Почему НАШ ДОМ не работает в деревнях?

Очень жаль людей в белорусских деревнях и маленьких городках, но поддержка любых инициатив в городах меньше 30.000 населения и в деревнях – это ресурсы (во всех смыслах), выброшенные на ветер. Если наша цель — положительные политические и социальные изменения в Беларуси, то очевидно, что над ними лучше работать в крупных городах. Почему нет смысла работать в сельской местности? Ответ дает обычная математика — в Беларуси по результатам переписи населения 70% урбанизации. То есть, по официальным данным 70% населения живет в городах. Эти люди пользуются компьютерами, мобильниками, автомобилями, плазменными и жидкокристаллическими телевизорами, городским транспортом; там расположено 99% заводов и фабрик, там расположено 98% всего бизнеса страны — эти люди получают 95% всех зарплат и пенсий в стране и именно эти люди двигают прогресс, эти люди платят коммуналку и поэтому имеют право требовать от государства. Эти люди более образованны, больше интересуются новостями и более мобильные. При этом в 18 крупнейших городах страны проживает до 1. Минск — 2 миллиона 2. Гомель — 0.5 миллиона 3. Могилев — 0.38 миллиона 4. Витебск — 0,36 миллиона 5. Гродно — 0,33 милиона 6. Брест — 0,31 миллиона 7. Бобруйск — 0,22 миллиона 8. Борисов — 0,2 млн 9. Барановичи — 0,16 млн 10. Полоцк+Новополоцк — 0,2 млн 11. Орша — 0,13 млн 12. Пинск — 0,13 млн 13. Мозырь+Калинковичи — 0,11 млн 14. Солигорск+Слуцк — 0,1 млн 15. Речица — 0,06 млн 16. Светлогорск — 0,06 млн 17. Молодечно — 0,1 млн 18. Лида — 0,1 млн Даже с погрешностями выходит 5 миллионов человек — более 71% от всего городского населения. Получается, что во всех остальных 83 городах и 94 поселках городского типа живет 29% городского населения, или в среднем по 12 тысяч человек. Примерно столько живет в одном городском округе по выборам местного депутата  в городе Витебске, однако в этом городском округе они живут в 70-150 подъездах на территории, которую можно обойти пешком за 10 минут. Но не будем мелочиться. Просто давайте виртуально выделим двум группам по одному парламентскому округу, скажем — в Витебске и в Витебской области. Парламентских округов у нас 110, поэтому один округ — примерно 1% от президентского, есть смысл потренироваться, чтобы потом представлять, что нас ждет на президентских выборах. В таком округе, независимо от площади местности проживает 70 тысяч избирателей. С каждым годом их все меньше, но возьмем за основу оптимистичный 2004 год. Один округ будет в Витебске — это Чкаловский, основу которого составляют многоэтажные дома от 9 и до 5 этажей. А второй будет в середине Витебской области — Миорский избирательный округ № 24  (в него входят Верхнедвинский, Миорский, Россонский, Полоцкий районы без городов Полоцка и Новополоцка). В нем люди живут в одноэтажных — максимум трехэтажных домах. И теперь представим, что двум группам с примерно одинаковыми ресурсами нужно выдвигаться — каждой по своему из вышеуказанных округов. И вот в течение месяца обе группы начинают собирать положенные им 1000 подписей, чтобы выдвинуть своего кандидата (с запасом - 1500). Причем, помним, что это подписи избирателей, а не жителей, а последних всего 70% от общего числа проживающих. Таким образом, в центре Россонского района — в пгт Россоны проживает всего около 2 тысяч избирателей. Наш опыт показывает, что максимальное количество подписей, которое можно собрать — это 50% избирателей с подъезда, а минимальное — 4%. В среднем - 15%. Очевидно, что в Россонах с такой эффективностью 1000 подписей не собрать даже за бесконечное время, максимум 300. Аналогично в Верхнедвинске проживает 7 тысяч человек, или примерно 5 тысяч избирателей. При эффективности в 15% город даст не более 750 подписей. Это без учета времени, активистов и административного ресурса, который в малых городках и деревнях несравненно больший, чем в крупных. Практически это означает, что для того, чтобы собрать необходимые подписи с запасом, придется объехать не только все районные центры, но ехать вглубь районов, где плотность населения еще ниже, доступ сложнее, а жители еще менее сговорчивы. Не верится, что кандидат способен найти в каждом районном центре несколько безработных энергичных активистов. Скорее всего, их придется возить из крупных центров — например Полоцка или Новополоцка. А значит, придется снимать квартиры, гостиницы, с риском потерять подписи при неожиданном налете милиции, или терять ежедневно несколько часов и пару десятков литров топлива, чтобы привезти группу только в один районный центр. Опыт показывает, что подписи можно собирать только три часа — с 18 до 21 часа, раньше людей просто нет, а позже они уже ложатся спать и очень неохотно открывают. Представьте себе этот процесс — вы звоните в дверь или (!) добредаете до забора следующего дома. Ждете минуту-три, потом выходит человек, и вы начинаете  объяснять, что это за подписи, зачем они, что для этого нужно — на это уходит не менее пяти минут. Затем, если ощущается готовность — люди идут искать паспорт (или два паспорта), вы пишете строку в подписной лист, даете лист на внесение собственноручно избирателем (таков закон) даты и подписи. Минимальное время в необработанном участке (а малые города НИКОГДА не были обработаны листовками, газетами или иной информационной продукцией) для получения одной подписи — 10 минут. За час — 6 подписей, за три часа — 18. После этого сборщик либо едет домой, и по пути его ловит ГАИ, либо идет в гостиницу. Даже если этот сборщик подписей — монолит и матерый человечище, и будет делать такое каждый день, он получит за разрешенный месяц 540 подписей. На самом деле это невозможно — людям надо работать и что-то есть, и невозможно испытывать психологическое давление от общения с избирателями целый месяц. В идеале получится 100-120 подписей. А значит, нужно минимум десять таких сборщиков, причем они должны ездить из точки в точку, тратить топливо и искать жилье, а значит иметь обслуживающий персонал — водителей, менеджеров-управленцев, правозщитников для войн с милицией. И это касается ТОЛЬКО сбора подписей. Но известно, самый лучший способ агитации — именно сбор подписей. Опыт показывает, что подписавшийся с вероятностью 0,75 голосует за того, за кого поставил подпись. Это означает, что нужно успеть как можно больше «обобрать» населения до того, как оно поставит подпись за другого. И в большом городе сделать это на порядок проще (не надо тратить время на поездки, переходы между маленькими домами, можно работать в «три-пять рук» - один объясняет, и идет дальше, а ассистенты уже получают непосредственную подпись). Наш опыт говорит, что группа из 5 адекватных сборщиков подписей на обработанном городском многоэтажном округе способна получить за два месяца в три прохода 2000 подписей с 7000 избирателей. Таким образом, 50 человек способны получить 20000 подписей. При явке населения 50% (35.000 придет голосовать) мы получаем как минимум 15 тысяч голосов без учета сагитированных распространением, обращением по радио и по телевидению. Это если не уверенная победа в первом туре, то, во всяком случае, — уверенная победа во втором. Но это невозможно там, где больше времени тратится не на работу, а на переезды и переходы: тем более общее население Верхнедвинска, Миор, Боровухи, Россон, Ушач (в избирателях) — хорошо если превысит 17 тысяч человек, значит остальных придется добирать «по полям и лесам». Подпись охотнее дают, если понимают — за кого. Следовательно, после регистрации необходимо мгновенно получить деньги от властей на кампанию и напечатать листовки. Причем в идеале нужно напечатать несколько волн. Если листовка будет формата А5, то 5000 таких листовок будет весить 15 килограммов. А если листовка будет А4, то соответственно — 30 килограммов. Чтобы забрасывать, человек может брать с собой не более 5-8 килограммов. В Витебске сумка будет облегчаться быстро, но не так быстро это будет в районном центре, где нет домов выше 3-х этажей, а большая часть жилья — частный сектор, где чтобы отдать одну листовку придется идти двадцать-тридцать метров. 5 килограмм — около тысячи листовок в зависимости от плотности бумаги. В Витебске это — 25-30 подъездов, что есть километр-полтора. В Миорах это (1000 раз по 20 метров) — 20 километров с сумкой, которая не сразу опустеет. За сколько вы способны пройти 20 километров с тяжелой неудобной сумкой? 5-6 часов? А пенсионер? А всего надо забросить 30 тысяч домов, причем чем дальше от центра, тем они дальше расположены друг от друга! И нельзя долго тянуть — иначе сборщики подписей будут тратить лишнее время на объяснения и соберут меньше подписей! Ну вот, допустим, мы все же забросили (три раза!) весь округ, проехали по всем деревням, собрали сколько смогли подписей и настал день голосования. Кто будет вести наблюдение? Если на обычном городском парламентском округе примерно 20 участков для голосования, а значит, чтобы их закрыть, нужно примерно 60 человек (смена, обед, переносные урны). Но в Миорском округе — будет не менее 120 участков, плюс огромное количество переносных урн. Чтобы закрыть такую площадь — нужно минимум 360 активистов, причем часть из них — при своем автотранспорте, чтобы могли «догнать» выездные комиссии с переносными урнами. Очевидно, что городской округ дает намного больше шансов для победы. И очевидно, что существует четкая граница численности населения города, в котором есть смысл работать на выборах (и соответственно, между выборами) — это города с численностью избирателей больше, чем один избирательный округ. Это примерно 70 тысяч избирателей, а значит чистыми более 100 тысяч населения. Таких городов в Беларуси всего 18. Таким образом — тест для НГО: предложите выбрать место работы, и если группа захочет работать в сельской местности, эта группа — это болтуны, неудачники или люди, которые не имеют опыта и не знают о чем идет речь. Вы хотите учить эту группу на своих ресурсах и потери ресурсов? Оставьте Александру Лукашенко его деревни. Нам нужны города..
11.06.12 9:32
загружаются комментарии

Ольга Карач