Две стратегии

Вот уже 2 месяца в интернете и среди экспертов и аналитиков не утихают дискуссии на темы "кто виноват?" и "что делать?" Впрочем, очень характерные для завершения всякой политической кампании. Практически все сходятся во мнениях, что ситуацию и наличные стратегии действий оппозиционных политических сил надо менять. И это тоже очень характерно, для всех предыдущих дискуссий такого рода. И обычно после них ничего не меняется. И судя по развитию событий и в этот раз ждать позитивных изменений не приходиться. Доминирующий лозунг "объединения оппозиции" в реализации наталкивается на непреодолимые преграды в виде личных склок и противоречий в установках отдельных лидеров и политических группировок. Коммунальная ситуация такова, что все политические лидеры давно друг друга тайно или явно ненавидят и презирают. Но это не столь серьезная проблема, политика – дело публичное, мало ли кто кому не нравится. Другое дело – противоречия в стратегических и идеологических установках. Среди них можно явно выделить две: "революция" и "диалог". Каждая из них акцентирует внимание на разных способах трансформации существующего режима. Революционная идеология проста и понятна: есть черное и белое, Лукашенко (и лукашисты) и оппозиция (и демократы). Оппозиция должна отстранить Лукашенко от власти. Способ отстранения – массовый уличный протест. Потом можно провести свободные выборы и наступит демократия. В этой установке неясными остаются несколько моментов: откуда появляются массы на улицах и что происходит в период между выходом людей на улицы и уходом диктатора в отставку? На первый вопрос, как правило, отвечают в экономических категориях: жесткие санкции ЕС (или российские цены на нефть-газ, или мировой кризис или что-нибудь еще) приводят к экономическому коллапсу, нищие массы осознают убогость собственного существования и выходят с требованиями смены политической власти. Второй вопрос (что между?), как правило, остается без ответа. Народные бунты последнего времени (от Кыргызтана до арабских стран) демонстрируют многообразие возможных исходов: переговоры оппозиции с властями, переходные правительства, гражданская война и прочее. Заметим, что вариант переговоров в результате народных протестов переводит революционные действия в вариант диалога, со всеми вытекающими последствиями. В описанном подходе роль деятелей оппозиции сводиться к минимуму: отстаивать публично свою моральную позицию и углублять раскол между режимом и демократически ориентированными гражданами. Все остальное выполняют естественные факторы и внешние агенты – ЕС, Россия, кризис экономики и т.п. Идеология диалога более сложна. Переход от авторитаризма к демократии происходит через восстановление политики в стране. Политика понимается как способ разрешения существующих в стране проблем через общественную коммуникацию и диалог. В нашем случае – переговоры между политическим режимом и демократической оппозицией как равными сторонами. Диалог предполагает признание сторонами друг друга как полноправных и полномочных в ведении переговоров. С точки зрения революционной идеологии – это неприемлемый шаг, т.к. морально дискредитирует демократическую оппозицию ("нет переговорам с террористами"). К стратегии диалога также предъявляется много вопросов: каким образом добиться равенства сторон, что заставит режим пойти на переговоры, кто может представлять разрозненную демократическую общественность, что должно стать предметом переговоров и т.д. (На некоторые из них мы попытались ответить в тексте Стратегия-2012: От диалога внутри демократических сил к диалогу с режимом). Диалоговая стратегия в отличие от революционных установок предполагает совершение ряда активных действий внутренними агентами изменений: согласование единой стратегии и позиции в переговорах, консолидация разрозненной оппозиции и определение единого представительства и состава лидеров, аналитика и поиск "точки" воздействия на режим с целью принуждения к переговорам и т.д. Внешние игроки и факторы здесь также выступают как рефлексивные агенты с собственными стратегиями и интересами. С ними можно вступать в более сложные отношения, чем ожидание введения жестких экономических санкций (или чего-либо подобного), с ними можно вступать в игру и выигрывать. Две обозначенные стратегические установки кажутся мало совместимыми. Однако, решая задачу объединения демократических сил всерьез, лидерам придется договариваться. Сегодня Национальная платформа гражданского общества Восточного партнерства, выступая в большей степени с позиций диалога, предлагает конкретный шаг в сторону консолидации. 19-20 марта состоится конференция "Роль и место гражданского общества в стратегии будущего", куда организаторы приглашают все значимые оппозиционные политические силы, представителей гражданского общества и сообщества экспертов. Цель мероприятия – предъявление, критика и согласование возможных стратегических подходов. Таким образом, есть и место, и время, по крайней мере, для начала публичного обсуждения существующих противоречий. Для более серьезных шагов потребуется воля и желание участников. Есть шанс проверить их наличие..
03.03.11 20:49
загружаются комментарии

Андрей Егоров