Без Санникова, Статкевича и Усса диалога не будет

В первый день осени ко мне наведались представители БТ и между нами состоялась реальная беседа про потенциальный диалог между властью и оппозицией.


Яркий и приятный представитель отечественного ТВ Юрий Ледник от чая с печеньем скромно отказался, но заверил в том, что выдаст наше общение без купюр в ближайшее воскресенье. Охотно верю и с его позволения слегка опережаю события. Вся наша беседа – от и до. На всякий случай. Тем более, что случаи у нас в стране бывают разные.

- Сама идея диалога, озвученная из уст Александра Григорьевича, показывает, что власть пока не в состоянии выйти из сложившейся ситуации. Все эти многочисленные собрания, совещания, которые он проводит. Вот сейчас он особенно активный, после отпуска, отдохнувший, после дня рождения – святой праздник...

Я думаю, Запад к диалогу готов. Это его стиль работы. Думаю, что и политики России к диалогу готовы, они отслеживали ситуацию. Глава государства, как представитель власти, тоже вообщем-то готов. Насколько готова оппозиция? Думаю, что теми, кто не в тюрьме, уже предприняты шаги, чтобы подготовиться к этому диалогу. Лично я, честно говоря, стратегического и концептуального смысла в этом диалоге не вижу. На мой взгляд, это бессмысленно.

Что такое – "власть согласилась на какие-то подвижки"? На фоне нынешней экономической ситуации – это серьезная опасность для самой власти. А что касается оппозиции, то сам президент взял в свои руки подготовку мероприятия. И если будут определены переговорщики, вопросы переговоров, то и оппозиция будет готова к диалогу. Но и для оппозиции, с точки зрения стратегической, это бессмысленно.

Каждая сторона в этом предполагаемом диалоге будет решать свои тактические задачи. Власть якобы обозначает себя демократической. Она ведь в определенной степени сейчас лишена маневра, особенно после 19-го декабря. Сегодня, грубо говоря, она загнана в угол. Стоит задача – снять напряженность в обществе. И чем черт не шутит? Вдруг она получит кредиты от Запада?

А оппозиция, которая планирует принять участие в диалоге, тоже решает свои определенные задачи. Я уже не говорю о той массовке, которая будет участвовать в подтанцовке во время этого диалога, изображать массовость и обсуждение проблем... Оппозиция хочет себя обозначить высокой стороной во время переговоров. Это позволит ей обратиться к своим спонсорам со словами, какие они сильные и здоровые: "Помогайте нам, а мы будем привносить элементы демократии". Также желание оппозиции – взбодрить своих сторонников, свой актив.

В итоге каждый будет решать свои тактические задачи, абсолютно понимая, что кардинально это ничего не изменит.

- Извиняюсь, что перебиваю. Как раз хотел бы спросить: понятно, что оппозиция решает тактические задачи. Но эти тактические задачи оппозиция решает уже почти двадцать лет! Вот, смотрите, какая у нас поддержка, вот, все это, вот... Не кажется ли вам, что эта песня и завтра будет звучать, и надоедает откровенно?

- Думаю, что это симптоматично. Даже те счета, которые обнародованы Вильнюсом, Варшавой и Прагой, говорят о том, что у некоторых соратников оппозиции появилось неверие в возможность героических свершений в Беларуси. Но жизнь продолжается и я не вижу ничего страшного в том, чтобы оппозиция серьезно подготовилась к участию в диалоге. Это один из шагов, который способен как-то приподнять авторитет оппозиции.

Я бы еще отметил то, что если власть хочет достигнуть определенных резульатов, которыми могли бы стать те же кредиты от Запада, то нужно пригласить на этот диалог Санникова, Статкевича и Усса. Те сроки, которые они получили, подчеркивают, что эти люди наиболее авторитетны, они получили больше голосов, они имеют поддержку. Их выпуск из тюрьмы и привлечение к диалогу стало бы серьезным шагом для достижения тактических целей со стороны власти.

А то, что оппозицию нынешнюю называют "слабой" или как-то еще – это их не вина, а беда. Ведь и власть очень активно работает над тем, чтобы она такой и была. У власти есть достаточно много рычагов для этого, и она их активно использует. Сваливать все на недоработки и ошибки оппозиции – это будет необъективно. Власти тоже серьезно работают.

- Понятно, что серьезно работают. Но как оппозиция решает демократические проблемы? На протяжении последних десятков лет они решали демократические задачи или преследовали свои интересы? И вроде бы власть не обидели, и вроде как самим хорошо, и Западу для галочки сработали...

- Думаю, что можно по-разному относиться к этому. Я лично знаю всех лидеров оппозиции. И они все-таки во главу угла ставят задачи по изменению ситуации в стране. А то, что соблюдают и свои интересы – это нормально. Нужно быть идиотом, чтобы вкладывать свои нервы, здоровье, время, тюремные сроки и не иметь оценки своего труда. Если власть их не оценивает, то кто-то же должен оценивать – так или нет?

Вот президентские выборы ведь показали, что все эти массовые забеги ни к чему не ведут. Был там Римашевский. В семь лет пошел в школу, в 35 стал кандидатом в президенты... Был в свое время Милинкевич единым кандидатом, более-менее организованно прошел. Думаю, что и сегодня есть люди в оппозиции, которые хотят изменить ситуацию, но не все, к сожалению, получается. И еще раз подчеркиваю, что это не столько их вина, сколько беда. А также усиленная работа противоположной стороны.

Зато неспособность объединиться и постоянное решение своих частных задач – это не красит нашу оппозицию. Но и это они постараются преодолеть, дай-то Бог. И хотелось бы, чтобы в рядах белорусской оппозиции было все больше людей, которые не только проникнуты духом демократии, правами человека и свободой слова, но и тех, у кого за плечами большой практический опыт, руководство серьезными организациями. Чтобы они вселяли надежду своим сторонникам на то, что именно эти люди способны совершать реальные и конструктивные деяния.

Отдельная тема сегодня, даже без учета возможного диалога, – это то, что на фоне сегодняшней экономической ситуации может возникнуть всплеск массовых выступлений и каких-то неприятностей. И никогда это не приносило пользы даже романтикам-идеалистам, которые к этому призывали. Всегда это приводило к крови и тюрьмам. Но те люди, с которыми я сейчас работаю, а это в основном военнослужащие из самых разных силовых структур – КГБ, МВД, армия, прокуратура, МЧС – это люди долга и ответственности. И одна из наших задач – не допустить всех этих бестолковых выступлений, которые никому пользы не принесут. И думаю, что участие этих людей в общественной, а не политической жизни, поможет избежать бессмысленности, бестолковости и ненужной крови. Нужно выстраивать толковую работу. Среди нас есть много людей, в том числе действующих чиновников, военнослужащих, бизнесменов. Я ожидаю выхода на арену серьезного человека, в которого поверят оппозиция и люди. И это будет путь к изменениям в стране.

- Вот еще такой вопрос. Спроецируем ситуацию. А что поменяется? Хорошо, придут они к власти. И завтра благоденствие настанет? В один момент – раз! – и у нас уже демократия в каждой подворотне? И рынок, и экономика, и зарплаты в десять раз больше?

- Нет, просто будет совершен старт в абсолютно другую сторону. Я определяю действия Александра Григорьевича образно – он такой активный, деловой, привлекает людей, они копают вовсю. Как военный человек скажу – копают окопы. Но копают не в ту сторону! Вот в чем беда! С точки зрения целеустремленности и возможностей людей напрячь нашему президенту цены нет. Но копают ведь не туда!

Не сомневаюсь, что следующему президенту нашей страны придется работать в страшных условиях. Ему придется выводить страну из ямы, в которую мы залезли. А это очень непросто. Думаю, что ему придется даже пожертвовать своим именем, чтобы это смутное и бестолковое время, очень тяжелое, закончилось. Но самое главное – это начать движение в нужную сторону! Это не потому, что я такой умный, а потому что вся история показывает: все авторитарные режимы всегда заканчивали плачевно и, к сожалению, не с пользой для людей. Да, взбодрились на каком-то этапе за счет дружбы с Россией. Но наступает момент, когда сама система показывает, что она совершенно нежизнеспособна.

Отвечая на ваш вопрос, конечно, не будет демократии в каждой подворотне. Демократия – это процесс. Западные страны шли к демократии черт знает сколько. А у нас еще и менталитет своеобразный. Может, нам еще и тяжелее придется. Но ведь другого пути нет. Я ведь военный, не демократ, а скорее ситуативный демократ, но знаю, что путь это серьезный. И знаю, что выкарабкиваться из того, куда мы залезли, будет очень тяжело. Это будет очень длительный процесс.

- Неужто так все плохо? Трамваи вроде бы ходят, свет горит, деньги платят...

- Платят, но какие? Ведь почему президент инициирует этот диалог? Он хочет показать, что обращается в сложный момент и к народу, и ко всем силам, чтобы преодолеть эту так называемую напасть. Ха-ха. Это его задача. Но не так просто все будет. А то, что вы говорите, что не все так страшно – все познается в сравнении. Хорошо, у нас средняя зарплата нынче в лучшем случае 200-250 долларов, не говорю уже про 500. О которых, кстати, так много говорили. Уж лучше поменьше говорить, а побольше делать. Мы уже в свое время на словах двигались семимильными шагами к коммунизму. И что в результате? К чему привела вся эта болтовня? Так что все познается в сравнении. Любому человеку просто нужно потихонечьку двигаться вперед.



02.09.11 1:28
загружаются комментарии

Валерий Фролов