Мелочь, а неприятно

— Ой, ты кто? Я – Добрая Фея. — А почему с топором? — Ну, настроение что-то не очень. Народный анекдот.      В который раз убеждаюсь, что независимая газета «Витебский Курьер» выступает чем-то вроде Золушки среди независимой прессы. Когда все – на бал, ей указывают место на кучке золы на кухне и говорят: «Тебе балы – ни-ни!». Ее преследует власть, и ее же постоянно оплевывают коллеги. Сколько можно, господа?      Список задушенных властью независимых газет огромен: «Имя», «Белорусская Деловая», «Свабода», «День», «Пагоня», «Витебская трибуна», «Кутейна»…      «Витебский Курьер» не закрылся. Хотя был обречен и должен был умереть еще в 2006 году – в это же время мучительно и по тем же причинам умирала еще одна независимая газета Витебщины «Химик». У ВК отсутствовал юридический адрес, ушел на пенсию директор, сбежала главный бухгалтер, не велась в течение года бухгалтерско-финансовая документация, была разрушена вся система доставки и распространения газеты, месяцами не выплачивались журналистам зарплаты, зато в огромном количестве присутствовали долги.      У газеты не было никаких шансов на жизнь – как не было никаких шансов на любовь прекрасного Принца у бедной, затюканной всеми и заплаканной Золушки. Но и в жизни в процесс иногда вмешивается Добрая Фея.      Оказалось, что мы – все, кто в роли «Доброй Феи» не даем закрыть газету «Витебский Курьер» титаническими усилиями с 2006 года, совершили ужасное и страшное преступление, которое минская независимая журналистская публика не может простить до сих пор. Все – это не только я. Это Валерий Щукин, который вез самый первый тираж из Смоленска после запрета публиковаться в Беларуси, за что был арестован милицией прямо на автобусной остановке. Это правозащитник Павел Левинов, который уже немыслимое количество раз подает на «Белпочту», «Белсоюзпечать», милицию судебные иски и мужественно тянет на себе все судебные процессы (а их было десятки). Это три редактора, которые, как стойкие оловянные солдатики, выдерживают все невзгоды и тяготы жизни редакторов независимой общественно-политической газеты в Беларуси. Это журналисты, которые стараются найти интересные и важные для Витебщины новости. Это мужественные распространители, которые, несмотря на все задержания и угрозы, в снег и мороз, в дождь и град несут газету читателю. Это читатели газеты, которые своими звонками и письмами заставляют газету развиваться и расти. В том числе, в этом длинном списке присутствую и я.      Да, я спасла «Витебский Курьер». Да, я каюсь публично и признаю свою вину: она чудовищна, и мне ее никогда не искупить в глазах минской независимой публики. Да, я дала возможность шесть лет выполнять любимую работу почти трем десяткам независимых журналистов. Хотя мне лично это стоило инвалидных костылей в течение 11ти месяцев и адских болей. Татьяна Бубликова мне о моем кошмарном преступлении еще раз любезно напомнила. И для меня это стало последней каплей. Репрессии против «Витебского Курьера» с 2006 года не прекращались ни на минуту. «Витебского Курьера» нет до сих пор ни в киосках «Белсоюзпечати», ни в каталогах «Белпочты», газете запрещено печататься во всех типографиях страны. Аресты тиражей, задержание распространителей и журналистов. Обыски. Блокирование офиса сотрудниками милиции без объяснения причин. Многое и многое другое. Покажите мне хотя бы еще одну газету, в которой бы директора на протяжении трёх месяцев подряд (!!!) систематически хватали возле дома сотрудники КГБ и увозили в неизвестном направлении? Тиражи какой газеты, кроме «ВК», изымались милицией в этом году? Но «Витебский Курьер» живет и развивается: даже слепому видно, насколько отличаются номера газеты год назад и сейчас (не говоря уже про сайт).      Когда понадобилась помощь другим газетам и сайтам Беларуси в прошлом году, я точно также подставила свое плечо и предложила свою, прошу заметить, бескорыстную, как и в случае с «Витебским Курьером», помощь и им. Хотя мне лично это прибавило труда и нервов. Я, сжав зубы, молча делала эту работу, потому что считала и считаю, что независимая пресса в Беларуси должна быть. Я, как политик, готова приложить все силы, чтобы она в Беларуси сохранилась, несмотря на все ухищрения и козни белорусских властей. Мне не нужно благодарностей, я бы и сейчас не вспоминала про это. Но мне непонятно: почему независимые журналисты бьют меня за мои усилия помочь выжить независимой прессе?      Кто из белорусских политиков сделал больше для сохранения независимой прессы в Беларуси? Имена в студию, пожалуйста. И что в итоге я читаю на сайте Белорусской Ассоциации журналистов? Я читаю, что «Витебский Курьер», «нынешний проект Ольги Карач», не поставил какую-то ссылку на фейсбук журналистки Татьяны Бубликовой. Мой нынешний проект?!      Эти слова – неуважение ко всем людям, которые боролись и борются за выживание «Витебского Курьера». Это пренебрежение их заслугами и принижение тяжелейшей работы десятков людей в профессиональной и серьезной газете. Согласно независимым соцопросам НИСЭПИ, в Витебске по доверию населения «Витебский Курьер» находится на втором месте после главного рупора белорусской пропаганды «Советской Белоруссии». Так давайте посчитаем ресурсы государственной «Беларусь Сегодня» и независимого «Витебского Курьера». «Витебскому Курьеру» доверяет 36.7 процента населения областного Витебска: кто может похвастаться такими результатами?      Это плевок в лицо редакторам «Витебского Курьера», которым, оказывается, Ольга Карач ежесекундно указывает, какие ссылки и на кого ставить, а какие нет.      Почему в статье про отсутствие ссылок в белорусских медиа-ресурсах указаны только «мои нынешние проекты»? Я бы очень хотела узнать, чей это «нынешний проект» газета «Комсомольская правда» или «БелТА», – но в статье об этом почему-то ни слова. В статье Бубликовой все владельцы-учредители-редактора оказались существами анонимными, а вот только у «Витебского Курьера» почему-то есть «вражина» со своим именем, из-за которой, видать, все беды.      Но самое смешное, что эти обвинения против «Витебского Курьера» абсурдны: на сайте ВК ссылка на авторов в статье, про которую говорит Татьяна Бубликова, стоит и всегда стояла. Там стоит видео с TVN и указано, что статья – из TVN, как и положено делать уважающему себя изданию. Если считать перепосты в фейсбуке источником, на который надо ставить ссылки, то тогда давайте уж писать авторов коллажей, фотографий и просто цитат, которые люди друг у друга таскают. Тогда по каждому фото котиков надо проводить целое расследование, кто автор, да еще с указанием промежуточных перепубликаций. Фейсбук – это не СМИ.     У нас по-разному и непросто складывались отношения с Белорусской ассоциацией журналистов, и не всегда наши взгляды на методы спасения ВК совпадали. Правда, всегда было общее: и мы, и БАЖ «болеем» за ВК. Но даже БАЖ при всех наших сложностях и ссорах никогда не обвинял меня в том, что я цензурирую статьи в ВК или решаю, какие ссылки ставить, а какие – нет. Зато до таких обвинений додумалась журналистка Татьяна Бубликова. Видимо, найден удобный «крайний» на все случаи отсутствия ссылок, непрофессионализма, некорректно поданной информации и т.д. в белорусских независимых медиа. Это, конечно же, опять я. Помогала этому медиа ресурсу хоть чем-то? Значит, ответственная за все статьи своего «нынешнего проекта». Теперь я понимаю, почему оппозиционные политики самоустранились от любой помощи независимым медиа. Кому хочется выслушивать вот такие беспочвенные обвинения в свой адрес?     Кстати, почему «журналистскому профессионализму» учит журналистка, которая сама себя не обременяет правилами журналисткой этики? 1. Проверка достоверности информации у «первоисточника». Понимаю, что дело хлопотное, но раз взялась учить профессионализму, будь добра соответствуй. Как минимум, для этой статьи не мешало бы проверить, чей «проект» «Витебский Курьер» и насколько этот проект «нынешний». И указать ссылку на источник информации, конечно. 2. Профессиональный журналист сначала исследует тему, потом про нее пишет. «Витебский Курьер» - это газета с тиражом 10.000 экземпляров в неделю и 12 полосами. В ней 29 внештатных корреспондентов. Только неопытная и очень наивная журналистка может думать, что кто-то (пусть даже это и Ольга Карач) может эту газету делать в одиночку. 3. И, наконец, газета «Витебский курьер» информации о фильме вообще не давала. Если уж говорить о зачатках журналистского профессионализма, то Татьяне Бубликовой следовало бы давать корректную отсылку не на газету, а к сайту kurier.me .      Профессиональный журналист извиняется, если вдруг обнаружится, что он написал неправдивую информацию. Сайт «Нашего Дома» извинился перед владельцем TUT.by за пропущенный дискриминационный комментарий (который писали не мы, а посетитель сайта). Хотя я тот злосчастный комментарий прочитала только после статьи Юрия Зиссера. Интересно, хватит ли силы духа у «профессиональной журналистки» Татьяны Бубликовой публично извиниться перед «Витебским Курьером» и лично мною за искажение фактов в своей статье? Может, пришло время журналистам начинать строить профессионализм с себя, а не поучать других?.
10.04.12 2:35
загружаются комментарии