Осторожно, милиция!

Может, у оранжевой речки Там уже грустят человечки От того, что слишком долго нету нас. Ты, да я, да мы с тобой. Советская песня. Позавчера обнаружила еще одну девушку, которую тоже избил милиционер из Фрунзенского РУВД г. Минска, очень похожий на майора Динаса Линкуса, начальника милиции общественной безопасности. Очень красивая и молодая, веселая хохотушка, она вдруг помрачнела, когда рассказывала, как он разбил ей нос в кровь еще в автозаке только за то, что она посмотрела ему прямо в глаза и отказалась сидеть с опущенной головой. Избитая и окровавленная, она выглядела после "обработки" настолько ужасно, что ее пожалел и отпустил тогдашний печально известный командир Минского полка спецназа Юрий Подобед. Как ни странно, но одно доброе дело он в этом мире точно сделал. Думаю, что если все женщины, которых избил майор Динас Линкус, объединятся, то получится хорошая общественная организация. Если объединятся все женщины, обиженные милицией, получится солидная политическая сила. Беременная четвертым ребенком Татьяна Гацуро была задержана прямо возле своего дома и увезена в Центральный РОВД г. Минска. Вся "вина" и ужасное "преступление" этой женщины состояло в том, что она подала прошение в Администрацию Президента по отмене смертной казни. Каждая женщина в политике, правозащите и журналистике может рассказать свою историю, и все эти истории будут не про "доблесть и честь" белорусских милиционеров. Неужели преследование беременных женщин и матерей – это предел мечтаний белорусского мужчины, то, ради чего он идет работать в милицию? Но не только с женщинами воюет наша милиция. Она еще воюет с пенсионерами. Мои родители мало слышали про мою жизнь и работу от меня. Не потому что мне есть что скрывать, наоборот, они всегда гордятся мною. Но я не хочу, чтобы они волновались. К сожалению, мои родители постоянно в курсе всех моих перемещений, написанных статей и действий. Потому что "добрые души" из правоохранительных органов всегда готовы проинформировать моих близких (а заодно и всех соседей) обо всем, что касается меня. В июне этого года домой к моим родителям, как к Ленину, пошли "ходоки". Только, в отличие от случая с вождем, это не были изможденные старики из далеких деревень. Наоборот, это были молодые и довольно крепкие парни в милицейской форме. Стали они приходить без предупреждения и почему-то всегда поздно вечером, почти ночью. Написала статью – здрасьте-пожалуйста, пришли из РОВД: "А где это Ольга Евгеньевна, нам бы побеседовать с ней?". И так чуть что – на пороге все те же лица в форме. Поскольку меня застать без предупреждения нереально, то начинаются задушевные "беседы" с моими отцом и матерью, подробные пересказы моих статей-действий, заканчивающиеся опросом их мнения по этому поводу. Глупо думать, что я веду размеренный образ жизни и сижу дома по вечерам с родителями, попивая чай с ватрушками. Глупо думать, что мои родители могут что-то рассказать обо мне больше того, что про меня знают милиционеры или КГБ. Мне бы хотелось посмотреть на того начальника РОВД, который, придя в гости к своей матери-пенсионерке, будет с ней делиться подробностями своего рабочего дня, начиная от методик раскрываемости преступлений и заканчивая подробностями этих самых преступлений. Может какой-нибудь милиционер еще и фотографии трупов домой носит родителям показывать, но я со своими родителями так не поступаю. В декабре "ходоки", кстати, почему-то оживились и стали приходить намного чаще. Последний визит был вчера. Опять ночью и опять все с тем же вопросом: "Как бы нам Ольгу Евгеньевну найти и с ней побеседовать?". То ли милиционерам год надо закрывать, то ли действительно поговорить не с кем? Если хотят меня найти, то почему за все это время ни одной повестки с просьбой явиться? Да что повестки – я понимаю, в Беларуси кризис, может, в милиции денег на бумагу не хватает. Но один звонок на мобильный уж можно было бы сделать? За все это время – ни одного звонка. И выглядят эти титанические усилия как в анекдоте: "ищу кошелек не там, где потерял, а под фонарем – там светлее". Зачем меня искать там, где меня очевидно нет? Кстати, все тот же Юрий Подобед когда-то яростно доказывал, что при каждой власти понадобятся те, кто будет выполнять любой приказ и разгонять людей. Оно, возможно, и так, но кто обещал, что это будет всегда лично Юрий Подобед? От одиозных дубинкомахателей любая власть избавляется очень быстро: мавр сделал свое дело, мавр может уходить. На пенсию или, скорее всего, в тюрьму. Каждая власть хочет видеть себя в хорошем свете, а некоторые "лица", пускай иногда и полезные ей, это благостное самоощущение портят. Сегодняшняя белорусская власть не исключение. Помахал Юрий Подобед дубинкой, науськал минский спецназ на мирных граждан, спасибо, товарищ: на тебе пинок под зад – и нет Юрия Подобеда. Чего с ним церемониться? "Подобеды" найдутся всегда. Все лето 2011 года Евгений Полудень, начальник милиции общественной безопасности, организовывал по всей стране жуткие вещи, чтобы подавить "твиттер-революцию". Неизвестными в штатском были похищены сотни людей, сотни людей были избиты, сотни сидели в изоляторах временного содержания. Клепались-шились фальшивые протоколы, сотрудники милиции группой и по сговору лжесвидетельствовали в судах. И где Полудень сегодня? В тюрьме. Размышляет о смысле жизни и своем поведении. Его коллеги кричат о "подставе". А что кричать тем, кого подставлял и отправлял на нары все лето Полудень? Можно перечислять десятки фамилий милиционеров с судьбой, аналогичной судьбе Полудня. Таких одиозных персонажей всегда есть за что посадить, поэтому они так и стараются выслужиться своим яростным дубинкомаханием. Только им это никогда не помогает. Зло всегда возвращается. Помнится, в марте этого года все тот же Юрий Подобед очень удивлялся из-за того, что он до сих пор в списке "невыездных", хотя уже давно не работает в Минском спецназе. Я вижу определенное недопонимание госструктур, что такое "списки невыездных" и с чем их "едят". Люди попадают в списки "невыездных" не из-за профессии. В конце концов, можно быть председателем Центризбиркома и при этом всеми уважаемым человеком. Люди попадают в списки "невыездных" за конкретные свои поступки. Плохие поступки. Не потому что Евросоюз кого-то "боится", а потому что Европе не нужны визитеры, совершившие какие-то действия, которые в Европе четко определяются как "уголовное преступление". Логика проста и понятна: зачем Европе "уголовники"? Поэтому не имеет значения, ушел Подобед с поста начальника Минского спецназа или остался там. Поступок уже совершен, и он уже стал историей. Список "невыездных" – это навсегда. Уйдет или останется Лукашенко на посту Президента – дело пятое. Важно то, что даже когда президентом будет другой человек с другой фамилией, а в Беларуси совсем другая политическая система, Юрий Подобед все также будет "висеть" все в том же списке "невыездных" в Евросоюз. Вместе с теми двумя сотнями остальных. Даже если пойдет работать нянечкой в детский садик, эти списки никто отменять не будет. Хотя стоило бы составлять списки и нормальных милиционеров тоже. Потому что они стали большой редкостью, те, кто не бьет женщин, не обижает стариков, не похищает людей на улицах, не пишет фальшивые протоколы и не лжесвидетельствует в суде, не отправляет людей за решетку; кто пришел в милицию ловить преступников, а не гоняться за "Витебским Курьером"; кто не станет строить свою карьеру на крови и дубинкомахании. Таких милиционеров мало, но они все-таки в Беларуси есть. Я лично встречала. Именно такие милиционеры дают мне надежду, что когда-нибудь главный лозунг полиции всего мира "Защищай и храни" станет девизом жизни и белорусской милиции..
14.12.11 18:38
загружаются комментарии