Мои комментарии на Стратегию-2012

Первое мое впечатление от прочтения Стратегии (она размещена по адресу: http://eurobelarus.info/content/view/14375/53/) - она слишком статична. Очень напоминает игру в "Монополию" (есть такая популярная игра): игрок делает ход, затем ход делает следующий. Между ходами – бросают кубики. Но в политике чаще всего люди не ждут своей очереди сделать ход, они просто делают. В политике много игроков и много групп интересов, и все они активны одновременно. Некоторые аргументы, на которых базируется построение Стратегии-2012, видятся мне либо спорными, либо неверными в своей сути: - Определение причин событий 19-го декабря 2010 года. На мой взгляд, проблема вовсе не в "очевидном и неоспоримом расколе внутри белорусского общества". Если авторы Стратегии говорят о том, что "беларусы – разъединенная нация", то предполагается, что где-то существует нация объединенная. Я, к сожалению, таких наций не знаю (кроме исторических примеров с обществами во время правления Гитлера и Сталина). Любое общество, даже самой развитой страны – разрозненное. И даже случается неожиданное – в парламентах этих стран сидят люди с разными взглядами! В целой стране с множеством игроков, тайных и явных, внутри и вне страны вообще говорить о национальном согласии странно. Согласие возможно тогда, когда кто-то отказывается от своих принципов или просто молчит и не реагирует. Пример: в Швеции часть общества категорически против эмигрантов в стране, а часть общества категорически "за". Однако, никто же не говорит о том, что шведское общество расколото и срочно необходим поиск шведского национального согласия. Возможно, тут проблема терминологии, но для меня согласование различных интересов и национальное согласие – это разные вещи. И тем более не факт, что отсутствие национального согласия – это война (гражданская или реальная). Пахнет красивыми словами без подтверждающих аргументов. "В этой "холодной войне" сложился парадоксальный паритет сил, когда ни государство не может ликвидировать гражданское общество, ни гражданское общество не способно свергнуть существующий режим" (из Стратегии-2012). По моему мнению, вообще-то такой антагонизм будет существовать и при самом демократическом режиме: гражданское общество будет бороться за увеличение своих прав, государство будет стараться их ограничивать. Этот "парадоксальный паритет сил", на мой взгляд, вполне естественный и обеспечивает демократичность любой системы. Эта борьба будет существовать всегда. Однако, если для авторов Стратегии-2012 борьба и невозможность ликвидации друг друга между государством и гражданским обществом является парадоксом, то естественным развитием ситуации станет "ликвидация гражданским обществом государства" или "ликвидация гражданского общества государством"? Звучит как "светлый путь к коммунизму", и явно не является идеалом общества даже в теории. По моему мнению, проблема Беларуси в том, что как раз гражданское общество оказалось не способным выстроить систему такого паритета (пусть даже и парадоксального на взгляд авторов Стратегии-2012). В Беларуси государство оказалось способным если не ликвидировать гражданское общество, то очень сильно его потеснить со всех позиций. Возможно, мы живем и работаем в разных Беларусях, но мое впечатление: после каждых выборов гражданское общество сужается как шагреневая кожа, а желающих поучаствовать в построении гражданского общества становится все меньше. Возможно, в той Беларуси, где живут и работают авторы Стратегии-2012, ситуация обратная. На мой взгляд, события вокруг 19-го декабря-2010 очень остро обнажили проблему легитимности: ни одна из политических элит не признает за другой права на существование. Оппозиция не легитимна для/по мнению власти, власть не легитимна с точки зрения оппозиции. Каждая сторона приводит свои аргументы и ссылается на некие данные. И главное: нет общественных инструментов, которые бы определяли эту легитимность. Но это все-таки несколько другое, чем раскол и разрозненность нации. В Стратегии-2012 приводится ряд аргументов, почему отношение к идее диалога может быть скептическим. Мы же видим ряд других (не перечисленных) факторов, вызывающих наш скепсис. И очень странно, что "лучшие умы гражданского общества" эти факторы не заметили. Во-первых, мы не верим, что белорусская власть будет вести диалог внутри страны с кем-нибудь, кто не является влиятельным игроком внутри этой же страны (например, влияющим на общественное мнение в Беларуси). Не хочу никого обижать, но кто такой Владимир Мацкевич для белорусских чиновников? Он влияет на события внутри страны? Нет, не влияет. Он может сформировать мнение белорусских граждан о чем-то? Нет, не может. Давайте отдавать себе реальный отчет, насколько мы влиятельны или популярны, а также не думать, что власти этого не замечают. Во-вторых, наш опыт показывает, что власть первая должна воззвать к диалогу, чтобы этот диалог состоялся. А кто первый взывает к диалогу, тот и слабее. По крайней мере, с точки зрения нашего постсоветского политического менталитета. А если ты сильнее, зачем тебе вести диалог со слабым? Что от слабого можно получить полезного? Кроме постсоветского менталитета, белорусская власть демонстрирует милитаристское мышление. И на эту уловку покупаются авторы Стратегии-2012. Я против использования таких милитаристских терминов как: "холодная война", "прекратить невидимую холодную гражданскую войну", "сколько у нас дивизий" (и т.д.), потому что как мы мыслим себя в этом мире, так мы и выстраиваем наши отношения с этим миром. Если мы общественные организации, ставящие себе целью решение определенных общественных проблем, то причем тут "война" с белорусской властью? Если мы претендуем на роль политических игроков, влияющих на проведение политических кампаний и ставящих очень конкретные политические цели, то причем тут Национальная Платформа и гражданское общество, которая в принципе предполагает объединение общественных, а не политических организаций? Если мы оперируем милитаристскими формулировками, то предполагается, что в этой "холодной войне" у нас есть противники и враги. В любой войне целесообразен и уместен захват заложников и обман врага. С врагами не выполняют договоренностей. И война предполагает борьбу до победного конца. Тут переговоры начинаются только в случае, когда один из участников выкидывает белый флаг и умоляет о пощаде. Поскольку в этой Стратегии инициаторами диалога с властью выступает гражданское общество, то по логике военных действий именно оно выступает как проигравшая сторона. Тогда возникает два вопроса: А) зачем белорусскому режиму вести диалог с проигравшими? Кто слабее, тот должен подчиниться и сдаться в плен на милость победителя. Как показал опыт Ярослава Романчука, Алеся Михалевича и других политиков, именно это и происходит в итоге: перед тем, как начинать вопрос о переговорах и диалоге, власть старается максимально и публично унизить "переговорщика". Понятно, зачем: униженный публично политик или общественный деятель не сможет стать народным лидером в будущем. Переводя на язык "стратегов": за публично униженным "генералом" не пойдут "дивизии". Б) Где же тогда вышеописанный "паритет сил" гражданского общества и государства? Видим противоречие, незамеченное "стратегами". Если мы говорим про паритет сил, то предполагаем, что силы гражданского общества и государства равны, и одни не могут уничтожить других. Но если мы мыслим военными категориями, то поднимая тему переговоров "во время холодной войны", мы косвенно признаем, что гражданское общество эту войну проиграло. Тут, извините, получается, как в анекдоте: Борис Изральевич, Вы либо крест снимите, либо трусы оденьте. Нужно либо сменить милитаристскую риторику на какую-то еще, либо признать изначально заложенную ошибочность в описании ситуации внутри гражданского общества и его отношений с государством. Самое слабое место "Стратегии" – это отсутствие ответа на самый главный вопрос в Беларуси: "Кто принимает решение?" И снова грабли: опять в "Стратегии" логическое противоречие. С одной стороны, авторы заявляют о том, что "пул объединений гражданского общества, активно принимающий участие в координации и консолидированных действиях, не являются пока значимыми ни для широкой общественности, ни для политической оппозиции" (от себя добавлю – и для белорусской власти). Это имеются в виду участники Национальной Платформы, судя по тому, что написано на странице 6. С другой стороны, на странице 9 говорится о том, что в итоге Стратегии-2012 будет "сформирован пул лидеров, способных представлять позицию и интересы консолидированного гражданского общества как на будущих переговорах, так и во взаимодействии с внешними субъектами". Простой вопрос – сформирован кем? Объединениями гражданского общества, которые на данный момент не являются значимыми ни для кого? Почему они тогда станут неожиданно значимыми через год (при том, что каждое объединение работает уже несколько лет в Беларуси)? Что произойдет? Активное участие в дискуссиях не обеспечивает "значимости" и влияния ни на общественное мнение, ни на общественно-политические процессы. Ответа нет. По задумке авторов Стратегии-2012, этот "пул лидеров", все еще непонятно кем сформированный, не просто там какой-то "пул", а с четко определенными критериями своего содержимого. Я процитирую, потому что такое даже не перескажешь своими словами: "Лидеры, претендующие на такое представительство, должны соответствовать нескольким условиям: а. известные люди с позитивной репутацией и имиджем как в стране, так и за рубежом; б. лидеры из различных кругов и сфер, способные вместе быть признанными широким кругом демократических сил; в. лидеры, преимущественно незаинтересованные в собственном продвижении на парламентских выборах". Не хватает только приписки: свое CV лидера высылать по электронному адресу... И снова же: кто будет принимать решение, с какой репутацией какой политик, и вообще – лидер ли? Например, Александр Козулин, Андрей Санников, Николай Статкевич, Павел Северинец, Владимир Некляев или Александр Милинкевич – это лидеры с позитивной репутацией? Они, вообще, лидеры? Кто-то скажет, что у них очень позитивная репутация, а кто-то скажет, что просто кошмар, кто-то заявит, что они не лидеры и т.д. У меня же очень четкие ожидания от того, какие лидеры мне нужны (и нужны "Нашему Дому" – и про это молчок в "Стратегии"): 1. Сильные. Что толку, что у Ярослава Романчука была самая позитивная репутация "в стране и за рубежом"? Что толку, что у Алеся Михалевича точно также была позитивная репутация и имидж? Им это помогло? А нам? Лидеров нельзя назначить. Что важнее: сила духа или позитивная репутация? И, как, черт возьми, определять этот "позитив"? 2. Опытные. Нам нужны лидеры, имеющие опыт политической борьбы и способные сделать выводы из своего жизненного опыта (а в идеале – из чужих ошибок и из чужого опыта). К сожалению, я давно в политике, поэтому часто приходится сталкиваться с людьми, предлагающими какую-то идею, но не подозревающими, что такую идею кто-то уже пытался реализовать и что из этого вышло. Нет изучения опыта, накопленного гражданским обществом и политической оппозицией за эти годы. Авторы "стратегии" также не очень хорошо знают историю политических движений в Беларуси, иначе бы знали о местных выборах 2010, когда ряд политических партий заставили своих активистов участвовать в выборах. Причем, подчеркну, в местных выборах-2010 участвовало довольно много кандидатов, "преимущественно не заинтересованных в собственном продвижении на местных выборах". Люди шли, потому что подчинялись партийной дисциплине. В итоге – за редким исключением, практически нигде кандидатами от оппозиции не проводилась реальная избирательная кампания. В любой стратегии победы первое и самое необходимое условие – это желание победить и личная заинтересованность в победе. Очень не хочется лидера, кто будет получать свой первый политический опыт, используя нас. Пусть тренируется на ком-то еще... Стратегия-2012 фокусируется около парламентских выборов-2012. Выходит, реализовывать данную Стратегию во время парламентских выборов будет группа, "преимущественно не заинтересованная в собственном продвижении" (по замыслу авторов), т.е. которой парламентские выборы и победа в них в принципе до лампочки. Кстати, все в той же Стратегии: "предмет переговорного процесса с властями – это обеспечение свободных и демократических парламентских выборов 2012 года с возможностью контроля за всеми стадиями избирательного процесса". Это тоже самое, что говорить о волках, которые собрались на охоту, но при этом должны быть лично не заинтересованы в получении мяса. Или про женщину, которая собралась в магазин, но при этом обязательно должна быть не заинтересована в покупках. Из Стратегии, стр.12: "если за это время (от себя – через один год!!!) политические партии и иные структуры не будут готовы к реальной борьбе и победах на избирательных участках, то значимость переговоров снижается практически до нуля". Если бы у бабушки были яйца, то она была бы дедушкой. Стратегия победы вообще-то не пишется в стиле "кабы я была царицей...", а исходит из реалий. Политические партии и иные структуры не будут готовы – тут не надо быть пророком. Потому что а) даже по замыслу авторов Стратегии "не должно быть личной заинтересованности", б) разгром гражданского общества после президентских выборов-2010 очень серьезен, организационные потери велики (лидеры в тюрьмах, активисты в эмиграции, массовые обыски и конфискации техники и т.д.), а год – слишком мало для восстановления сил; в) если за последние 10 лет структуры не подготовились к реальной борьбе (это очень отчетливо продемонстрировали президентские выборы-2010), то за год провести такую подготовительную работу без сверхзаинтересованности и личной мотивации – не реально. Кстати, замечу, что "представлять позицию и интересы консолидированного гражданского общества" всегда легче, чем участвовать в реальной борьбе, где можно и в тюрячку загреметь, и по башке получить, и проблем огрести столько, что мало не покажется. Так что, думаю, что "лидеров с позитивной репутацией", готовых "представлять интересы и позицию согласованного гражданского общества" за рубежом, мы уже сейчас можем получить немало. Можно смело рассчитывать на небольшую очередь. Авторы Стратегии вполне справедливо боятся, что власть будет "симулировать переговорный процесс и будет создавать липовых игроков" и призывают европейские структуры препятствовать попыткам создания липовых структур. Симуляция ("липовость") диалога и тиражирование липовых игроков возможна только в ситуации, когда отсутствуют игроки реальные. Для меня, например, растущее внутреннее напряжение в обществе отнюдь не означает растущего желания властей вести диалог с гражданским обществом, потому что гражданское общество отнюдь не контролирует это внутреннее напряжение. Я бы сказала, что даже наоборот, гражданское общество к этому растущему напряжению не имеет никакого отношения. Почему власть должна подумать, что гражданское общество способно влиять на растущее общественное напряжение? Какие аргументы говорят в пользу такого предположения? Я бы на месте властей вела переговоры только со стихийными лидерами растущего напряжения: их легко запутать, перессорить, запугать или купить, но в процессе часть напряжения спадет. Благо, белорусские власти за 17 лет накопили большой опыт в таких делах. Кстати, каналы сброса протестной напряженности существовали и до президентских выборов-2010, и очень любопытно, как на них реагировала власть. Стихийные выступления рабочих, перекрытие железнодорожных рельсов дачниками и прочие подобные вещи вызывали несколько иную реакцию власти – она довольно быстро решала проблемный вопрос, и никто из организаторов стихийных выступлений не был привлечен к серьезной ответственности. При этом власть быстро наказывала нерадивых чиновников, спровоцировавших "прорыв". Авторы Стратегии думают, что они могут испугать власть угрозой массовых протестов со стороны гражданского общества "с требованием свободных и демократических выборов". Давайте говорить прямо: даже если все гражданское общество будет консолидировано, то оно на данный момент не способно организовать выходЫ (речь идет о множественном числе и о массовых протестАХ) на улицы Минска (не говоря о других городах) хотя бы 10 000 человек. И почему мы должны думать, что власть этого не знает? Я бы также лично не уповала на "внешнее политическое и экономическое принуждение". Этого недостаточно – без внутреннего политического давления и организованных массовых протестов (ключевое слово – организованных, а не стихийных). И снова тот же вопрос: кто будет организатором? Кто организует политическое давление изнутри и снаружи? Подытожу снова впечатлениями: На мой взгляд, после внимательного изучения Стратегии-2012 создается впечатление, что ее авторам очень хочется поучаствовать в "диалоге" с властью, но они очень боятся, что власть выберет как раз "липовые структуры" в качестве оппонентов по диалогу, а не их. Несмотря на "позитивную репутацию" и имидж "в стране и за рубежом". Я лично за диалог с властями – но при двух условиях: 1. Если сначала мы действительно сможем создать паритет сил между гражданским обществом и государством. 2. Власть должна заявить о диалоге первой. Тогда не будет стоять вопроса ни о "симуляции", ни о проблеме лидерства, ни о "липовых организациях" ни о многих других проблемах, описанных в Стратегии-2012..
06.04.11 17:33
загружаются комментарии

Ольга Карач