста требует слова «кобыла».

Хотя сам пост не об этих двух бунтовщиках внутри ОГП, а об Анатолии Лебедько. Его, председателя партии, протершего десятки пар штанов в этой должности, развели как ничего не смыслящего в политических играх мальчишку.

Сообщала ли Анна своему партийному начальнику, что ее (соперничающую в округе с Короткевич) пропустят в парламент, или он узнал об этом в основной день голосования? Если не сообщала, тогда они не были однопартийцами-единомышленниками еще полтора года назад. Если сообщала – значит, они на пару одобрили фальсификацию выборов в свою – лично Канопацкой и ОГП в целом – пользу. Если же власти сделали Анне сюрприз, то вопрос к Лебедько не снимается и звучит так: «Вам известно, что: а) выборы по Минску не состоялись; б) Канопацкая не могла выиграть у Короткевич по определению; в) власти таким шагом убили двух зайцев: пустили «по просьбе Запада» оппозиционера в парламент и нанесли удар по популярности Короткевич. Почему вы не признали всего этого сразу после выборов?»

Прямо по пунктам и в тот же день, как только Канопацкая стала депутатам. Так бы и сказал: «Да, власти откликаются на «просьбу Запада»: в отсутствии необходимой явки в 50% делают депутатом оппозиционного политика, члена ОГП Анну Канопацкую, хотя очевидно, что при любой явке победителем должна быть Татьяна Короткевич».

Но Анатолий Владимирович привык изворачиваться. Это ж ведь именно он вчера за бойкот, а сегодня за участие. Изворачивался он и на президентских выборах-2015, не сумев собрать 100 тысяч подписей. Извернулся и в случае с Канопацкой: мол, наши активисты не наблюдали за выборами в округе (наблюдателям Короткевич веры нет), поэтому не можем сказать определенно, была явка или нет. Ага, во всех округах Минска явки не было, а за Канопацкую люди прямо бежали голосовать.

А вот отказался бы от «ставленницы власти» Канопацкой полтора года назад (ведь ОГП сколько лет криком кричит за справедливые выборы), то сейчас депутат не претендовала бы на его место председателя партии. Но изворачивался, жутко хотелось продать на тот же Запад факт, что у ОГП есть депутат парламента.

Не берусь судить о хитрости ума самой «троянской кобыла» (близко с ней не знаком), но что бы она себе не придумала (или чьи бы идеи не взялась реализовывать), ворота в крепость ОГП в сентябре 2016 года открыл для нее сам Лебедько. Чем закончится их борьба, предсказывать не стану, да мне и все равно, я не член ОГП. Но с эстетической точки зрения победа «троянской кобылы» Канопацкой смотрелась бы привлекательнее, ведь на флаге ОГП что изображено? Лошадь. Конь или кобыла – художник оставил нам простор для фантазии.

Дзень Волі ў гіпермоле 28.02.2018

Хоць бы адзін сказаў: “Мо лепей зусім нічога не рабіць?” Не з прычыны стомленасці ад спрачэк сказаў бы, а з той, што адна трасца: шэсце па праспекце ці музыкі ля Опернага тэатра.

Для “свядомага кола”, гэтых вечных палітычных тынэйджараў, Дзень Волі ёсць адным з мацнейшых эратычных перажыванняў. Дужа любяць яны смакаваць падзеі 25 сакавіка 1918 году, калі нараджэнне Беларусі абвесцілі, а нарадзіць яе не здолелі. Такой бяды, здаецца, пазней усё адно якая-ніякая Беларусь з’явілася, з 1991-га дык і незалежнай стала, прычым у межах значна большых, чымся ў 1918-м.

Мяркую, збольшага нелюбоў да ўсяго “савецкага” з боку адраджэнцаў і прыязнае стаўленне да гэтага ж “савецкага” ранняга Лукашэнкі надавалі даце 25 сакавіка палітычную моц. Сёння ж, калі Лукашэнка да сваёй ідэнтыфікацыі “праваслаўнага атэіста” дадаў “рускамоўнага беларускага нацыяналіста” і пра незалежнасць краіны згадвае нават падчас каментавання працы Белгідрамета, у Дня Волі няма палітычнага джала. Альбо яно ёсць вельмі слабое, ніхто не адчувае яго дотыку.

Улады, абраўшы шлях на прыватызацыю пэўнай часткі нацыяналізму, не забываліся і на адміністрацыйна-паліцэйскія сродкі “заспакаення” апазіцыі. Таму сёння яны і могуць прапаноўваць пляцоўку ля Опернага тэатра для святкавання: маўляў, хочаце спяваць беларускія песні і нешта дэклараваць пра незалежнасць – калі ласка, вось вам месца. У шырокага ж кола грамадства скура тоўстая – ніякія спевы і выступы “25.03” яго палітычную свядомасць не абудзяць, нават калі дзея будзе транслявацца ўсімі незалежнымі СМІ ды папулярнымі блогерамі.

Каб тыя ж самыя людзі, што звярнуліся ў Мінгарвыканкам з нагоды 25-га сакавіка, папрасілі пляцоўку для дэманстрацыі беларускасці/беларушчыны ў другі дзень, сталічныя чыноўнікі, мяркую, не былі б супраць: “Нам усё роўна, калі Вайцюшкевіч з Вольскім спяваць будуць: 25 сакавіка ці 8 красавіка”

Спадар Статкевіч з яго патрабаваннем, каб абавязкова было шэсце (якое не стане шматлюдным), не тое што прайграе маладзейшым, “крэатыўным і прасунутым”, калегам, а падкрэслівае аульную нямогласць Дня Волі як з’явы. Спявай, мітынгуй, хадзі па праспекце – любы рух выключна для цябе самога і такіх, як ты, тых, каго ўжо не трэба агітаваць. У праекце “25 сакавіка” для грамадства няма захапляльнай ідэі пераўтварэння жыцця. Без такой ідэі масавыя канцэрты, мітынгі і шэсці магчымыя, калі за іх арганізацію бяруцца ўлады. Вось стануць “чыстыя” нацыяналісты кіраваць краінай, тады і "прывучаць" беларусаў да святкавання 25 сакавіка, як Лукашэнка прывучыў да 3 ліпеня.

Калі ж любоў да Дня Волі з нацыяналістычнага сэрца не выгнаць, то з гэтай любоўю трэба сунуцца туды, дзе мінчукі і госці сталіцы нядзеляй (сёлета 25-га сакавіка прыпадае якраз на нядзелю) час бавяць – у гіпермол. У такіх будынках заўсёды ёсць вялікая пляцоўка, там можна паставіць гукаўзмацняльную апаратуру. Вайцюшкевічу, калі яму заплацяць, няма розніцы, дзе спяваць: ля тэатра ці ў гіпермоле. А я не заплацяць – тым больш няма розніцы (у гіпермоле яшчэ і цяплей). Таксама застануцца з прыбыткам іншыя хлопцы і дзяўчаты, дзядзечкі і цётачкі, якія зарабляюць грошы на беларушчыне (сама арганізацыя мерапрыемства плюс продаж розных тавараў з нацыянальнай сімволікай і такім самым зместам).

І не трэба пераймацца наконт колькасці ўдзельнікаў: народ, што ходзіць па крамах, пачуўшы спевы, спыніцца і паслухае. СМІ і блогеры зробяць цудоўныя рэпартажы ды стрымы, бо атрымаюць магчымасць чапляцца да “простых беларусаў”. А гіпермолу дадатковыя некалькі сотняў пакупнікоў і падзяка ад Мінгарвыканкама (прыватна-дзяржаўнае партнёрства ў дзеянні).

25 сакавіка: Дзень яднанне дробнабуржуазнай, спажывецкай свядомасці беларускай нацыі са свядомасцю нацыянал-дэмакратычнай меншасці.

А спадар Статкевіч, як ён упісваецца ў мерапрыемства?

Спадар Статкевіч са сваім тузінам адэптаў будзе мець магчымасць хадзіць вакол будынка гіпермола, на паркоўцы каля яго і на чысцюткай беларускай мове гучна казаць: “Liberté! Égalité! Fraternité!”

БНФ как наше всё 26.02.2018

Давно не проводилось исследований касательно узнаваемости партий в Беларуси, но я не думаю, что произошли кардинальные изменения и партия БНФ потеряла лидерство.

Этими тремя буквами многие граждане именуют всю оппозицию Беларуси, и БНФ как «страшилка из 90-х» в некоторой степени мешает работе других партий по привлечению к себе внимания избирателей.

В настоящее время БНФ переживает не лучшие времена как организованная структура. Расслабились партийцы. Объяснение этому не только в личностях, ответственных за текущие дела в партии. Общественно-политическая обстановка в стране не позволяет БНФ зазвучать с прежней силой. Во-первых, отсутствуют условия для конкуренция между «держателями» власти и их оппонентами , а во-вторых, эти держатели сами стали в известном смысле БНФовцами, присягнув на верность независимости, своей истории, «мягкой беларусизации» и пр.

Если бы вдруг сегодня появилась реальная политическая конкуренция, то БНФ «громил» бы оппонентов из действующей власти за то, что они: а) поздно начали дрейф в сторону «беларуской суверенности»; б) даже сейчас не решаются на такую линию в политике, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что Беларусь действительно распрощалась с зависимостью от России.

Представим ситуацию, что Александр Лукашенко больше не баллотируется в президенты (умер или просто устал и предлагает народу преемника). Все кандидаты, как оппозиционные, так и перенимающий эстафету от Лукашенко, будут говорить банальности о том, как без потрясений внутри страны и резких шагов на внешнеполитической арене сделать Беларусь сильнее, а жизнь ее граждан – богаче, здоровее и веселее. Чтобы понравиться массовому избирателю, они будут соревноваться на поле электоральных предпочтений, описываемых шутливо-серьезной формулой: «Такой же, как Лукашенко, только лучше».

И только кандидат от БНФ будет ярко отличаться от конкурентов. Потому что будет говорить конкретные вещи, буквально вколачивая их в сознание избирателей. Выход из всех интеграционных объединений с Россией, граница с Россией, белорусский язык – единственный государственный, борьба с российской пропагандой, вступление Беларуси в НАТО (с описанием социальных, экономических, культурных, юридических и политических преимуществ от таких действий).

Принято считать, что кандидат от БНФ (то есть националист) не может победить на всеобщих выборах (допускаем, что голоса на них считают). Но это исходя из реалий дня сегодняшнего, а что там будет в двадцатых годах?..

Победит или придет вторым, сейчас не так важно. Разговор идет о понятности кандидата и о наличии у него целевой группы. Националист понятен, и если он не собирается никого карать за «недостаточную беларускость», то и не так страшен. Остальные кандидаты будут биться за тех, за кого и кандидат от власти (и частично националист). Третьей силы – не националисты и не власть – пока нет, потому что не предъявлена идея вкупе с несколькими конкретными вещами, которые уведут избирателя из сетей власти и не отпустят к националистам.

Возможно, у партий и есть необходимый для заманивания избирателя набор, но до ушей избирателя он не дошел. Или дошел, но не приклеился к партии как ее идентификатор. Третья сила должна иметь имя. И только когда избиратели массово станут говорить: «Этот от власти, этот от БНФ, а вот этот от…» – мы сможем констатировать ее появление.

«Европейский выбор» от Милинкевича в 2006-м и «мирные перемены» от Короткевич в 2015-м были попытками оппонировать власти, не скатываясь к национализму и традиционной оппозиционной риторике, но третьей силы из этих попыток не родилось. Дальше личностей дело не пошло. Руховец и говориправдовец не потеснили бээнэфовца в сознании избирателей. А его надо потеснить.


Власть не берут на выборах 21.02.2018

Как только в Беларуси приходит время, связанное с тем, что для краткости все еще называется выборами, обязательно возникают споры относительно оправданности участия в них оппозиционных кандидатов.

Спорщиков три вида: одни уже давно против участия, другие давно «за», третьи то «за», то «против» в зависимости от общей политической ситуации и внутрипартийных нужд (говорящих «за выборы» от власти не включаем в число спорщиков вообще, потому что у них другие проблемы, например, кого назначать депутатом: врача или бизнесмена).

Аргументы у всех трех сторон не сказать что железные, но и не так уж слабы, чтобы оппоненты не прислушивались к ним. Возможно, несколько уязвимее позиция у тех, кто участвует в очередных выборах, хотя призывал к бойкоту предыдущих. Но подобные тактические «колебания» не всегда говорят о непоследовательности политической силы, ведь выборы в нашей ситуации лишь инструмент для «делания» политики, но никак не процедура превращения из оппозиции во власть.

Прошедшие в воскресенье 18 февраля местные выборы показали, что власти даже не озабочены тем, чтобы делать хорошую мину при плохой игре. Спорщикам словно бы сообщают из высоких кабинетов: «Хотите – участвуйте, не хотите – не участвуйте, нам все равно. Мы же не для вас выборы проводим, а для себя. Можно было бы и для себя не проводить, но пусть хотя бы часть народа думает, что их голоса что-то значат». Да и сами спорщики, как мне кажется, могли бы прийти к консенсусу: 300 (или меньше) кандидатов от оппозиции на 18100 округов – тут, и правда, участвуй, не участвуй, избиратель в масштабах страны ничего не заметит.

На парламентских выборах другие числа принимаются в расчет, но и при них принцип «мы проводим выборы для себя» сохраняется, поэтому и явка будет, и проценты нужные будут, несмотря на то, есть оппозиционные кандидаты в списках или их там нет.

Более или менее серьезно граждане Беларуси относятся к президентским выборам, но мало, очень мало кто из них верит, что если в бюллетене есть фамилия Лукашенко, то президентом все равно может стать человек с другой фамилией. И не важно, настоящий оппозиционер этот человек или «сочиненный» в администрации действующего президента. Не будь в бюллетене такого соперника Лукашенко – граждане Беларуси лишь обреченно скажут: «Вот и все, теперь даже не делает вида, что с кем-то соревнуется».

Последние настоящие выборы у нас прошли в 1994 году, и теперь весь административно-полицейский аппарат работает на то, чтобы таких выборов больше не было. Если бы отсутствие выборов чрезвычайно злило общество, тогда были бы уместны жаркие споры об участии/бойкоте. Однако массовый избиратель смирился с таким положением дел, и он, быть может, дождется поры, когда отличие кандидатов будет заключаться в одном или двух пунктах программы, и голоса будут считать, но побеждать будут все равно те, кого сидящие в высоких кабинетах (шикарных офисах, ректорате БГУ) будут признавать своими (чтобы обдурить избирателей, эти деятели договорятся между собой). Зато никаких фальсификаций.

Ну а сегодня… А сегодня, впрочем, то же самое, что и в будущем, когда будут считать голоса, – взять власть на выборах нельзя. Выборы проводятся не для того, чтобы ее отдавать. Бывают сбои, как у нас в 1994 году, тогда организаторов выборов подвела неопытность, да и время было революционное. Есть в Беларуси силы, способные взять власть помимо выборов? Нет.

Вот такая незадача: на фальшивых выборах власть не отдают те, кто ей владеет, а в обход выборов брать власть некому (стоит ли игра свеч во втором случае, это вопрос другой, и лично я уверен, что не стоит, потому что королевство маловато, разгуляться негде).

И на фоне столь удручающего бессилия общества перед произволом властей спорить относительно участия/неучастия в выборах оппозиционных кандидатов… Мелко как-то.


Военные преступники: два списка 14.02.2018

Удобно судить побежденного, и судить судом, который принадлежит победителям. Даже если подсудимый и окажется виновен не так сильно, как считала ненавидящая его общественность, другая сторона, т.е. соперник/враг подсудимого, не займет место рядом с ним, несмотря на то, что эта другая сторона совершила не менее тяжкие злодеяния, нежели тот, против кого она дает показания.

А если противник не побежден, трибунал в той же Гааге имеет смысл? Возможен ли такой трибунал? Представим, что кого-то там осудят как военного преступника, а преступник на следующий день по Гааге с пяток ракет выпустит… был трибунал, да весь вышел.

В Гааге судят тех, кто «принимает неправильную сторону истории»: страны и людей, так или иначе бросивших вызов доминированию коллективного запада (глобальному начальству). Но если бы победу одержали принявшие неправильную сторону историю, – то трибунал бы проходил… ну, например, в Сукре (столица Боливии). Впрочем, можно было бы пойти на изысканное издевательство и устроить трибунал в Гааге: мол, где вы нас судили, там и мы вас.

Любой из трибуналов случится не через месяц и не через два, потому что победителей и побежденных в нынешнем мировом противостоянии пока нет. Но как будут выглядеть списки подсудимых, примерно понятно уже сегодня.

В Гааге: Путин и Ко, Асад и Ко, Ын и Ко, филиппинец Дутерте со своими охотниками за наркомафией, руководство Ирана…

В Сукре: Клинтон/Буш-младший/Обама и Ко, Саркози (за Ливию), прочие европейские, а также канадские и австралийские министры/политики (за Югославию, Ирак, Ливию, Сирию, Украину/Донбасс и т.д.), Нетаньяху и Ко, Порошенко и Ко…

Каждая из сторон найдет, кого приговорить.

Есть еще вариант – чтобы не было ни большого (столько лиц и стран!) трибунала, ни нового предела мира, – главные действующие лица из обоих списков должны договориться об относительно мирном сосуществовании в обмен на «сдачу» второстепенных персонажей (например, Асад и Ко против Порошенко и Ко) и/или взять на себя обязательства не вмешиваться туда-то и туда-то.

Хотя, думаю, этот вариант не сработает: противоречия так глубоки, что кто-то обязательно нарушит договор (или же обе стороны нарушат и будут обвинять друг друга: мол, не мы начинали).

В действительности нет одной и второй стороны, это в процессе трибунала будут говорить судьи-победители и подсудимые-проигравшие (смотря кто в каком лагере накануне победы/поражения окажется). Поведение нынешней Турции как нельзя лучше показывает нам, что «стенка на стенку» не работает. Тамошнее руководство, мне кажется, даже не задумывается, с кем же их страна, или определилось с выбором, но умело это скрывает. Понятно, что Турция в первую очередь сама за себя, но на трибунал Эрдоган (или его преемник) поедет в какой город и в качестве кого?

Турецкое «сама за себя» есть лучшее доказательство того, что противоречия в современном мире настолько глубоки и столь трудно разрешимы, что отдельные вооруженные конфликты, происходящие одновременно, будут чем дальше, тем яснее говорить нам, что третья мировая все-таки идет, просто заинтересованные игроки пока могут вести ее подальше от своих территорий.

Вы скажете, что сейчас горячая – большая, не локальная – война невозможна (люди не те, ядерное оружие и пр.), гораздо эффективнее экономическое удушение соперника. Так Иран и Северную Корею до их пор не «удушили». А что, Ирак или Сербию не могли санкциями принудить к выполнению условий «международного сообщества»?

И где гарантия, что свою игру, подобно Турции, не захочет играть реальный лидер Евросоюза Германия? Да, она типа до сих пор под оккупацией, и Бундесвер – НАТОвское подразделение (читай: управляемое американцами), в общем страна находится как бы и на «правильной стороне истории». Но вот хочет же господин Трамп сделать Америку снова великой; если добьется этого, то Германия вместе с ЕС будут выкинуты из той самой истории. А не согласятся с такой судьбой в Германии, так, чем черт не шутит, к трибуналу или же к точке невозврата США и Германия подойдут во взаимоисключающих позициях (и уж действительно дьявольская шутка: союз Германии и России).

Беда только в том, что любой победитель ХУЖЕ. Власть государства (уже не только национального, но и наднационального) в союзе с корпорациями неимоверно усилится, общество как политическая реальность будет близко к упразднению, тотальное администрирование окончательно сделает невозможным участие народных масс (их представителей) в государственном управлении.

Не важно, на каком языке тебе объяснят, что твое мнение никого не интересует. Поскольку «наши» не победят. Победят только «они». В какой бы стране ты не жил, тебе скажут (где-то с улыбкой во весь рот, где-то широко зевая, где-то сквозь зубы, в зависимости от обычаев региона): «Теперь даже не надо делать вид, что управляющие и управляемые из одной людской породы».

Так что если уж докатимся до серьезной бойни или грандиозной финансово-экономической войны, пусть проиграют все стороны. Тогда хотя бы появится шанс исправить мироустройство.

Хватит выбирать! 02.02.2018

Зачем в Беларуси проводятся выборы? Для самоуспокоения власть предержащих: мол, все по закону, по Конституции в стране, никакие мы не узурпаторы, нас народ выбрал, а тех, кого не выбрал, назначили/утвердили те, кого выбрали. Зачем в выборах участвует оппозиция? Затем, чтобы тренироваться и чтобы партии/движения/объединения были готовы к настоящим выборам (допустим, что такое когда-то в Беларуси случится). Зачем на выборы ходят избиратели? Одни просто привыкли ходить, другие – откликаясь на убедительные просьбы начальства.

Так вот многие избиратели уже давно пришли к мысли, что выборы в Беларуси – ненужная трата бюджетных денег. Сейчас у нас проходят местные выборы, и отношение к ним, как мне кажется, одинаковое и у избирателей, и у оппозиции, и у властей. С избирателями все понятно. Оппозиция не скрывает своего отношения к этим выборам: 350 кандидатов (или 360? или 320?) на 18100 округов. Власть тоже не особенно подчеркивает важность выборов: только в Минский горсовет и Могилевский облсовет нет безальтернативных округов, а в Гродненский – аж 57% округов без альтернативы. Про районные и сельские советы и говорить нечего. И даже на этом безрыбье власти продолжают «резать» оппозиционеров на подписях или по декларациям, инерция… По инерции и советы будут стерильными, без оппозиционеров, или с оппозиционерами – 3-5 советов на всю страну.

Итак, избиратели согласны, что можно и без выборов обойтись. Власти, разумеется, никогда не откажутся от проведения выборов. А что оппозиция? Да, есть такой «закон» для политической силы: участвовать в выборах, если нет стопроцентной уверенности в бойкоте выборов избирателями. В Беларуси этот «закон» усиливается рисованием явки, и выборы всегда признаются ЦИК состоявшимися. Плюс после парламентских выборов 2012 года запрещено призывать к бойкоту. Что остается оппозиции? Без конца тренироваться, готовиться к настоящим выборам. Ну, тем, кому 20-30, еще можно себе такое позволить, а тем, кому за 50?

Бойкот запретили, но говорить об отмене выборов как института не запрещено. На местных выборах про это говорить не имеет смысла, но они пройдут 18 февраля, так что забыли про них. Впереди президентские и парламентские (пока не ясно, какие раньше). Так пусть оппозиция идет на них с идеей отмены выборов, пока в стране президент Лукашенко.

Агитация прежняя: выступаю за то-то и то-то, вижу Беларусь такой-то и такой-то, считаю необходимым сделать то-то и то-то. Но все это при условии, что Лукашенко больше не президент, не баллотируется в президенты на очередной срок и, соответственно, не имеет возможности назначать депутатов в парламент. Отрывок из речи кандидата: «Лукашенко, как вы понимаете, не собирается покидать свой пост и заказывает себе нужные проценты для победы. Пока президент Лукашенко сам себя выбирает и назначает депутатов парламента, выборы нужно отменить. Нынешние выборы уже идут, ничего не поделаешь, но вот чтобы не проводить следующие, необходимо организовать референдум, в результате которого выборы в Республике Беларусь будут отменены. Если вы пойдете на избирательный участок и проголосуете в мою поддержку, это будет означать, что вы поддерживаете упразднение института выборов. Если вы мой сторонник и решите не голосовать, это будет означать, что вы уже признали выборы лишним и слишком дорогим для нашего бюджета спектаклем. Хватит выбирать без выбора!»

Таких кандидатов просто не допустят до выборов? И ладно. Пусть все возможные и невозможные кандидаты в президенты и парламент от оппозиции пропагандируют эту идею без участия в выборах. На парламентских власть обойдется и без оппозиционеров в списках кандидатов, а вот на президентских что делать: не регистрировать кандидата «Хватит выбирать!»? Тогда Лукашенко будет соперничать с младшим Гайдукевичем и с реинкарнацией Улаховича. Ха-ха.

Я понимаю, что белорусская оппозиция: а) никогда не объединится; б) не станет проводить кампанию «Хватит выбирать!» ( в рамках выборов и/или вне их).

И сложновато для избирателя? Быть может. Но вот такое придумал и решил записать. Ну, пусть будет…

Крутые парни списками Кремлю грозят 30.01.2018

Минфин США сделал-таки то, чего от него с нетерпением ждала вся прогрессивная общественность: теперь у мира есть список русских олигархов и чиновников, к которым, быть может, будут применены санкции со стороны американского правительства.

Интересно, кто за составление списка отвечал лично? Ведь зарплату человек получал. И думаю, не один. И работа, полагаю, велась долгая. Надо ж раскопать, что Абрамович – это олигарх, а Песков – пресс-секретарь Путина. Это бы я и тысячи мне подобных рядовых жителей планеты за сотню долларов в один вечер такой список сделали, а в США все основательно: эксперты, департаменты, министерства… Серьезные ребята, бабла много, делать нечего, вот и производят за много бабла ничего не стоящий продукт.

Отчего не сразу санкции, но список «на потом»? Что, есть надежда, что Россия исправится, отдаст Украине Крым, разорвет отношения с Ираном, вместе с Китаем разберется с круглолицым весельчаком Ыном, а какой-нибудь российский полковник лично пристрелит Асада?

Или это последние предупреждение очень важным и богатым российским гражданам: «Вот будете по-прежнему поддерживать Путина, так санкции обязательно применим»? Ага, стало быть, эти граждане – миллиардеры и высшее руководство России – такие неумные, что «сговорятся» на дворцовый переворот ради установления над собой уже прямого иностранного управления? Случай миллиардера и сенатора Керимова показал, что олигарху-космополиту национальная «крыша» все-таки не лишняя. И представьте себе переговоры на эту тему между директором ФСБ Бортниковым и банкиром Тиньковым. Если второй еще может на что-то рассчитывать в случае «антипутинского переворота», то первому какой резон сдавать патрона: чтобы остаться без работы или, сохранив ее, писать отчеты о достижениях начальству в США?

Мнение, что санкции не действуют должным образом, высказывалось довольно часто еще до момента нового противостояния России и коллективного Запада. Против Ливии пришлось применять оружие, про случай с Ираном и говорить нечего. Даже Северная Корея позиций не сдает.

Но я не думаю, что США сильно не давят на Россию просто потому, что осознают предельную мощь санкций. Навредить России, ее экономике можно (другое дело, что против нанесения ей большого вреда выступает ЕС, у которого, в отличие от США, довольно высокая экономическая кооперация с Россией). Тут проблема для США в том, что при «реальном наезде» на Россию они расписываются в провале своего глобалистского проекта.

«Реальный наезд» будет означать, что мир катится к новой «холодной войне» («горячая» война с Россией невозможна), т.е. к противостоянию в мировоззренческом плане. В самой России сейчас наблюдается невероятный всплеск интереса к советскому прошлому, в противовес 90-м годам 20 века интерес не осуждать предков, а находить в истории СССР некоторые ответы для жизни сегодняшней. Народ России левый, он ждет ресоветизации (любовь к монархии, дореволюционной России ему так и не «вживили»). Правящий класс, напротив, либеральный: уменьшает расходы на образование и науку, делает платной медицину, не вкладывается в промышленность и создание необходимых для развития страны рабочих мест, – либеральный и космополитичный (кроме силовиков, разве что), и его, этот правящий класс, нельзя по-настоящему отрезать от США как лидера либерального глобалистского проекта. Отрезанный от США (Запада) правящий класс России вынужденно будет превращаться в «советский», а такой пример заразительный. Это сегодня правые популисты в Европе выступают против мигрантов и слишком больших полномочий Брюсселя, но завтра, заметив «советскую зарю» на Востоке, восстанут левые (и полевевшие правые), не те левые, что за гей-браки, а те, что против международного финансового капитала, за социальную справедливость, рабочие места, настоящую демократию и т.д.

США на пути к своему глобальному господству допустили, среди прочих мелких, одну значительную ошибку, связанную с Россией. Им не нужны было пытаться оторвать Украину от России. До последнего Майдана и свержения Януковича Путин и его друзья-олигархи-чиновники еще были согласны с тем, что Россия – большая периферийная территория глобального капитализма (или сегмент ультраимпериализма, если вспомнить термин Каутского). Мюнхенская речь Путина была именно об этом: позвольте нам чувствовать себя хозяевами в нашем регионе, и у мира не будет с нами проблем. Но Россию и Путина в 2007 году на Западе не услышали, и слушать-то не хотели, ну разве будет обращать внимание владелец торговой сети на лавочника, съест и не поперхнется. А тут поперхнулся. Лавочник остался без средств к существованию, а закон на стороне сильного, потому мстит бывший лавочник «по справедливости», вот и горят торговые центры.

Так что если США не хотят, чтобы ультраимпериализм дрогнул под напором еретиков и революционеров из России, они должны заверить Путина и его друзей-олигархов-чиновников, что в регион, на контроль над которым претендует Россия, Запад не сунется. Зачем США та же Украина (мало ли что там старик Бжезинский наплел еще в прошлом веке), если под угрозой сама идея глобального либерального капитализма. Но лично я надеюсь, что такого компромисса не будет, и мир получит пусть не «холодную войну» образца 20 века, но «холодное противостояние» 21-го.

Трамп, Назарбаев, Макей и пингвины 19.01.2018

Ну что, Назарбаев уже враг «многовекторной» и «нейтральной» Беларуси?

Однозначно, вражина!

Хитрый азиат, специально же поехал Трампу, чтобы тот сказал ему перед журналистами: «Нурсултан, дружище, без тебя ситуацию на Донбассе не разрулить. Минские договоренности не работают. Давай решай вопрос».

Нурсултан Абишевич, Нурсултан Абишевич, ну зачем же вы так с нами?.. Ладно, по Сирии переговоры у вас проходили (хотя мы и надеялись, что в трудной ситуации именно о Минске вспомнит наш старый друг Асад, которому мы, разумеется, даже  не собирались помогать, чтобы не злить «мировое сообщество» и особенно США). Ваш регион, ислам, тюрки, арабы… Но Украина!.. Где Казахстан, а где Украина? Чего вы лезете в Европу? Сидите в своей Азии и не мешайте нам верить в то, что Беларусь офигенно важный политический субъект в Восточной Европе! Втянули нас в этот чертов Евразийский Союз, а теперь еще и с США вперед нас подружились.

Наше негодование понятно, однако Нурсултан Абишевич, как он сам говорит, тоже имеет отношение к процессу урегулирования конфликта на востоке Украины. Вот его слова: «Вообще это первоначально должно было быть в Казахстане. Я поездки делал, чтобы собрать всех, чтобы встретились там. Так договорились, что в этом направлении будем работать».

Значит, еще большой вопрос, кто у кого тему Донбасса уводит из-под носа.

Но какое отношение США имеют к Минским соглашениям? Там вроде Германия и Франция от Запада.

Послушайте, не дети же мы с вами. Вон и президент Беларуси говорил, что без американцев стабильности в Украине не достичь. Трамп в беседе с Назарбаевым согласился с белорусским президентом.  

Только Назарбаев тут причем? Надо было с Лукашенко новый «минский формат» обсудить.

Увы, Лукашенко и Беларусь не нужны Трампу и США. А Назарбаев и Казахстан нужны.

Тут все просто. Антироссийский пояс между Балтийским и Черным морями создан: Прибалтика, Польша, Украина. Он не только антироссийский, но и проамериканский. Теперь игра перемещается в Центральную Азию.

Конечно, нельзя не согласиться с господином Макеем, что переговоры могут проходить и в Антарктиде, только бы перестала литься кровь на Донбассе. Но Трамп обращается с предложением к Назарбаеву, а не к пингвинам. Потому что пингвины робко прячутся в утесах и всем своим общежитием никоим образом не претендуют на политическую субъектность.

Когда уже русские захватят Литву? 04.01.2018 1

В 2014 году  в одном из постов здесь, на «Партизане», я сравнил страхи госпожи Дали Грибаускайте относительно российской агрессии против Литвы с фантазиями наркомана. Так уж «обкололись» некоторые политики антироссийскими инъекциями, что бред принимали за экспертный прогноз.

Теперь, в начале 2018 года, хочется спросить: «Ну и где?» Или Россия испугалась нескольких десятков НАТОвских солдат и трех самолетов, которые теперь осели на литовской военной базе, что свернула свои планы по захвату?

Было же понятно еще в 2014 году – атаки России на Литву не будет, потому что:

а) Литва – член НАТО, агрессия против нее означает агрессию против всего альянса (Россия что, могла бы выйти победителем их такой схватки?);

б) в Литву, в отличие от Крыма и Донбасса, не прийти с идеей «русского мира» или «защиты соотечественников»; тут по-русски говорят только те, кто кому за сорок, и то не очень хорошо;

в) наконец, Литва не представляет ни экономического, ни логистического (транспортного, инфраструктурного), ни военного интереса для России; проще говоря: у Литвы нечего брать.

Более того, Литва – стремительно «исчезающая» страна. За годы независимости было потеряно 850 тысяч человек: было 3,7 млн, стало 2, 85 млн. К 2030 году, если так дела пойдут и дальше, в Литве останется 2,4 млн, а к 2040 – 2 млн. Как показало исследование Института мониторинга прав человека, 90,4% молодежи 15-19 лет ответили, что уехали бы в развитую страну, если бы им предложили работу по специальности.

По словам директора Европейского института КТУ Вигаудаса Ушацкаса (бывшего министра иностранных дел), сокращение числа жителей и исчезновение страны – самая большая долгосрочная опасность для Литвы, ее нацбезопасности и экономического благосостояния."Очевидно, что до сих пор в Литве не создана стратегия, нет структурных изменений, которые побудили бы граждан принять позитивную установку и перспективные решения в отношении своей страны. Для этого нужна ясная политическая воля, в основе которой лежат конкретные дела, политическая ответственность", – сказал Ушацкас. По его словам, из Литвы уезжают жители, а страна не способна привлечь их назад, не борется за таланты, необходимые человеческие ресурсы.

И такую депрессивную страну хотела захватить Россия? Нет, я понимаю, что Крым с Донбассом не Каталония и не Бавария, но там хоть по-русски говорят, да и вся Украина для России действительно нечто значительное, чего не скажешь о Прибалтике.

У нас в связи с учениями «Запад-2017» тоже болтали о захвате Беларуси Россией. Но болтали неумные либо проплаченные «эксперты».

Вот у меня вопрос: зачем подобную чепуху с серьезным видом произносят президенты?




Алла Бронь против "американского мира" 19.12.2017

Начался суд над пророссийскими публицистами (курсивом выделяю потому, что эти употребляемые вместе два слова в Беларуси, кажется, стали термином, политическим, юридическим, культурологическим). Юрий Павловец, Сергей Шиптенко и Дмитрий Алимкин почти год ждали в следственном изоляторе, пока против них сочинят уголовное дело.    

Я, по правде говоря, надеялся, что у следственных органов (или у тех, кто «попросил»  их заняться публицистами) хватит рассудительности, чтобы все спустить на тормозах. Но увы… Рассудительность нынче в других местах и других головах обитает.  

Если отбросить «незаконное предпринимательство» (подсудимые получали деньги за свои статьи), по всей видимости, прикрепленное к другим статьям для большей наглядности вины (фигурируют суммы гонораров), то все дело вертится вокруг «разжигания национальной розни, совершенной группой лиц».

Вроде бы все понятно. Пророссийские публицисты, публикуя свои тексты на российских сайтах, сообщали читателям, что белорусские власти заигрывают с национализмом и националистами и выстраивают отношения с коллективным Западом с таким расчетом, чтобы освободиться от «интеграционной спайки» с Россией. А белорусские власти не хотят, чтобы граждане России и, тем более, ее руководство думали о них как о предателях. Поэтому Павловца, Шиптенко и Алимкина нужно обвинить в «разжигании национальной розни». Хотели рассорить белорусский и российский народы, стало быть. Ну да, десятки миллионов пользователей интернета Беларуси и России каждое утро начинали с того, что искали на сайтах слова трех «правдорубов», от чего напряжение между странами и народами едва не привело к разрыву дипломатических отношений.

И это еще не все, как утверждает прокурор, зачитывая обвинения в адрес Дмитрия Алимкина. Оказывается, публицист, творивший под псевдонимом Алла Бронь, «разжигал» рознь по отношению к представителям «американского мира» и «немецкого мира». Чтобы и на Западе понимали: мы судим не за пророссийские взгляды, а за то, что подсудимые сеют «многовекторную» рознь.

Ну, Алла Бронь, реально, крутая тетка. Все соловьевы, киселевы, норкины из России рядом не стояли. У тех телевизор и деньги из российского бюджета, а у Аллы несколько статей на непопулярном ресурсе и зарплата сторожа, и она сеет вражду между народами.

Интересно, что именно Дмитрий Алимкин, подписавшийся как Алла Бронь, опубликовал на сайте Regnum статью, в которой назвал Беларусь «обезумевшим недогосударством». Нехорошо так писать про государство, в котором живешь, но если терпеть это государство не можешь, то иногда тяжело сдержаться. И как только граждане не клянут свои государства – что же, всех за резкие слова в тюрьму сажать?  

А теперь поставьте себя на место Алимкина/Бронь. Ну, на минутку. Прокурор говорит, что подсудимый разжигает рознь по отношению к представителям «американского и немецкого миров». Как бы вы оценили профессиональные и, простите, интеллектуальные способности прокурора, будучи Бронь-Алимкиным и услышав такое? Ведь прокурор на процессе представляет государство, которое дело Алимкину и шьет. Так вот в ответном слове подсудимый вполне может сказать: «Меня, кроме всего прочего, обвиняют в оскорблении государства Беларусь. Я выслушал, что сказал прокурор, и только уверился в своей правоте. Потому приговор, который будет зачитываться по окончании процесса, следует начинать так: «Именем обезумевшего недогосударства...» У меня нет желания оскорблять суд, вместо меня это уже сделал государственный обвинитель, присовокупив к делу каких-то мифических персонажей из американского и немецкого миров».

Однако, оставим господину Алимкину возможность самому продумывать свои речи на суде. Чего-то да скажет. Но как дело заканчивать? Я не знаток правовой казуистики, но будь у меня право «карать или миловать», я бы снял обвинения в разжигании национальной розни за недостаточностью доказательств, а год, проведенный пророссийскими публицистами в СИЗО, квалифицировал бы как наказание за незаконное предпринимательство. Ну, может, еще бы обязал выплатить налоги с гонораров. Или не делал бы этого. Не важно. Важно, чтобы публицисты не сидели в тюрьме. Но так как государство ни за что не признается, что людей почти год держали под стражей без веских причин, какое-то наказание придется считать справедливо примененным (ожидать противоположного от суда в его нынешнем «зависимом» состоянии нельзя).

Ну а дальше? А дальше с пророссийскими публицистами пусть «воюют» пробеларусские публицисты и прочие блогеры/писатели, для которых «замочить» Аллу Бронь вообще-то не составит большого труда, пусть они, но не следователи и прокуроры. Может, и воевать-то в действительности не с кем, а тут аресты, СИЗО, суд… Сколько бюджетных денег зря потрачено…

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 12 След.
Читать другие новости

Игорь Драко