Хватит выбирать! 02.02.2018

Зачем в Беларуси проводятся выборы? Для самоуспокоения власть предержащих: мол, все по закону, по Конституции в стране, никакие мы не узурпаторы, нас народ выбрал, а тех, кого не выбрал, назначили/утвердили те, кого выбрали. Зачем в выборах участвует оппозиция? Затем, чтобы тренироваться и чтобы партии/движения/объединения были готовы к настоящим выборам (допустим, что такое когда-то в Беларуси случится). Зачем на выборы ходят избиратели? Одни просто привыкли ходить, другие – откликаясь на убедительные просьбы начальства.

Так вот многие избиратели уже давно пришли к мысли, что выборы в Беларуси – ненужная трата бюджетных денег. Сейчас у нас проходят местные выборы, и отношение к ним, как мне кажется, одинаковое и у избирателей, и у оппозиции, и у властей. С избирателями все понятно. Оппозиция не скрывает своего отношения к этим выборам: 350 кандидатов (или 360? или 320?) на 18100 округов. Власть тоже не особенно подчеркивает важность выборов: только в Минский горсовет и Могилевский облсовет нет безальтернативных округов, а в Гродненский – аж 57% округов без альтернативы. Про районные и сельские советы и говорить нечего. И даже на этом безрыбье власти продолжают «резать» оппозиционеров на подписях или по декларациям, инерция… По инерции и советы будут стерильными, без оппозиционеров, или с оппозиционерами – 3-5 советов на всю страну.

Итак, избиратели согласны, что можно и без выборов обойтись. Власти, разумеется, никогда не откажутся от проведения выборов. А что оппозиция? Да, есть такой «закон» для политической силы: участвовать в выборах, если нет стопроцентной уверенности в бойкоте выборов избирателями. В Беларуси этот «закон» усиливается рисованием явки, и выборы всегда признаются ЦИК состоявшимися. Плюс после парламентских выборов 2012 года запрещено призывать к бойкоту. Что остается оппозиции? Без конца тренироваться, готовиться к настоящим выборам. Ну, тем, кому 20-30, еще можно себе такое позволить, а тем, кому за 50?

Бойкот запретили, но говорить об отмене выборов как института не запрещено. На местных выборах про это говорить не имеет смысла, но они пройдут 18 февраля, так что забыли про них. Впереди президентские и парламентские (пока не ясно, какие раньше). Так пусть оппозиция идет на них с идеей отмены выборов, пока в стране президент Лукашенко.

Агитация прежняя: выступаю за то-то и то-то, вижу Беларусь такой-то и такой-то, считаю необходимым сделать то-то и то-то. Но все это при условии, что Лукашенко больше не президент, не баллотируется в президенты на очередной срок и, соответственно, не имеет возможности назначать депутатов в парламент. Отрывок из речи кандидата: «Лукашенко, как вы понимаете, не собирается покидать свой пост и заказывает себе нужные проценты для победы. Пока президент Лукашенко сам себя выбирает и назначает депутатов парламента, выборы нужно отменить. Нынешние выборы уже идут, ничего не поделаешь, но вот чтобы не проводить следующие, необходимо организовать референдум, в результате которого выборы в Республике Беларусь будут отменены. Если вы пойдете на избирательный участок и проголосуете в мою поддержку, это будет означать, что вы поддерживаете упразднение института выборов. Если вы мой сторонник и решите не голосовать, это будет означать, что вы уже признали выборы лишним и слишком дорогим для нашего бюджета спектаклем. Хватит выбирать без выбора!»

Таких кандидатов просто не допустят до выборов? И ладно. Пусть все возможные и невозможные кандидаты в президенты и парламент от оппозиции пропагандируют эту идею без участия в выборах. На парламентских власть обойдется и без оппозиционеров в списках кандидатов, а вот на президентских что делать: не регистрировать кандидата «Хватит выбирать!»? Тогда Лукашенко будет соперничать с младшим Гайдукевичем и с реинкарнацией Улаховича. Ха-ха.

Я понимаю, что белорусская оппозиция: а) никогда не объединится; б) не станет проводить кампанию «Хватит выбирать!» ( в рамках выборов и/или вне их).

И сложновато для избирателя? Быть может. Но вот такое придумал и решил записать. Ну, пусть будет…

Г-жа Ермошина, ваши подчиненные "тупят"! 15.08.2016 4

Моему знакомому из Гродно Сергею Мекеко отказано в регистрации. Причина: не заверена копия трудовой книжки.

Подписи достоверные, декларация заполнена правильно, а вот копия трудовой не устроила. Причем решение окружной комиссии Гродненского-Ленинского округа №52 оставила в силе и Гродненская областная комиссия.

Что, прицепиться не к чему? Или если так важно, чтобы стояла печать, разве нельзя сказать: «Сходите в свой отдел кадров и поставьте печать». Это же не машина, которую скрыл, не фальшивые подписи. Это легко устранимый недостаток. Мекеко же не соврал, что там работает, принес копию СВОЕЙ трудовой книжки.

А теперь заглянем в Избирательный кодекс: там не написано, что копия трудовой должна быть заверена. И не только эта копия, но и копия диплома об образовании. Так, может, гродненские специалисты по избирательному праву отправят всех кандидатов по университетам, чтобы те там заверили копии. Давайте! Поехали по всем городам бывшего Советского Союза! Сколько у нас будет кандидатов при таком подходе?

И вы, Лидия Михайловна, опасаетесь, что некие деструктивные силы из оппозиции сорвут вам красивые выборы для «продажи» их в Европу? Да провал может случиться и без этих мифических деструктивных сил, ваши подчиненные постараются. Вы что, думаете, никто не сообщит ОБСЕ и прочим иностранным наблюдателям, как в налаживающей диалог с Европой Беларуси выкашивают кандидатов в депутаты?

И еще Владимир Макей – который не вылезает из самолетов, все налаживает контакты с Западом и налаживает – скажет вам большое-пребольшое спасибо за то, что глупыми решениями ваши, избиркомовские, буквоеды и счетоводы так ему гадят.

Следующая и последняя инстанция у Мекеко - Гродненский областной суд. Но лучше бы до суда дело не доходило. Может, ЦИК порекомендует областной комиссии изменить свое решение?

Новая депутат Короткевич и обновленный Гайдукевич 06.10.2015 11

Данные последнего (сентябрьского) опроса НИСЭПИ могут согреть душу трех белорусских политиков: Татьяны Короткевич, Сергея Гайдукевича и… Александра Лукашенко.

Да, Лукашенко тоже. Он же не первое десятилетие во власти, знает, что данные НИСЭПИ и данные (те, что не предназначены для обнародования) «его собственных» социологов обычно совпадают, ну плюс-минус, в пределах ошибки выборки. Поэтому 45,7 процента «за» на двадцать первом году правления, да в ситуации экономического кризиса – это очень хорошо для действующего президента. Не должны избиратели так любить Лукашенко, не должны, а вот любят!.. Наскрести процентов семь-восемь-девять для победы в первом туре ничего не стоит, пусть хоть оппозиционеры голоса считают.

Сергей Гайдукевич на протяжении своей долгой политической карьеры никогда не имел такого высокого «президентского» рейтинга – 11,4 процента. Полагаю, чрезвычайно приятно, преодолев шестидесятилетний рубеж, почувствовать, что у тебя как у политика еще есть шанс. Мне бы тоже было приятно, если бы я имел похожую биографию. Но откуда взялся такой рейтинг?

Разумеется, не из воображаемой каждодневной работы партии, которую возглавляет Сергей Васильевич и о многочисленности которой он не устает повторять. Узнаваемость Гайдукевича во много раз выше, чем узнаваемость его партии. А рейтинг ему обеспечила, как мне кажется, часть вчерашнего электората Лукашенко. Для них Гайдукевич сегодня – это улучшенная версия Лукашенко. Александр Григорьевич хороший, но в 2015 году и на следующие пять лет Сергей Васильевич чуть лучше. Второй обещает дать то, о чем первый уже не говорит, понимая, что прошлых обещаний не исполнил. Вполне номенклатурный Гайдукевич (был депутатом, работал в правительстве) замещает в политическом мировоззрении группы избирателей номенклатурного Лукашенко.

В стремительном росте рейтинга Татьяны Короткевич нет ничего удивительного, хотя в цифрах прогресс впечатляет: 2,2 процента в июне до 17,9 процента в сентябре. Новое лицо, молодая женщина, не единый, но единственный кандидат от оппозиции (что бы ни говорили о ней в самой оппозиции), политический образ заботливой и деятельной хранительницы очага, ставка не на «умничанье» и управленческий опыт, а на искренность и умение слушать людей, – все это вместе (плюс умелая работа команды по продвижению кандидата и работоспособность самого кандидата, несмотря на ее некоторую неподготовленность вначале) стало основанием для рождения «феномена Короткевич».

Кого огорчили данные НИСЭПИ, так это всех оппозиционных лидеров, которые отказали Короткевич в оппозиционности. За исключением, быть может, Николая Статкевича, и не потому, что он набрал больше всех из «правильных оппозиционеров» – 3,5 процента, а потому, что для человека, проведшего почти пять лет тюрьме по несправедливому обвинению, все эти проценты представляются такой чепухой, которую и замечать не имеет смысла. Остальные бойкотчики/игнорщики уместились совокупно в 4,5 процентов. Оно и понятно: в выборах не участвуют, президентами стать не хотят, чего их фамилии народ называть станет.

Опрос был проведен до выступлений кандидатов по телевидению (возьму на себя смелость сделать НИСЭПИ замечание: надо было опрашивать народ ближе к выборам, в последнюю неделю сентября, тогда к 11-му октября мы бы имели более точное представление о том, какой расклад будет на выборах). С учетом того, что интерес к выборам увеличивается по мере приближения к финальной дате, рискну предположить, что Короткевич и Гайдукевич заберут себе 25 и 15 процентов электората, соответственно. То есть после выборов мы получаем 40 процентов тех, кто не поддерживает Лукашенко. А в 2016-м парламентские выборы… Это что ж надо сделать, чтобы люди с таким рейтингом не прошли в парламент?! Даже если за Короткевич и Гайдукевича 11 октября проголосуют так, как показал опрос (17,9 и 11,4 процента), то все равно – только административные препоны и/или фальсификации не позволят им стать депутатами Палаты представителей.

Допустим, они попадают в парламент. Возможно, для игр с Брюсселем и Москвой власть «пустит» туда еще и по одному их единомышленнику. С властью все понятно в этой ситуации, а вот как будут себя чувствовать парламентарии Гайдукевич и Короткевич? Гайдукевич, полагаю, «оттянется» всласть на оппозиционерах, многие годы не воспринимавших его всерьез: мол, у Гайдукевича и рейтинг, и партия численностью в 50 тысяч человек, а вы, политическая мелюзга, не имели, не имеете и не будете иметь шанса руководить страной (в этом он будет убеждать не только белорусов, но и зарубежных политиков, дипломатов и чиновников).

Короткевич, уверен, будет реальным депутатом для своих избирателей (ходоки и жалобщики вовсю попользуются ее открытостью). Однако в «экспортном» варианте ее депутатство, в отличие от Гайдукевича, будет куда менее приятным для нее самой. Как оппозиционный кандидат она будет встречаться с представителями ЕС или отдельных европейских стран. С ними же будут встречаться те, кого Сергей Гайдукевич считает «политической мелюзгой», которая, в свою очередь, считает Короткевич «продавшейся режиму аморальной личностью» (сама же Короткевич, в отличие от Гайдукевича, никогда не назовет Александра Милинкевича, Владимира Некляева, Анатолия Лебедько, Сергея Калякина или Павла Северинца политической мелюзгой, ведь при всей разности подходов к этой электоральной кампании она на одной стороне со всем демократическим активом Беларуси). Значит, на таких встречах Татьяна, член БСДП (Грамада) и гражданской кампании «Говори правду», так сказать, оппозиционерка в квадрате, не будет «своей» для остальных переговорщиков с белорусской стороны. В парламенте она тоже не станет «своей», потому что – политик, а прочие попали туда просто потому, что было принято решение: должны попасть. Если к этому прибавить независимых журналистов, которые будут требовать от Короткевич «геройства» оппозиционного депутата, то депрессия и нервные срывы ей гарантированы. Татьяна Николаевна, вам это надо?

Впрочем, все это мои фантазии. А также фантазии многих злых языков, уже сегодня говорящих, что Короткевич своим участием в выборах помогает «режиму Лукашенко» улучшить отношения с Западом и за свои «услуги» ждет благодарности в виде депутатского мандата. Не удивлюсь, если уже весной 2016 года по белорусскому телевидению мы услышим, что в парламент хотят проникнуть деструктивные элементы, которые отчего-то уверены в своей востребованности белорусским избирателем, хотя даже самый раскрученный их кандидат – «Ну эта, молодая женщина, не помню фамилию, психолог или выдающая себя за психолога» – набрала на президентских выборах каких-то семь процентов… по протоколам ЦИК.

ЦИК согласился со мной на 75 процентов 02.09.2015 4

Результаты проверки подписей дают основание назвать имена кандидатов в президенты Республики Беларусь (разве что декларации о доходах внесут некоторые коррективы).

В алфавитном порядке: Сергей Гайдукевич, Татьяна Короткевич, Александр Лукашенко, Николай Улахович.

18 августа в рубрике «Особое мнение» была опубликована моя статья «Советы ЦИКу и Короткевич», в которой я демонстрировал невероятную наглость, объясняя ЦИКу, кого надо регистрировать, а кого нет.

Шутка оказалась не очень удачной, и ЦИК выполнил два из трех моих пожеланий.

Для экономии бюджетных средств оставляет четырех кандидатов. Это пожелание, так как оно касается всех кандидатов, я оцениваю в 50 процентов.

Зарегистрирует Татьяну Короткевич – еще 25 процентов мне в плюс.

Между Терещенко и Улаховичем ЦИК выбрал последнего – минус 25 процентов.

Выходит, у меня 75 процентов или ¾ согласия от ЦИКа (хотя оценивать Улаховича так же, как и Короткевич, в 25 процентов, когда есть Гайдукевич, это значит пятикратно увеличить вес казачьего атамана).

ЦИК ужасно предсказуем. Скучный он, несмотря на попытки Лидии Ермошиной оживить его. Будь я ЦИКом и узнай, что какой-то публицист Драко дает мне советы, я бы сделал так, чтобы у меня было 100 процентов, а у Драко – нуль. Зарегистрировал бы трех кандидатов: Гайдукевича, Лукашенко и Улаховича. Но я выдумщик, а нынешний ЦИК – чиновник без фантазии.

Да и вся наша система-вертикаль-режим без фантазии. Буквально вцепилась зубами в Короткевич (еще до того, как Калякин и Лебедько не стали сдавать подписи), чтобы Западу и заодно народу показать, что у нас не только оппозиция, но и гендер на выборах.

В Беларуси что, других женщин нет? Отчего система-вертикаль-режим не отправила в президентскую гонку свою дамочку: из Минфина, парламента или Минского горисполкома? Молодую, симпатичную, продвинутую (facebook, twitter и все такое прочее) да еще говорящую почти то же самое, что и Короткевич: про мирные перемены, новые возможности для страны и каждого белоруса, про то, что власть должна уважать граждан, про безопасность и про необходимость определенных экономических преобразований при сохранение социальных гарантий. Избиратели бы запутались, какая из дам за что выступает, и никакой НИСЭПИ не показал бы, что у оппозиционной кандидатки рейтинг достиг 10 (или скольких он там достигнет?) процентов. Больше гендера, больше демократии!..

Нет, системе-вертикали-режиму лень заниматься таким сложными играми. Мозговые штурмы – это не для нее. Сила есть (милиция, КГБ, телевизор и правильный подсчет голосов) – ума не надо, и без него победа обеспечена. И как им – сидящим на чертовски важных должностях в системе-вертикали – самим не становится тошно от своей примитивной полицейско-фальсификаторской практики?!

Ну, можно же все гораздо искуснее оформить, даже с учетом желания получить от разуверившегося в государстве народа чуть ли не стопроцентную поддержку по протоколам ЦИК, а от ОБСЕ/Запада – похвалу за шаги навстречу демократическим стандартам избирательного процесса. Хотя скучные выборы – тоже «креативное» решение: мол, не было и не будет политики в этой стране, расслабьтесь, граждане.

В результате кандидатский фоторяд выглядит несколько нелепо: три усатых господина и одна леди. Усы главные, усы уже светившиеся на выборах, усы новые и ни на что не претендующие, и среди них безусая Татьяна Короткевич. Пусть бы Сергей Гайдукевич усы сбрил, что ли, хоть какое-то разнообразие.

Страницы: 1
Читать другие новости

Игорь Драко