Мировоззренческая пропасть между беларускими Шнобелем и Нобелем 26.10.2015 4

Постоянно повторяющий, словно мантру, слова о том, что при нем Беларусь состоялась как суверенное государство, первый и пока единственный правитель страны, на самом деле, остается глубоко советским человеком.

Первый беларуский лауреат Нобелевской премии, писательница Светлана Алексиевич, называя себя «советским человеком», на самом деле, не является таковым даже с большой натяжкой.

«Советскость» - это, прежде всего, система. Система, в которой обычный, маленький человек, прежде всего – винтик. У которого нет и не может быть голоса и цена жизни которого – ноль. Которого можно отправить бесплатно строить Беломорканал, и про которого можно сказать «бабы еще нарожают » - как говорил Сталин о больших потерях в ходе Второй мировой войны, притом, о потерях которых могло бы и не случиться, если бы не бездарность правителей и командующих.

Это не какое-то изобретение большевиков, это – тысячелетняя традиция Московского княжества, истоки которого уходят к наследию Золотой орды, частью которой являлась Московия в те времена, когда на наших землях народ уже был терпим к иноверцам и защищался как от тех же татар, так и от крестоносцев так, и от самих московитов.

История России, а потом и СССР, последнего тысячелетия вся стоит на отрицании права человека иметь голос: это подавляющая сила религии, крепостное право, абсолютна власть царя, отсутствие местного самоуправления, и, в конце концов, ГУЛАГ.

История Беларуси до ее подчинения Россией в конце XVIII века (до этого времени наши предки никогда не жили под властью Москвы) – совершенно иная. Мы никогда не подчинялись Орде, написали первую в Европе Конституцию, у нас никогда не было крепостного права, а города жили по Магдебургскому праву, то есть, выбирая своих руководителей, смещая и сменяя их в случае непригодности.

Последние 220 лет нашей истории – период вхождения в Россию, сопровождающийся интенсивной русификацией и уничтожением всего национального, в том числе, и ментальности. Ментальности свободных людей. Людей, которые, в соответствии с московской парадигмой, являются лишь винтиками, и у которых нет и не может быть голоса.

Эти 225 лет, вроде бы, небольшой, по историческим меркам, период, родили свой тип беларуса, и Лукашенко – яркий представитель этого типа, мыслящего так и только так: мы – более европейские, чем московиты, уже за одно это они обязаны нас уважать, однако же хозяин сидит в Москве. Ну а раз в Москве – хозяин, значит и мы здесь живем так, как заведено у хозяина.

Светлана Алексиевич – это совершенно другая история. Она называет себя «советским человеком», хот не является таковым с ментальной точки зрения ни на миллиметр. Возможно, она, как и все мы, «советский человек», как продукт чудовищного смешения взглядов, чувств и восприятий, рождавшийся в котле СССР, переплавляющего отдельных людей и целые народы, человек, чувствующий свою причастность к другим народам, также плавившимся в этом котле. Но ментально светского в ней ничего нет. Равно как и российско-московского.

Потому что Алексиевич – это голос простого «маленького человека». Тот самый голос, в котором ему отказывали власти Российской империи, СССР, а теперь – режимов-наследников СССР. Редкий случай, но уникальность ее творчества, как представляется мне, основана не на сути, ибо суть принадлежит не ей, а ее героям, а на форме: это возможность осознавать и осмысливать целые эпохи через голоса простых «маленьких» людей.

Многие ломают копья вокруг вопроса, что же в Алексиевич, пишущей на русском языке, беларуского, хотя ответ, по-моему, на поверхности: уважение к отдельной личности, внимание к отдельной личности, сочувствие отдельной личности, понимание отдельной личности как человека, а не как статистики, признание права отдельной личности – все это ментальная традиция существовавшая и бывшая главенствующей на наших землях в течение многих столетий, до начала российской военной и духовной оккупации в конце XVIII века. То, что определяет настоящую беларускую толерантность, в отличие от мнимой – пофигизма, культивируемого сейчас большинством.

Настоящую беларускую толерантность, которую лучшие представители нашего народа, зачастую, не осознавая, просто на уровне генов, смогли пронести сквозь два столетия репрессий, уничтожения и унижения.

Лукашенко обиделся на Алексиевич. Та раскритиковала его на пресс-конференции в Берлине за тотальную зависимость от Путина, за то, что он – «на содержании».

"Скажу опять же о наших отдельных "творцах", творческих личностях даже лауреатах Нобелевской премии, которые не успели еще ее получить, выехали за пределы страны и постарались ушат грязи вылить на свою страну. Это неправильно, это не оппозиционность. Это абсолютно неправильно, потому что Родину, свою землю, как и своих родителей, свою мать не выбирают. Она такая, какая она есть. Если ты плохо говоришь о Родине, стыдишься ее, значит, ты, прежде всего плохой сын", - отреагировал Лукашенко, назвав, мимоходом, себя «страной».

Ассоциируя себя любимого с целой страной, Лукашенко не просто подменяет понятия в целях пропаганды и обмана. Ему удобно и комфортно это делать, потому что он, ментально, советско-московский человек, для которого народа, как и отдельных людей, не существует, а он, если уж у него власть – вся страна.

Удивляет слепота его и ему подобных: несмотря на все более очевидные подтверждения, они до сих пор не видят и не понимают, что современному миру они не нужны, их время прошло, можно быть относительно на плаву сегодня-завтра, но в долгосрочной перспективе – тупик. В условиях мира глобализации, Интернета и все более открывающихся границ, политическая система, где один человек – это страна, а народ, простые люди, соответственно, никто обречена на гибель неминуемо.

Парадокс Шнобелевской и Нобелевской премии становится все более очевидным.

Наверное, все помнят, что А. Лукашенко – не только первый беларуский президент, но и первый в истории независимой Беларуси лауреат мировой Шнобелевской (это перевод на русский такой в оригинале название звучит иначе, понятно) премии, пародии на Нобеля, вручающейся за «за достижения, которые заставляют сначала засмеяться, а потом — задуматься». Данную награду беларуский правитель получил в 2011 году за то, что в период «молчаливых акций протеста» («Революция через соцсети»), милиция задержала, а суд потом еще и наказал глухонемого беларуса, который «ругался нецензурной бранью».

Символизм этого «достижения», мягко говоря, бьет через край: на фоне молчаливых акций, где простые беларусы протестовали, подчеркивая, что их лишили голоса, милиция арестовала человека, у которого голоса не оказалось не только в переносном, но и в буквальном смысле. Система покарала его, как никогда громко заявив о своей карикатурности в современных условиях.

В этом – вся суть лукашенковской Беларуси, построенной на мировоззрении Орды и Москвы: простой человек ничего не значит и не имеет голоса. И эта московская Беларусь Лукашенко, в глазах мирового сообщества, оказалась достойной лишь Шнобелевской премии: заставляет сначала рассмеяться, а потом – задуматься.

Модель Алексиевич, рупора маленького, обычного, простого человека, получила премию Нобелевскую.

Как говорится, почувствуйте разницу…

Про «прозрачный» подсчет голосов: не спешите верить в 65% 14.10.2015 13

Многие независимые онлайн-СМИ опубликовали сообщения наблюдателей за выборами, из которых следовало, что они имели возможность находиться рядом со столами, на которых происходил подсчет голосов и видели процесс. Общественность приняла за чистую монету сообщения с этих участков, тем более, что цифры резко отличались от общих официальных итогов: на таких, «демократичных», участках, за Лукашенко, вроде, не 83%, а «всего» 65 – 67%, зато за Короткевич никак не 4%, а 20-25%.


На самом деле, верить этим цифрам, несмотря на «прозрачный» подсчет, можно ровно настолько же, насколько и официальным общим итогам с 83% «ЗА». Объясню, почему.


Потому что, один наблюдатель, даже находящийся в непосредственной близости от стола, может видеть, но не считать. В среднем 10-12 членов комиссий раскладывают бюллетени по стопкам по идее, считают (а, скорее всего, все равно не считают), но наблюдатель не может считать вместе с ними – это ему физически недоступно, уже хотя бы потому, что он один, а их – 12. Он может только видеть, а не считать.

Я дважды наблюдал за подсчетом голов в Украине, который, надо сказать, проходит там вполне прозрачно.


В комиссии обязательно есть представители всех кандидатов. Член комиссии от какого-то кандидата считает голоса другого кандидата. Есть также наблюдатели от всех кандидатов. И, пока член комиссии от кандидата А считает бюллетени за кандидата Б, у него прямо за спиной стоят, и также считают, наблюдатели от кандидата В. На выходе получается, что каждый бюллетень действительно подсчитан, и есть точная общая картина.


Поскольку подсчет проходит через такие фильтры, избирком потом спокойно заверяет протокол своей печатью – он все равно не сможет изменить цифры в протоколе по дороге в ТИК, потому что обман неминуемо раскроется. У нас, напомню, печатью никто ничего не заверяет, и данные по отдельным участкам не публикуются.


И теперь – нашему подсчету и нашему «наблюдатель наблюдал процесс подсчета». Наш наблюдатель может только визуально контролировать действия далеко не всех членов комиссии и может только визуально фиксировать размеры «кучек», по которым раскладывают бюллетени с голосами, поданными за каждого из кандидатов. Он не в состоянии, при этом, точно сказать, находится ли в стопке за Лукашенко 67% или 83%, или 50%, а в стопке за Короткевич – 10%, или 15%. Он может лишь на глаз определять, во сколько раз стопка одного больше или меньше другого, притом, без всякой гарантии, что он точно уследил за всеми членами комиссий и все бюллетени разложены правильно.

В конечном итоге это приводит к тому, что такой наблюдатель, которого «допустили к столу», все равно озвучивает нам цифры, которые написал председатель Ермошинской комиссии. Он озвучивает цифры не свои, потому что он не считает, а цифры Ермошиной, но… добавляя при этом: «я видел подсчет голосов».


Судя по всему, если исходить из анализа разных источников информации, по всей стране было приблизительно несколько десятков таких, «показательных» участков, и на этом основании многие уже сегодня твердо уверены, что в действительности Лукашенко набрал 65% голосов.

Что до меня, то я, скажу мягко, не верю. В 2010 году, на пике индивидуального экономического благополучия отдельных граждан, когда зарплаты были самыми высокими за всю историю, доступные кредиты буквально на все, и святая уверенность, что так оно теперь всегда и будет, независимая социология показывала Лукашенко победу в первом туре с приблизительно 55% голосов. Никаких оснований считать, что последние 5 лет, прошедшие в бесконечных хождениях по кругу, девальвациях, жалобах на «народец» и попытках переложить ответственность за собственные провалы на «внешние факторы», добавили ему популярности, нет.


Экс-депутат Верховного Совета, бывший бизнесмен и политзаключенный Андрей Климов, работавший наблюдателем на участке, говорит, что лично опросил большинство избирателей, и больше половины на его участке проголосовали за Короткевич. Не буду утверждать, насколько это вероятно, но, что сегодня действительно вероятно, так это то, что Лукашенко в первом туре 50% + 1 голос не набрал.


И эта «разводка», с «показательными» участками, призвана, в первую очередь, укоренить среди сомневающихся и не верящих в 83% людей, как внутри страны, так и за рубежом, мысль о том, что, несмотря на явную натяжку (83%, это, скажем прямо, картинка вообще для дураков), он все равно убедительно побеждает, является единственным политиком, и никуда от него не деться.


Зачем это нужно?


Во-первых, это нужно для «западников»: пусть они не верят в 83%, но не сомневаются в том, что Лукашенко – единственный, кого по-настоящему поддерживает народ, и он говорит от его имени.


Во-вторых, это нужно для рядовых членов избирательных комиссий. Их в Беларуси очень много, на самом деле, десятки тысяч человек. Среди такого количества людей не может не быть людей честных, или, хотя бы, с остатками совести. Многие из них, без сомнения, после сотворенного ощущают себя, мягко говоря, не лучшим образом. И вот если они будут уверены, что они лишь «приукрасили», а, на самом деле, «он все равно победил», им будет спокойнее, и они не станут рассказывать правду: ведь, говори – не говори, все равно ничего не изменишь, только с работы вылетишь. А вот, если у них такой уверенности не будет, и они годами будут конфликтовать со своей совестью, то неизвестно, что они выкинут в следующий раз. Если хотя бы 1%, это может быть цифра порядка 1000, заговорит – режим рухнет по принципу домино.


В-третьих, это надо для оппозиционно настроенных граждан. Да, они, конечно, не верят в 83%. Пусть поверят в 65%. Принятие этого, как реальности, убивает веру, волю к тому, чтобы что-то делать, как-то продолжать шевелиться, вгоняет в депрессию и демотивирует. Деморализует. Заставляет или отказываться от деятельности как таковой, или перекидывать свою энергию на конфликты внутри оппозиции, или изобретать какие-то странные, ничего не сулящие, но зато и дистанцирующие от 65% или 83%, сценарии, типа бойкота.


Я не могу ничего утверждать на 100%, поскольку я, как и все те наблюдатели, которые «были подпущены к столу», ничего не считал. Но все то, что мы видим сегодня вокруг себя, и что мы видели еще в субботу 10 октября, заставляет сильно сомневаться в том, что Лукашенко пользуется в настоящее время поддержкой 65% избирателей.


При всей кажущейся стандартности сценария «выборов», очень похоже на то, что внутри системы в 2015 году сработали такие механизмы, которых раньше не было – система эволюционирует под новые вызовы, которые состоят в том, что сейчас Лукашенко уже не в состоянии набрать реальное большинство голосов в первом туре.


Все это требует времени и фактуры для осмысления. Самое первое, что надо сделать – это не верить в 65%.


Или, скажем так, не спешить верить…

Про игнор и Короткевич 11.10.2015 10

Начались гневные реплики, что "игнор" не состоялся из-за Короткевич.

Однако же, надо тогда прямо сказать, что "эта баба" обошла Лукашенко уже в первом туре, и только поэтому не произошел "игнор".

кого она могла "заманить на участки"? только своих сторонников, правильно? сторонников Луки он сам заманивает неплохо.

и что тогда получается?

тогда получается вот что:

1) официальная явка составит не менее 80%, - 6% фальсификации явки (по Право выбора) = 74% реальной явки (от всего электората в целом, запоминаем).
2) если игнор бы произошел без Короткевич, значит, без Короткевич было бы хотя бы 49%, значит, она привлекла на выборы минимум 25% людей, которые без нее бы игнорили, и эти 25% - ее сторонники (потому что несторонников она бы не привлекла)
3) из пришедших 49%, естественно, какая-то часть принадлежала к противникам Лукашенко или сторонникам Короткевич, которые не поддерживали игнор априори, и эта часть минимум, категорически минимум 1/6 от общего числа (это если ориентироваться на зафиксированный нисэпи рейтинг в 17%, 17% - это относительная величина, актуаьлная, соответственно, как для электората в целом, так и для его половины, так и для его четвертины). но 1/6 - скорее всего, нерелевантно, ибо рейтинг Короткевич с начала сентября несомненно вырос. значит, скорее всего, речь идет о 25% примерно, то есть об 1/4. 1/4 от 49% = 12%
4) 12% + 25% = 37%
5) напоминаю, что вся эта калькуляция, от первого пункта, ведется от всего электората в целом, а не от тех, кто пришел
6) 37% от всего электората в целом при явке в 74% означает 50% от проголосовавших.

Люди, заявляющие такое (а найдется много, которые будут заявлять это и в будущем), от ненависти и зависти теряют остатки разума.
Даже команда Короткевич не претендует на то, что победила электорально уже в первом туре. А они, стараясь повесить на нее все вечные лажи оппозиции, это делают.


Единственная причина, почему Короткевич осталась единственной 24.08.2015 19

Новость об освобождении политзаключенных в инфопространстве затмила все остальные темы.

Однако эмоции и эйфория пройдут, а заниматься политикой (в том или ином виде, как кто это для себя понимает), придется и дальше.

Поэтому было бы полезным здесь и сейчас, пока это еще хоть как-то, минимально актуально, разобраться в некоторых вещах и поставить точки над «i».

Минувшая пятница, 21 августа, стала последним днем сбора подписей за выдвижение кандидатов в президенты и отправной точкой нового внутриоппозиционного раздрая.

В частности, один из неудавшихся претендентов, Сергей Калякин, заявил, что, по его мнению, другой претендент, более удачливый, Татьяна Короткевич, заявленные 100 тыс. подписей не собрала.

Руководитель штаба другого неудавшегося претендента, Анатолия Лебедько, экономист Лев Марголин, в унисон коллеге сделал аналогичное заявление.

Эти два выступления стали отмашкой для старта потрясающего по своему азарту и блеску в глазах «больбосрача» в среде белорусской оппозиции в соцсетях и комментариях под публикациями: желающих обвинить Т. Короткевич в нечестности нашлось совсем немало.

Общий лейтмотив определили названные выше обвинители: мол, общество апатично, подписывается слабо, откуда взяться у Т. Короткевич ста тысяча подписей?

Между тем, есть некоторые, вполне очевидные обстоятельства, лежащие на поверхности и начисто лишающие высказывания Калякина и Марголина хотя бы минимального налета адекватности и респектабельности.

О какой «апатии» общества толкуют эти политики, если, одновременно, заявляют о том, что один собрал 70 тыс., а второй – 64 тысячи?

Я готов поверить в честность заявленных ими цифр, с единственной оговоркой: тогда мне придется верить и Короткевич. И – наоборот: не верить Короткевич для меня означает не верить и Калякину, Марголину и Лебедько. Объясню, почему.

Калякин и Лебедько – представители двух партий, которые входят в одну коалицию – «Талака». Их суммарный результат – 130 тысяч подписей, без отбраковки (ибо не сдавали). В такой результат можно поверить: еще до начала кампании все аналитики сходились на том, что в одиночку собрать сто тысяч подписей не может никто, в результате объединения усилий это возможно. Единственная проблема названных политиков оказалась в том, что, несмотря на нахождение в одной коалиции, они не смогли определить общую стратегию и двинулись по отдельности, хотя будущий провал был очевиден. Это не их партии и не их коалиции провалились, это они сами, лично, провалились, поскольку не проявили достаточной ответственности и поставили превыше общих интересов личные амбиции.

Однако, зафиксируем: 130 тысяч подписей, если верить заявлениям, это суммарный результат «Талаки».

Татьяна Короткевич сдала в комиссии 107 тысяч подписей, 13 тысяч отбраковали, результат – 120 тысяч подписей. И это, замечу, суммарный результат другой оппозиционной коалиции: «Народного референдума».

Да, не все организации «НР» формально поддержали выдвижение Т. Короткевич, но у не поддержавших хотя бы хватило ответственности не выдвигаться параллельно. В итоге инициативная группа Т. Короткевич оказалась в два раза больше, чем у отдельных инициативных групп ее демократических визави, и результат в 120 тысяч, в этом контексте, вполне логичен.

При обсуждениях размеров инициативных групп всегда находилось много желающих порассуждать о том, что «количество не = качеству», и с этим я не могу не согласиться: меньшее количество отнюдь не означает, в нашем случае, лучшее качество. То, что инициативная группа А. Лебедько оказалась менее 1 тыс. человек, как бы кому-то не хотелось, не означает, что в ней оказались лучшие сборщики. Есть, опять же, очевидные вещи, которые на поверхности: коалиция «Народный референдум» находится в процессе сбора подписей постоянно, собрала 120 тыс. за свою инициативу, то есть команда, что называется, в тонусе: есть «боевой» костяк, есть практика. Ничего этого в последние годы у ОГП или «Справедливого мира» не наблюдалось. Если ОГП еще принимало участие в сборе подписей в 2010 году, то экс-коммунистическая партия Калякина ту кампанию игнорировала. А в депутаты различных уровней они всегда выдвигаются не путем сбора подписей, а партийным решением. То есть, в реальном сборе подписей «Справедливый мир» не принимал участия уже 10 лет…

Так почему же я должен верить Калякину и Марголину, и не должен верить Короткевич? Ввиду описанных факторов, для меня картина очевидна: если верить, то – обоим сторонам, если не верить – то тоже, обоим. И это еще реверанс в сторону Калякина и Лебедько, ибо не верить им, на самом деле, оснований куда больше.

Я, тем не менее, склонен верить. Я думаю, что суммарно активисты организаций «Народного референдума» сумели собрать 100 тыс. подписей, и выдвижение Т. Короткевич, с этой точки зрения, абсолютно легитимно и оправдано. Одновременно я верю в то, что активисты ОГП и «Справедливого мира», входящих в одну коалицию «Талака», также суммарно смогли собрать 100 тыс. подписей. Однако суммарное количество в их случае не дало суммарного общего результата: потому что лидеры их партий, в отличие от лидеров организаций «Народного референдума», на старте кампании повели себя политически безответственно.

И в этом, собственно говоря, и есть та единственная причина, по которой Т. Короткевич сегодня осталась единственной...

То, что они пытаются скрыть эту безответственность и этот явный политический провал за абстрактными рассуждениями об «апатии» - очень плохая тенденция. Собственные просчеты и собственную слабость нельзя делать маркерами для других, не допускающих подобных просчетов и слабостей.

Ибо это уже не только безответственно и недальновидно, но и просто аморально.


Про убийство Немцова 02.03.2015 2

По убийству Немцова, самое предсказуемое - это реакция Путина: провокация, ну.

С того самого момента, когда начались действительно кровавые события на Майдане, украинцы или им сочуствующие только и делают, что, по версии российского руководства, убивают сами себя в провокационных целях. Любой противник Кремля всегда рад убить себя или своего только для того, чтобы спровоцировать, очернить, осквернить, компрометировать...

Героев Небесной Сотни убивали сами майдановцы, население Донбасса убивают и расстреливают сами украинцы, боинг сбили спецслужбы Запада или украинцы по их наущению, даже штаб АТО в Краматорске обстреляли сами, ну и Мариуполь, естественно, тоже - обстрелял сам себя.

И вот Немцов - его тоже убили исключительно сами противники Кремля, и исключительно с целью провокации.

Путину и его сподвижникам, при таком тренде, вообще, можно позавидовать: сиди себе, ничего не делай, а враги будут убивать сами себя и друг друга.

Тошнит.


Касается каждого 13.09.2013 7

Мы живём в самой прекрасной стране на свете.

Идея о пошлине на шоппинг была только идеей, а если бы просто была осуществлена, стала бы просто очередным маразмом. Но после того, как на этот счёт стали высказываться ведущие чиновники нашего чуда-государства, стало понятно, что из темы власть устраивает пропагандистское шоу.

Это может показаться парадоксальным, ведь эта инициатива, мягко говоря, вызывает недовольство очень многих сотен тысяч людей. Однако в этом нет ничего удивительного, если вспомнить, что Лукашенко и его система в своей электоральной политике всегда делают ставку на раскол в обществе, разжигании чувств вражды, ненависти, злорадства и зависти между отдельными группами. В данном случае пропагандистское шоу рассчитано как раз на представителей той части общества, которая всегда была самой верной опорой режима: неинформированных, слабообразованных, немобильных людей с заниженной самооценкой и планкой ожиданий от жизни. Таких людей, которые в сегодняшних трудных условиях предпочтут лучше снизить собственные запросы, чем пытаться найти альтернативу (хотя бы в виде заграничного шоппинга). И это шоу должно, по идее, дать эффект перед грядущими политическими событиями, в очередной раз раскалывая общество.

Вообще же, ничего принципиально нового нам эта ситуация не приносит. Хотите убедиться в этом? Белорусская власть – рекордсмен по принятию самых нечеловеческих и абсурдных решений. И ничего, пипл хавает. Сначала кажется: это же невозможно, это – маразм. А потом – привыкают, и живут. Ну вот, давайте посмотрим.

В 2007 году в Беларуси были отменены практически все социальные льготы. Почти ничего государство на этом не выиграло. Просто раньше они были гарантированы, а теперь не гарантированы. Вот даст временные льготы на проезд пенсионерам в летний сезон – спасибо, Александр Григорьевич! Не даст: ну, так их же и нету… В Европу приезжаешь, видишь, как студентам продают льготные билеты на транспорт. У нас – нет, у нас они богатые. Ничего, проглотили, привыкли, живут как-то…

Беларусь – страна, наиболее пострадавшая от Чернобыля. Но «чернобыльские» льготы у нас тоже поотменяли. Украина и Россия пострадали в десятки раз меньше, но люди там в десятки раз лучше ощущают озабоченность государства преодолением проблемы. У нас нет проблем. И радиации уже почти нет. Сдуло.

Ещё по Чернобылю. У нас ликвидировали ликвидаторов. Белорусы, которые непосредственно в Чернобыле спасали мир, ничем теперь не отличаются от тех же белорусов, которые просто живут в загрязнённой зоне. Вот дядя Вася на реакторе горел, а дядя Ваня в это время бухой под забором валялся – они одинаковые в нашем «государстве для народа», равный статус имеют, равные права. Ничего, схавали. В Украине при попытке чуть урезать льготы ликвидаторы под президентскими дверями голодовки устраивали, а вся страна гудела в их поддержку. У нас – тихо. Ну, хотя, в принципе, у нас ведь и ликвидаторов теперь вообще нет. Только пострадавшие. Ещё вопрос, от чего больше.

Человек с удостоверением участника войны в Афганистане, даже если он – белорус, и в России, и в Украине будет получать льготы. В Беларуси – нет. Наше государство как бы не в ответе за СССР. «Мы тебя туда не отправляли». Ок.

Каким идиотизмом и бредом мы считали, как смеялись и как были уверены в том, что это решение не продержится и полгода, когда вводилось ограничение на выезд за границу на личном автотранспорте, один раз в 8 дней. А, ведь, совершенно незаметно, привыкли. Ну, нормально.

В 2013 году белорусов заставили вторично выкупать своё жильё. Если не приватизировал – государство тебе больше ничего не гарантирует. Это – его, государства, жильё, ты, пока живёшь, будешь платить арендную плату. Это особенно интересный вопрос, потому что подавляющее большинство нашего жилфонда построено при СССР. Выходит, за Афганистан и Чернобыль власть не в ответе, потому что это до неё было. А жильё – о, не, тут другая история, деньги на бочку! Это совершенно замечательно ещё и потому, что в советские времена, когда это жильё строилось и выделялось, люди только думали, что оно – бесплатное. На самом деле, ничего бесплатного в этом не было, потому что из зарплаты советского человека делались отчисления в том числе и в жилищный фонд. То есть, человек, реально, эту квартиру покупал. Сейчас должен купить во второй раз. Иначе, государство ему ничего не гарантирует. Хотя там, в Конституции, и по-другому написано.

Но вообще, даже если ты квартиру и выкупил, и даже если сделал это во второй раз, никто тебе ничего не гарантирует, и вообще, частная собственность в нашей реальности понятие весьма относительное. Вот приняли чиновники очередное постановление. Оно пока не применяется, но оно существует. Любые ремонтные работы в доме надо проводить только по согласованию с ними, чиновниками, любимыми. Ламинат захотел положить? Создай проект, утверди, согласуй, там ещё посмотрят, можно тебе или нельзя в своей же квартире положить свой ламинат, ну и… видно будет, короче.

Список можно продолжать вечно. Вот как раз позитивная новость из Америки пришла. Идиотизм власти наконец-то получил мировое признание в виде Шнобелевской премии. За очередное блестящее ноу-хау двухлетней давности: арестовывать за аплодисменты.

На этом фоне пошлина в «сотку с носа» за шоппинг не выглядит чем-то сверхъестественным, наоборот – вполне логичным.

Но власть, тем не менее, устраивает из этого логичного идиотизма пропагандистское шоу. Она знает, зачем это делает. Одни должны ненавидеть других, другие должны злорадствовать над первыми, и они ни в коем случае не должны понимать главного.

А главное заключается в том, что «проблем одних» и «проблем других», на самом деле, не существует. Есть только одна проблема, которую надо по-настоящему, в масштабе страны, осознать и решить.

Почему я не подписываю никаких он-лайн петиций? Потому что они сегментируют недовольство. В итоге каждый борется с отдельной проблемой (которая его волнует), и фокус его внимания просто не в состоянии уловить главную, действительную, настоящую проблему, которая порождает все остальные. На самом деле, вместо многочисленных петиций по отдельным бедам и маразмам, нужно создать всего одну-единственную, но общенациональную петицию.

И, желательно, не в он-лайн, а в реале. Где-нибудь в центре Минска.

Вглядитесь в список проблем, вызванных маразматическими решениями, который приведён выше. Я знаю, что каждый может его дополнить, я сказал: дополнять можно вечно. В усовершенствованной, дополненной версии мы получим списочек, который в той или иной степени затрагивает всех и каждого.

Но проблемы разбиты на части, а недовольство властью – сегментировано. Для этого и нужны пропагандистские шоу. Чтобы люди из одного сегмента проблем потешались над людьми из другого. Завидовали, раздражались, злорадствовали, недоумевали, одним словом – не понимали.

И тогда общество бессильно.

На самом деле, первое и главное что нужно делать сегодня беларусам – вылазить из своих «сегментов недовольства».

В стране, где есть одна большая общая проблема, все остальные, локальные проблемы, рождаются как следствие, и являются вторичными. В такой стране нет «чужих» проблем. Любая проблема – дело каждого. В стране нет локальных проблем. Любая локальная проблема – следствие глобальной. И это надо понимать.

А пока такого понимания в национальном масштабе не придёт, список бесчеловечных маразматических решений будет только пополняться, под пропагандистское сопровождение, ещё сильнее загоняющее нас в «сегменты недовольства».

Клоуны 19.08.2013 25

В Беларуси, в Гомельской области – очередной факт чиновничьего беспредела. Светлогорский блоггер Геннадий Жулего опубликовал видеоролик, посвящённый дому местного мэра. Жена мэра, в ответ, подала заявление в милицию по факту якобы «клеветы и оскорблений».

Хуже красной девицы…

Судя по тем комментариям и той скупой информации, которая появилась на сей счёт в СМИ, непосредственным поводом, то есть – «клеветой и оскорблениями», стало высказывание Геннадия Жулего в ролике, где он назвал задние части тел мэра и его супруги «жопами». Высокопоставленных особ это задело.

Сам блоггер упирает на то, что это – не оскорбление, и, тем более, не клевета, а лишь просторечие. С ним трудно не согласиться. Множество раз в различных ситуациях, если речь, конечно, о простых людях, тем более – жителях провинции, приходится слышать в обиходе именно это слово. И никто никогда не подаёт ни на кого в суд. Возможно, чиновница хотела бы, чтобы именно её задницу называли «попой», но для этого, по всей видимости, надо иметь какие-то основания. На зеркало глупо пенять…

Как бы то ни было, но подавать заявление в милицию по столь смехотворному поводу – быть хуже малолетней красной девицы, которая никогда не сделает подобного, услышав слово на букву «Ж». Совершеннейший идиотизм.

Клеветнический образ жизни

А, может, градоначальник со градоначальницей обиделись вовсе не на это? А обиделись, на самом деле, на тот факт, что кто-то посмел показать публично их домик?

Только в Беларуси, и только при существующей системе, возможен такой расклад: показать вещи такими, как они есть, и услышать в ответ, что это – клевета. Ситуация до боли напоминает жизнь и «деловую практику» Ильфо-Петровского «голубого воришки» Альхена, который безостановочно крал, а потом стыдился. Ему было стыдно, но он крал, потому что не мог не красть.

Сам образ жизни наших «элит» таков, что за него не может не быть стыдно. Когда такая информация просачивается в публичное пространство, есть только два пути: признать, что это – правда (значит, признать себя… ну, разные могут быть определения: казнокрадом, коррупционером и т. д.), либо упорно это отрицать. Как возможно отрицать, если показывают дом, в котором ты живёшь? «Да вы что, тут клевета, тут оскорбление». Возможно. Оскорбление – сам такой образ жизни, не больше, и не меньше.

Маразм

Ситуация, тем временем, приобрела все черты маразма. Дело ещё не заведено, но у блоггера конфисковали компьютер и модем. Как «орудия преступления». Напомню, что речь идёт о «клевете и оскорблении». Подавляющее большинство подобных преступлений совершается, как правило, языком. Существует ли практика изъятия подобных «орудий»? Боюсь, что нет.

Факт оскорбления, в подобных случаях, или налицо, или не налицо. А изъятие компьютера отдаёт лишь мелкой местью, не имея ничего общего с законным действием. Как в мультике про «мелкие гадости».

Почему молчит Лукашенко?

Несколько лет назад Беларусь сотрясал скандал, в котором главным фигурантом выступал прокурор Минска Снегирь. Лукашенко с экранов телевидения метал громы и молнии, основной упор делая на то, что тот отгрохал себе под Минском особняк. Вот, стати, этот особняк.


Солидно, конечно, и председателю Светлогорского райисполкома до уровня минского прокурора ещё трудиться и трудиться. Однако у регионального чиновника, пусть размах и поменьше, тоже - совсем неплохо.



Вопрос риторический: если особняк прокурора – результат коррупции, и за эту коррупцию он был прилюдно выпорот, то особняк местечкового градоначальника, что – результат упорного труда? А сколько таких особняков раскидано по всей стране, но коррупционер у нас – один Снегирь?

Как должно было быть…

В стране, где хотя бы минимально есть закон и порядок, по факту публикации Геннадия Жулего, никакого дела о «клевете» быть не могло. Скорее, наоборот: соответствующие службы (в нашем случае это, явно, госконтроль и налоговая инспекция), должны были провести всестороннюю проверку и дать общественности чёткие ответы на следующие вопросы:

- на кого зарегистрирован данный объект недвижимости?

- какова его оценочная стоимость?

- если объект зарегистрирован не на мэра, то проживает ли он в нём, если да, то на каких основаниях?

- каков уровень доходов мэра, либо лица, на которое зарегистрирован этот дом (если не на мэра)?

- привлекались ли для строительства этого дома какие-либо кредитные, или иные ресурсы, помимо основного дохода мэра, либо

 лица, на которое зарегистрирован этот дом.


Если бы подобная проверка была проведена, компетентно, объективно и всесторонне, не сомневаюсь, что уголовные дела бы возникли. Только не о «клевете и оскорблении», а о фактах коррупции.

Мораль сей истории очень проста. Лукашенковские чиновничьи «элиты» не просто совсем распоясались, они ещё и пытаются сделать так, чтобы никто не смел о них даже рта раскрывать. Нагромождение глупостей, нестыковок, непоследовательности и непрозрачности во всём, что связано с делом Жулего, однозначно говорит о том, что мы имеем дело со злоупотреблениями со стороны Светлогорской администрации и подконтрольным ей силовым службам.

Начатое ими расследование, лишь эпизод в той глобальной войне уже не с оппозицией, а с народом в широком смысле этого слова, которую уже несколько месяцев ведёт беларусская власть. Блоггер Мирзоев, снявший будни МАЗа, драматург, «оскорбивший» милицию также в Интернете, теперь вот Геннадий Жулего - все эти люди никак не связаны и не были связаны с оппозицией. Это простой народ, которому просто начали колоть глаза факты беспредела, который у нас широко распространён во всех сферах жизни, и которые не смогли больше молчать.

Пока их мало, чиновники и силовики могут пытаться их заткнуть. Но, кажется, процесс начинает принимать необратимый характер. Вот очередной гражданский журналист выложил видео с птицефабрики – также в Гомельской области. На видео – ужасающая картина падежа птицы, бесхозяйственности и антисанитарии. Картина, посмотрев на которую, ни любой здравомыслящий человек задумается, а надо ли ему «купляць беларускае».

Народ превращается в коллективного Навального. В противостоянии с ним чиновники, подобные светлогорскому градоначальнику, выглядят просто клоунами. Мелкими, смешными, жалкими – клоунами. Клоунами не из цирка, которые добрые и весёлые. А клоунами по жизни, вызывающими чувство брезгливости, отвращения и раздражения.

Белорусский случай 01.04.2013 1

То, что Лукашенко в пятницу посетил Купаловский театр, и какие по итогам своего визита сделал выводы, это – казус вдвойне. Во-первых, само по себе посещение Лукашенко театра – это уже казус. Во-вторых, удивительно, что это произошло в пятницу, а не сегодня, в понедельник 1 апреля.
 
Впечатляющие речи на выходе из культурного места впечатляют своей государственной мудростью. Особенно в той части, которая касается самоокупаемости, или же, ну, хотя бы всего лишь 15% поддержки со стороны государства. Звучали бы эти слова из уст кого-то другого, их можно было бы слушать, читать, воспринимать по-разному. Или по-другому. Но когда речи о самоокупаемости театра звучат из уст человека, чьими стараниями процветает крайне неэффективная система дотаций всей экономики, которая её, экономику, откровенно гробит, это звучит парадоксом. Ну, или дуростью, достойной 1-го апреля. Ведь недаром этот день называют не только днём шуток и веселья, но и – Днём дураков.
 
Вот у нас сейчас март уже закончился, и, туда-сюда, страна впадёт в истерику посевной. Мы тут поднапряжёмся, поднапечатаем рублишек, пособираем деньжат с банков в виде грошовых, если не даровых кредитов, и в очередной раз продотируем сельскохозяйственных производителей, что на выходе выльется хорошо если в нулевую рентабельность, а скорее же всего – в глубокий минус. Минус, сопровождаемый громкими заявлениями о том, что «мы накормили народ», как будто вокруг нас царит голод, и «в этом бушуюшчэм морэ есць цихий астравок».
 
На самом деле, рассуждать о самоокупаемости театров, другой рукой бесконечно дотируя убыточное сельское хозяйство и неэффективную промышленность, это, мягко говоря, означает, переворачивать всё с ног на голову. Как ты эту промышленность и с/х не крути и не верти, а именно это – основа экономики, и именно эти субъекты должны зарабатывать деньги. Культура – это не экономика, опять же, как ты её ни крути. И если бы промышленность и сельское хозяйство у нас работали, а не дотировались под лобби и приписки, то они бы зарабатывали деньги и на себя, и на детей с пенсионерами, и на, между прочим, ту же самую культуру. Которая дотируется во всём мире.
 
И если упростить всё это до уровня банального здравого смысла, то коротко сформулировать всё можно примерно так: театр дотировать надо, а промышленность и сельское хозяйство – нет. Но здравым смыслом в Беларуси не пахнет уже очень давно, поэтому у нас всё происходит с точностью наоборот: экономику дотируем, культуру – нет. Надеемся на её самоокупаемость. Такой вот у нас, с позволения сказать, «локомотив экономики».
 
Когда театрами с одной стороны, и промышленностью с сельским хозяйством – с другой, начинают (и продолжают в течение двух десятков лет) заниматься люди, которые не понимают ни в театрах, ни в экономике, результат получается до смешного предсказуемым.
 
Загибаются и театры, и экономика.
 
С сожалением надо констатировать, что это, как раз, белорусский случай.

Государство, лес и человек... 11.03.2013 4

В Гомеле гражданские и экологические активисты сняли фильм о том, как получается, что люди массово употребляют в пищу радиоактивные грибы, какое влияние это оказывает на здоровье человека и какую роль в этом всём играет государство.


Загрузка плеера

«Похоже, живой!» 25.01.2013 5

Жизнь, как правило, соткана из противоречий. А если человек выдающийся, то противоречия могут продолжаться и после его смерти.

Сам Владимир Высоцкий, при жизни, очень не любил, и практически никогда не разрешал другим исполнителям петь его песни. Прямо об этом говорил, сохранились многочисленные записи подобных слов. По его мнению, авторская песня тем и хороша, что в ней присутствует частица души автора, и другие исполнители, хотя у них может быть и музыкальное образование, и вокальные данные, могут петь не хуже, может быть, даже лучше, но – не так… И этим всё было сказано.

Но одновременно из многочисленных воспоминаний о Высоцком, из многих его реплик, становится понятным, что актёр, исполнитель и автор, больше всего хотел остаться в истории именно Поэтом, а пение под гитару считал лишь манерой исполнения, в которой удобно задавать ритм и ту тональность, которая, по мнению автора, наилучшим образом подходит для конкретной ситуации и конкретного содержания.

А ещё Владимир Семенович, надо полагать, боялся и не хотел формализации, если можно так выразиться, своего образа и творчества после смерти. И наилучшим образом это отразилось в его произведении (я именно говорю: «произведение», поскольку даже сам он исполнял его как под музыку, так и в виде стихотворения) «Памятник».


С точки зрения чистой логики, все эти желания абсолютно противоречат друг другу. Поэт живёт в сердцах и умах людей до тех пор, пока есть люди, которые хотят не только сами читать его произведения, но исполнять их, декламировать, доносить до других. Я никогда не стыжусь говорить, что у меня есть настольные книги, которые я перечитывал уже, наверное, раз по двадцать, и каждый раз находил в них что-то новое. Гениальность литератора, поэта или прозаика, всегда видна именно по этому критерию: простые слова, которые есть в лексиконе каждого пролетария, могут складываться в такие комбинации, которые содержат невероятное множество контекстов и подтекстов, и каждый, каждый без исключения человек, может найти в них что-то для себя, равно как и может постоянно открывать в них что-то новое, продолжая обращаться к этим простым словам.

 
Сегодня по всему бывшему СССР будут проходить и уже проходят различные творческие мероприятия, на которых совершенно разные люди, с разным уровнем артистических способностей и возможностей для понимания и восприятия будут петь и читать стихи Высоцкого. Только в Гомеле запланировано два таких мероприятия, и, я думаю, такая же картина и во всех других городах.

 
И это, на мой взгляд, прекрасно.  


Феномен Поэта в том числе и в том, что он сумел подобрать ключ к каждому из нас, а его творчество, его произведения, его стихи, это почти всегда – истории личностей либо о личностях, и это, практически всегда – наши с вами истории, и не имеет значения, от чьего лица они рассказываются: моряка, лётчика, футболиста, волка, микрофона, автомобиля… Творчество Высоцкого – это сама жизнь, а жизнь, несмотря ни на что, продолжается, и продолжается она всегда.

 
Этот – признак гениальности и всенародное признание Высоцкого именно Поэтом, как он того и хотел.

 
Каждый раз, когда в уже давно известном мне произведении Поэта я нахожу для себя что-то новое, какой-то незамеченный ранее акцент, какую-то не понятую ранее мысль, каждый раз Поэт Высоцкий рождается заново.

Сегодня – юбилей Поэта.

С Днём рождения, Владимир Семёнович.

"5 копеек" в обсуждение: о свободе слова на "Белорусском партизане" 22.01.2013 20

Новые инициативы администрации сайта "Белорусский партизан", касающиеся прав блогеров и комментаторов, вызвали живую дискуссию. Хотел отрефлексировать непосредственно в комментариях, да не вмещает форма, потому пишу здесь. Вот, опять, иллюстрация того, что у блогеров - больше прав smile;)

Разрешите, уважаемые комментаторы, и мне вставить свои "5 копеек" в обсуждение сего животрепещущего вопроса))

Согласен со всеми доводами и готов лично подписаться под большинством аргументов: да, если блогер будет иметь возможность модерировать комменты, то исчезнет смысл дискуссии. Да, если человек боится критики, он может или не писать вовсе, или отключать комментарии, показывая своё отношение, но только не выборочно модерировать. Да, свобода слова и всё такое. 

Но есть во всём этом одна маленькая неувязочка.

По моим наблюдениям, параллельно критике, комментарии на БП очень часто просто пестрят оскорбленями и неуважительными терминами, типа "высеры", "блохеры" - по сути, теми же оскорблениями.

Позволю себе напомнить, что права всегда означают ещё и обязанности и ответственность, и "свобода слова" - не исключение, также предполагает ответственность, как минимум - репутационную. 

И в этом смысле сегодня блогеры находятся в неравных условиях с комментаторами, которые так ратуют за свободную и справедливую дискуссию в рамках "свободы слова". изюминка в том, что блогеры пишут под своими именами, а те, кто очень и очень часто оскорбляет их - анонимно.

То есть, если вернуться к тезису о том, что "дурь каждого видна" должна быть, выходит так, что, если лидер предпринимателей Шумченко, написал дурь (я, кстати, не читал, и, поскольку думаю, что отличаюсь от Шарикова, - не осуждаю), то его разнесли по полочкам, пошли клочки по закоулочкам, и он свою ответственность репутационную понёс. По крайней мере - среди комментаторов БП, ибо я очень сомневаюсь в том, что на настроениях тех людей, с которыми Шумченко работает в оф-лайне, имевший место здесь инцидент хоть как-то сказался.

Однако при этом за тучей анонимных ников остаётся совершенно непонятным: кто вынес ему приговор? А вдруг был там какой-нибудь комментатор, который больше всех орал "Шумченко - дурак!", но при этом сам по себе он - как раз Шариков, который и не читал ничего, а просто любит и умеет осуждать?

Количество нередко подменяет качество, особенно в вопросах, которые касаются массовых коммуникаций, где, как известно, один из ключевых факторов успеха - баланс позитивных и негативных откликов. И если тысяча человек, или 4-5 от имени тысячи под разными никами называет кого-то идиотом, то стороннему наблюдателю, который не вникает в детали, и будет казаться что тот, про кого так пишут, действительно - идиот.

В данном случае очень полезно отвлечься от конкретного случая с конкретным Шумченко и задуматься о сути: почему на одном из самых популярных белорусских информационно-аналитических порталов любой автор, будь он самый уважаемый в оф-лайн обществе человек, благородный отец семейства, гигант мысли и герой труда, может быть безнаказанно осыпан оскорблениями со стороны совершенно анонимных лиц? Если бы они не были анонимными, то у конкретного человека, с биографией, всегда можно спросить: а ты кто такой, чтобы тут изголяться? Но у анонима не спросишь, аноним - он и есть аноним.

Что мы имеем в сухом остатке? 

1) Комментарии на БП пестрят оскорблениями и хамством, как индивидуальным, так и коллективным. Я подозреваю, что модераторы просто не справляются. Штаты редакций независимых сайтов у нас, как правило, в разы меньше, чем надо. Если это так, то и справляться не будут, в обозримом будущем, по крайней мере - точно. Значит, всё это будет продолжаться?

2) Одна из инициатив по преодолению этого кризисного явления заключается в том, чтобы дать блогерам право модерировать комментарии под своими постами. Инициатива подверглась всеобщему о(б)суждению, к которому я присоединяюсь - она непродуктивна. Если мне, вдруг, такое право предоставят, я им пользоваться не буду (за исключением случаев, содержащих оскорбления и хамство). Но, надеюсь, не предоставят.


3) Самый "рабочий", на первый взгляд, вариант, состоящий в том, чтобы позволить блогерам либо отключать комменты вообще, либо оставлять их без ограничений, на самом деле, опять же, не решает ни одной проблемы. Он ставит блогеров в невыгодное положение: либо оставаться под неограниченным огнём анонимных хамов, либо прослыть "трусом" и "неинтересным" в случае попытки сие участи избежать. Прогноз по такому сценарию - негативный: подозреваю, что большинство просто перестанет писать. Большинство, кстати, итак не пишет, либо пишет крайне неактивно, стоит задуматься - а почему?

В таком раскладе есть лишь одна идеальная формула: ужесточение правил модерации, которое должно заключаться в том, что любой коммент, содержащий оскорбления (как личностное, типа "Блогер Имярек - дурак", так и коллективное, типа "блохеры", так и обезличенное, типа "высер"), должен немедленно удаляться, а наиболее ретивые "оценищики" подвергаться бану.  Комментарии по темам материалов, либо даже просто - "за жизнь" (но без оскорблений), должны оставаться неприкосновенными и их судьба от блогеров зависеть не должна.

На мой взгляд, это единственная возможность сохранить дискуссию и, при этом, соблюсти право на свободу слова. Право, которое предполагает, как и все права, также определённую ответственность.

Однако я был бы непоследователен, если бы не сказал, что я не верю в реальность достижения этой формулы. Почему? Выше я уже написал. Я думаю, что и сегодня комментарии перегружены грязью потому, что у редакции БП может не хватать человеческих ресурсов для полноценного отслеживания выполнения правил Форума.

Но безвыходных ситуаций ведь не бывает, правда? Может быть, кто-то из заслуженных и уважаемых комментаторов БП вызовется добровольцем в помощники? smile;) И внесёт тем самым свой вклад в защиту Свободы слова на Партизане?






Отбросить иллюзии и начать с себя 08.01.2013 230

Вот мы немножко отошли от праздников и с уверенностью, кто-то с большей, кто-то с меньшей, вступили, наконец-то, в 2013 год.
 
Может, данный материал немного запоздал, ведь, в конце концов, итоги принято подводить в конце уходящего года, а не в начале наступившего. Но я не собираюсь подводить итоги 2012, хотя так и может показаться на какой-то момент. Я хочу сказать пару слов о том, как мы увидели эти итоги, и с этой точки зрения, всё вполне своевременно: ведь это «увидели» надо было всё прочитать, что я, вполне добросовестно, и проделал.
 
Общее ощущение такое, что мы находимся в плену каких-то мифов и иллюзий.
 
Многочисленные аналитики, как политические, так и экономические, говорили о том, что Беларуси в 2013 году придётся трудно, что в 2012 году никаких экономических решений принято не было, поэтому и в экономике, и в политике нас ожидает масса проблем. Надо найти деньги, а если их не найти, то придётся правящему режиму сдавать потихоньку суверенитет, независимость. И от этого надо отталкиваться не только верхушке, но и демократическим силам: кризис грядёт и грядёт он по всем фронтам.
 
Много говорится о том, что сползание в «ловушку Кремля» неизбежно, но и Кремль никуда не денется, поскольку Путин будет вынужден финансировать интеграционный проект Единого экономического пространства.
 
На этой почве можно соорудить тысячу стратегий поведения, как для властей, так и для оппозиции, но самый главный итог – это не итог какого-то года, это итог многолетней политики Беларуси, точнее – её полного отсутствия.
 
Главное на сегодняшний день состоит в том, что, по статистическим данным, которые озвучил, если не ошибаюсь, Заико, 48% валютной выручки страны приносят 2 нефтеперерабатывающих предприятия, Новополоцкий и Мозырский НПЗ.
 
Если прибавить сюда «Беларуськалий», то можно смело говорить о том, что другой промышленности в Беларуси нет. Если вспомнить об уровне развития нашего сектора услуг, туризма, финансового рынка, то можно ещё смелее говорить о том, что главный наш итог состоит в полном отсутствии экономики как таковой.
 
Сумасшедшая рентабельность НПЗ основана в первую очередь на дешёвых российских поставках, и это – «новость от Капитана Очевидность». Но на эту новость можно смотреть с разных углов. Правильный угол состоит в том, что сегодня в Беларуси просто нет экономики, а будет завтра что есть, или не будет, зависит от того, насколько в «ручном режиме» решатся вопросы поставок нефти на уровне всего двух, не самых последовательных на свете, людей.
 
Это означает полную и тотальную зависимость: Беларуси – от Путина, а беларусов, общество – от Лукашенко и его умения «развести» российское руководство.
 
Осознание этого простого факта открывает перед нами достаточно неприятную картину.
 
Сама по себе Беларусь сегодня прокормить себя не в состоянии: её кормят 3 предприятия, 2 из которых кормят из России. Поскольку сам народ не в состоянии распоряжаться этими предприятиями (распоряжается ими «президент», которого у нас в стране, как известно, не выбирают), то можно спокойно говорить о том, что мы находимся в нормальном таком рабстве. То есть, по указке что-то производим, а по уровню жизни сами от себя не зависим – едим, что дают. При том, что «указка» чаще всего неэффективна, сами по себе, своим трудом, своё благосостояние повысить мы тоже не можем.
 
Как так случилось? Неужели прав кремлёский глашатай Суздальцев в том, что Беларусь – нахлебница, и, мол, Россия даёт поддержку, притом, не Лукашенко, а самому братскому беларусскому народу, который в ней так нуждается?
 
Суздальцев, конечно же, врёт. Россия даёт поддержку именно Лукашенко. Насчёт Украины у России, когда надо, риторика не менее «братская», а, между тем, углеводороды Киев покупает дороже всех в Европе, и никакие увещевания о «братскости» тут не действуют.
 
Россия даёт эту поддержку Лукашенко уже очень много лет просто потому, что отлично отдаёт себе отчёт в том, что он – тюремный надзиратель, этой поддержкой может только погубить страну, но ни в коем случае не модернизировать, не развивать, не усиливать.
 
Полтора десятка лет «нефтяной иглы» - и дело в шляпе: никто никуда не денется. Стране не надо «сползать в ловушку Кремля» - она уже в такой ловушке, из которой выбираться придётся десятки лет. В стране нет экономики, страна существует милостью Путина. А умение Лукашенко «разводить»? Ах, оставьте…
 
Зачем говорить о том, что «Путин поддержит, потому что он финансирует интеграционный проект ЕЭП», «Лукашенко сыграет на поле интеграции» и т. п., если и раньше, и до ЕЭП, точно также лился сюда дешёвый нефтяной наркотик, и также будет литься и дальше?
 
Совершенно независимо от того, был ли у власти Кебич, или пришёл Лукашенко, Россия всегда направляла сюда огромный поток халявы, и так, безусловно, будет и дальше.
 
Только вот цель этой халявы не в том, чтобы поддержать братский народ. Цель этого всего – развращение и установление тотального контроля над парализованным обществом, не имеющим экономики.
 
Страна зависит от работы 3 предприятий, которыми управляет Лукашенко, а Лукашенко зависит от Путина, который даёт больше или меньше нефти.
 
Этой схемой они не поддерживают народ. Этой схемой они покупают право Лукашенко управлять беспомощной массой людей, и право Путина управлять Лукашенко.
 
Народ на этом фоне – массовка, требующая хлеба и зрелищ, и в минимальном количестве – чтобы не подохли и не взбунтовались – получающая и то, и это.
 
Если не вдаваться в ненужные детали, то перед нами вполне себе полная картина катастрофического положения нашей страны и нашего с вами – в самом низу и в полной зависимости, и никакого политического либо экономического решения сложившейся ситуации просто не существует. Пока люди будут ждать, что они могут получить что-то от государства /которым правит Лукашенко/, они всегда будут находиться в нынешнем беспомощном состоянии. А Лукашенко, в свою очередь, будет всесилен перед этими беспомощными людьми, но совершенно беззащитен перед Кремлём.
 
Может быть, это тоже – часть сценария? Учитывающего личностные, индивидуальные качества начальника Беларуси? В конце концов, колхоз свой «Городец» он когда-то до ручки успешно довёл, и в созидательном плане на него рассчитывать не приходится. Но ведь тюремным надзирателем он тоже был? Чем не расклад для русских «кормильцев»: решают они, а он – присматривает?..
 
Впрочем, долой конспирологию – такие вещи часто случаются и сами.
 
Но возможно ли этому положению вещей что-либо противопоставить? Возможно, хотя и очень трудно.
 
Мы станем по-настоящему независимыми и свободными только тогда, когда научимся кормить себя сами. Тогда мы сможем громко говорить сами за себя и не оглядываться на распределителей валютной выручки 3 странообразующих предприятий.
 
Первая и самая главная задача, которую каждый должен решить сам за себя: стать не частью массовки, а сильной духом личностью.
 
Нашу независимость  мы спасём только в том случае, если сами станем независимыми экономически и духовно. Если научимся работать сами на себя, и если сумеем консолидировано отстаивать свои интересы как действительно гражданское общество.
 
У каждого из нас будет свой индивидуальный путь. У кого-то более яркий, у кого-то более громкий, у кого-то более эффективный и быстрый…
 
Но если мы хотим спасти нашу страну от превращения в хлев, а нашим детям обеспечить будущее лучшее, нежели будущее иждивенцев и нахлебников, зависящих от милости надзирателя, мы должны начинать уже сегодня, прямо сейчас и прямо с себя.
 
Как раз и год начался – новый…

Страна маленьких людей... 05.12.2012 4

Бурю негодования вызвала новость о том, как под Витебском власти снесли деревню, выставив людей с пожитками из родных домов фактически без предупреждения.


 
Нет ничего ужасней непоследовательной, непредсказуемой, безответственной власти, которой плевать на всякие нормы, правила, и на любую мораль. Нет ничего ужасней, чем выметаться на мороз с вещами, не подготовившись к этому как надо, только потому, что кто-то этого ЗАХОТЕЛ, хотя, ещё раньше, этот же условный «кто-то», не захотел решить все проблемные вопросы тихо, не спеша и безболезненно.


 
Фото разрушаемой и уже разрушенной деревни, какая бы это деревня не была и каковой бы ни была причина этого варварства, вызывает только одну ассоциацию – годы фашистской оккупации. Наверное, это у нас на генетическом уровне. И уже надоело, каждый раз в подобных ситуациях, вспоминать слова сами-знаете-кого о том, что «не всё так плохо было при Адольфе Гитлере». Ведь поводы вспоминать эти слова случаются, к сожалению, всё чаще.


 
Любой диктатор, по определению – самодур. Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно – ещё одна банальность, уже набившая оскомину. Но любая банальность – это мудрость и правда. Именно поэтому её всё время повторяют, в результате чего обычная фраза банальностью и становится.


 
Правда в нашем случае состоит в том, что страной руководят люди, готовые уничтожить, спалить, пустить по ветру целый населённый пункт только потому, что он не подходит под новый «Майбах», на котором мимо будет пролетать на огромной скорости правитель. Как-то так это совпало, что практически в одно время мы увидели «президента» нищей страны, одной из самых нищих в Европе, страны – мирового рекордсмена по инфляции и обесцениванию национальной валюты, на самом дорогом серийном автомобиле мира, и в это же время узнали, что нищих жителей этой же нищей страны ограбили «народные власти». Именно ограбили, потому что, как явствует из сообщений СМИ, вместо снесённых домов им предложат квартиры (которые ещё надо доводить до ума, между прочим, а ведь через 4 года неминуем процесс «усадки дома», что знают все, кто недавно переселялся в новое жильё), а вместо хозпостроек и садов – ничего.


 
Таково лицо беспредельной… в смысле – безграничной феодальной власти. Полное пренебрежение правом собственности, полное неуважение, отсутствие понимания нужд обычных, бедных, нередко – забитых, людей. Таково лицо абсолютной власти – власти самодуров.


 
Но, в конце концов, могло ли быть по-другому? А, знаете, ведь могло… Всё было бы совершенно по-другому, если бы в 1996 году жители этой же деревни не проголосовали на референдуме за то, чтобы представителей местной власти назначал сам Лукашенко.


 
И избранный, и неизбранный губернатор всегда думает о том, как удержаться в должности. Разница между ними в том, что избранный губернатор должен нравиться избирателям, а неизбранные – избирателю.


 
Поэтому – такой результат.


 
А трагедия для Беларуси состоит в том, что за такой результат жители этой деревни проголосовали САМИ. Потому что эти вещи, в принципе, вполне логичны и предсказуемы для любой абсолютной, феодальной по своей сути, власти.


 
Настоящая проблема состоит в том, что Беларусь – страна маленьких людей. Комплексы маленького человека умело эксплуатируются этой властью ещё с того момента, когда властью она не являлась. «Я – президент, и я за всё отвечаю, и руководить областями должны люди президента, чтобы был результат, а я отвечаю», - такой, по смыслу, месседж, послал им ОН, и они радостно ухватились за эту идею. Скинуть с себя лишнюю ответственность, отдать ему, раз он так жаждет, все полномочия, ведь он – ОТВЕЧААААААЕЕЕЕЕТ….. «А мы люди маленькие, наша хата с краю».


 
Собственно говоря, так всегда в истории и было. Маленькие люди охотно признавали над собой власть «больших», чтобы эти «большие» потом над ними же и издевались.


 
И я даже знаю, могу с точностью сказать, где жертва следующего подобного произвола. Кого в следующий раз выгонят из дома. Кого назначат виновным и расстреляют за преступление, которое совершила власть, у кого заберут бизнес, у кого изнасилуют жену, кого изобьют дубинками и кому сделают «ласточку» в отделении ради плана по раскрываемости. Кого безнаказанно обманут на строительстве жилья, кого незаконно уволят, кого, наоборот, прикуют к рабочему месту. Кого лишат льгот, кому не компенсируют сгоревшие от инфляции вклады, кому соврут, у кого украдут.


 
Все жертвы будущих преступлений власти – вокруг, они рядом, и они – среди «маленьких людей». Чья хата, как известно, с краю, а хаты с краю грабят первыми. Ещё одна настолько неоспоримая истина, что уже является набившей оскомину банальностью.


 
Все будущие жертвы среди тех, кто сейчас делает вид, что случившееся под Витебском его не касается. «Ну, нашу деревню не снесут, мы же люди такие маленькие, что к нам Лукашенко отродясь не приезжал и никогда не приедет».


 
Соревнование маленьких: кто меньше?..


 
Маленькие люди без оружия – не люди.
Маленькие люди без оружия – мишени.     В. Высоцкий


 
Большие люди сильны и без оружия. Духом, волей, разумом и своей правотой.


 
Белорусы. Может, пора расти? 

Товар для Запада 28.11.2012 4

Самое глупое, что можно делать – это реагировать на подобные вещи, привлекая, тем самым, к ним внимание. Однако же, хотя бы один раз это стоит сделать, если видишь в этом смысл.
 
Появление Олега Гайдукевича в демократическом информационном поле как активного игрока, думаю, не случайность и не каприз судьбы. Человек долгое время был послушным орудием диктаторского режима, таким усердным, что витебские активисты сравнивают его с гестаповцем. У такого служаки, без сомнения, все жизненные вопросы решены на таком уровне (а иначе, какой смысл совершать преступления?), при котором редко кто хочет менять положение дел. Тем более – менять на шаткое положение оппозиционера.
 
А ведь именно под настоящую, реальную «оппозицию» и начался интенсивный ребрендинг ЛДП. Многочисленные заявления, с терминологией и понятиями из арсенала классической демократической оппозиции посыпались как из рога изобилия. Надо ли думать о том, что властям (которые, без сомнения, стоят за всем этим балаганом) не под силу решить задачу изменения имиджа этой структуры за, например, два года?
 
Я думаю, что – под силу. Ибо под рукой не только классические информационные инструменты. Можно, при большом желании, включить на полную мощь такой инструмент продвижения «оппозиционера», как декоративные репрессии, которые, при всей своей безобидности, моментально убеждают неискушённую публику в том, что перед ней – человек, опасный для властей: провести налоговую проверку, обыскать на границе, оштрафовать на какую-нибудь смешную сумму, вынести какое-нибудь предупреждение, можно даже пару суток посидеть в ИВС – не убудет. И, вне всяких сомнений, через пару лет о прошлом нового «героя» будут помнить лишь те, кто сам от этого прошлого в далёком же прошлом и пострадал.
 
Зачем власти это может быть надо?
 
Сам О. Гайдукевич даёт ответ на этот вопрос в своём  блоге.
 
Не прямо, нет. Но он с таким вдохновением пишет о том, как парламент должен быть плюралистичным, как там нужна оппозиция, что никаких сомнений не остаётся в том, что цель всей разворачивающейся пиар-кампании – «палатка».
 
В том случае, если властям и спецслужбам за ближайшие пару лет удастся «продать» О. Гайдукевича Западу как оппозиционера с имиджем хотя бы 50/50 (а не целиком «-100», как сегодня), то, думаю, можно ни секунды не сомневаться, что мы увидим его в качестве «оппозиционного» «депутата» «палатки» уже в 2014 году. Ведь именно в этом году состоятся «довыборы» в Гомельском Новобелицком округе, где в прошлом году «выборы» не состоялись (в результате чего теперь в «палатке» недобор 1 «депутата»).
 
А теперь – самое главное. Появление в 2014 году «оппозиционного» представительства в «парламенте», прямо накануне президентских «выборов», может, при определённом раскладе, быть составляющей частью игры режима на потепление отношений с Западом, что, в свою очередь, должно будет обеспечить благоприятный фон для очередного «переизбрания» Лукашенко.
 
Всё описанное – лишь предположения, основанные на умозаключениях. То есть – гадание на кофейной гуще, с попыткой понять логику начинающихся процессов и активизации ЛДП. Однако всё это может быть очень серьёзно. А ради несерьёзных дел таких верных опричников, каким ещё недавно был Олег Гайдукевич, с насиженных мест не дёргают, и на несерьёзные роли не бросают. Верных и вышколенных во всех смыслах кадров у режима не так и много, чтобы разбрасываться ими.
 
Если описанный сценарий будет сбываться хотя бы на 1/10, одной из задач демократических сил на ближайший период должно стать буквальное «завоевание» симпатий Новобелицкого округа демократами настолько, чтобы ни у кого на выходе не возникло сомнений в том, что назначенный там властью «депутат», если он не поддержан демократическими силами, - никакой не оппозиционер.
 
Понимая существующие риски, группа гомельских организаций иактивистов уже начинает работать в Новобелице

Очередной бред 13.11.2012 16

Так уж сложилось, что все последние истории, так или иначе связанные с «терроризмом», «шпионажем», а, если одним словом, то – с силовиками, очень серьёзно попахивают бредом. По поводу «терроризма» сумасшедших уже распространяться нет смысла. Только на днях об этом шёл разговор. Но вот сегодня очередной маразм. Новополоцкого активиста арестовали по подозрению в шпионаже в пользу какой-то там иностранной разведки, вроде даже – самой ЦРУ. Арестовали его, по сообщениям КГБ, «в момент закладки тайника для иностранных спецслужб». Некоторые считают маразмом то, что понадобилось закладывать тайник в век цифровых технологий. Как по мне, я это маразмом не считаю. Я считаю, было бы бОльшим маразмом для ЦРУ надеяться на Интернет, зная, что весь трафик идёт через «Белтелеком». Маразм ситуации состоит в том, что ни одна спецслужба мира не станет арестовывать агента в момент закладки тайника для иностранной разведки. Об этом все знают, даже если и из кино. Любая спецслужба мира заснимет такого агента на видео, чтобы иметь впоследствии доказательства его тёмных дел, и будет дожидаться того, кто явится этот тайник вскрывать после него. «А, может, они уже засняли того, кто вскрывал, ведь, может, это уже не первый раз», - скажет иной читатель. «Так, может, мы бы тогда уже услышали об раскрытии целой шпионской сети, с поимкой и водворением в «американку» не жалкого агента – оператора НПЗ, а целого резидента? Ведь, если его знают, но не взяли, то после сегодняшней истории и засветки всего дела в СМИ, уже по-любому и не возьмут», - возражу я. И вот перед нами картина. Шитый белыми нитками взрыв в Витебске и шитое белыми же нитками «шпионское дело» в том же самом Витебске. Очень трудно гадать, что же там происходит, вокруг этого витебского КГБ. Дело неблагодарное – гадать на кофейной гуще. Но, судя по концентрации откровенного маразма на единицу времени на одной, отдельно взятой территории, что-то всё же да происходит. Притом, что-то такое, что в очередной раз заставляет нас вопрошать: «Защитой ли населения занимаются белорусские силовики?»

Конечно, совпадения... 12.11.2012 1

Похоже, что взрывы в Беларуси становятся рутинным делом. Мы, а точнее – они, тешут нас иллюзиями про стабильность и безопасность. Но, между прочим, взрывы, хотя и безжертвенные по большей своей части, звучат у нас как-то поразительно часто. Давнишняя серия витебских взрывов, потом – дважды в Минске, потом – на вокзале в Гомеле, в алкогольном магазине «Вёсны», далее – возле РОВД в Жлобине, и вот, круг замкнулся, и всё вернулось опять в Витебск. Вы не заметили, что нас это уже практически не удивляет? Того шока, который был в 2005 и в 2008, уже и нет? Да, конечно, «шутки» - хлопушки в Гомеле и Витебске и коктейль Молотова в Жлобине. Жертв нет, а виновными объявлены сумасшедшие… Но есть вещи, которые настораживают. Витебские взрывы 2005 года, также, как и минские 2008 и 2011, списали на несчастных Ковалёва и Коновалова, которых уже и в живых нет. Так, просто, пачкой: показали нам, что страна, на самом деле, стабильна и безопасна, ну а исключения из правил есть везде и всегда. Вот, пожалуйста, изловили, всё, всё без исключения, взрывали они, за то им – лоб помазать зелёнкой… Но взрывы продолжились. И, значит, как минимум, не верен тот месседж, который посылали нам силовики во главе со своим вожаком – так называемым президентом, о том, что общество в целом здорово, а с этими двумя, мол, БРСМ не доработал, да и вообще, Коновалов – он за Милинкевича голосовал… Грош цена всему тому процессу после взрывов в Гомеле, Жлобине и Витебске. Грош цена не только в том, как он, процесс, проходил, в результате чего у большинства белорусов остался в горле неприятный осадок оттого, что расстреляли безвинных… Грош цена ещё и потому, что процесс тот задумывался явно как показательный: они хотели убедить нас, что всё в порядке, и с поимкой этих двух все загадки новейшей истории Беларуси раскрыты. Государство полностью контролирует ситуацию. Весь этот месседж сейчас можно выбросить на свалку – он ничего больше не значит, именно потому, что взрывы продолжились. А это значит, что в порядке у нас – не всё. Это значит, что есть кому и зачем здесь взрывать. И, между прочим, ещё это значит… Ещё это значит то, что взрывы для кого-то в Беларуси стали методом решения каких-то своих, скрытых от наших глаз, вопросов и проблем. Кто-то решал свои проблемы в 2008 году в Минске. В результате того взрыва в отставку был отправлен Шейман – старый волк Лукашенко, а его место досталось волкам молодым. Тоже – Лукашенко, но другого. Много тогда говорили о том, что мы наблюдали эпизод из войны старых и молодых волков, направленный точно против Шеймана. И что с тем взрывом война эта фактически закончилась. Меня почему-то не удивляет, что нынешний взрыв в Витебске произошёл через несколько дней после того, как один из «молодых волков» был отправлен в отставку. Совпадение?.. Может быть. Ну, а почему бы и нет? Беларусь – страна странных совпадений. Из трёх последних взрывов, произошедших в течение всего одного года, два были объявлены делом рук сумасшедших. Не слишком ли часто белорусские психи стали хвататься за взрывчатку? Тоже – совпадение. Нигде в мире такого нет. Везде в мире системно взрывают что-то лишь террористы, но в Беларуси совпадения таковы, что системными взрывами занимаются не связанные между собой люди «с отклонениями». Если бы я не был так уверен в том, что это – просто совпадение, я бы, того и глядишь, подумал, что эти формулировки и объяснения – лишь результат того, что кому-то нечего публике сказать. Точно также, если бы я не был уверен в том, что взрыв в Витебске после удара по команде «молодых волков» и взрыв в Минске в момент, когда они сами наносили удар, - лишь совпадение, я бы, глядишь, подумал, что это также – эпизод решения определёнными людьми своих, очень определённых задач… PS Засекаем время до момента, когда отставленный совсем недавно Зайцев, получит новую, не менее "престижную" (по их шкале ценностей) должность. Я думаю, "взрыв в Витебске" - намёк слишком понятный, чтобы его не поняли...

Из первых уст 08.11.2012 36

На днях мне довелось ехать в поезде, в одном купе, с прорабом, который возвращался с вахты на строительстве Островецкой АЭС. В том, что он – именно тот, за кого себя выдавал, у меня не было ни малейших сомнений. Поскольку в порыве радости от того, что он, наконец-то, возвращается домой, мужик не замолкал ни на секунду, и даже демонстрировал видеозапись со стройки на своём телефоне. Конечно, на бетоне не было написано, что это – именно АЭС. Но масштаб строительства точно говорил о том, что это – и не жилой домик… Разговор с этим откровенным человеком дал, что называется, из первых уст, целый ряд занимательнейшей информации. 1)      Строители постоянно конфликтуют с «технадзором», который является представителем «Росатома» и призван следить за полным соблюдением технологий. По словам рассказчика, главная причина конфликта в том, что россияне требуют всё делать по правилам, а у белорусских строителей правило одно – указ о том, что строить надо как можно скорее, «с опережением графика». Например, бетон надо укладывать через столько-то дней (я не пишу точно, потому что я не специалист в строительстве, не запомнил с первого раза всех цифр и не хочу писать неправду), а они укладывают ровно на половину дней раньше. Потом отчитываются перед своим начальством об «успехах», одновременно пытаясь не допустить контролёров на участок раньше того срока, который россияне поставили. 2)      На стройке царит полное разгильдяйство. «Прошли дожди, грязь на площадке – по колено, через сапоги заливается. Нельзя бетон класть, надо или ждать, пока земля высохнет, или рядом котлован копать, чтобы вода сошла. Нет: засыпали в грязь керамзит, там каша получилась и мешанка грязная, сверху – бетон! Первые морозы – всё лопнет, это же лёд будет, взорвётся бетон просто!». Похоже на то, что такие факты также обусловлены спешкой, которую, в свою очередь, спровоцировал своими сверхценными указаниями «сами-знаете-кто»; 3)      На стройке банально нет инструментов и материалов. «Один перфоратор на два участка!  Чтобы дырку просверлить, надо несколько километров за перфоратором идти!» 4)      На строительстве не соблюдаются стандарты даже обычной стройки, не то, что – АЭС. «Стандарт: земля промерзает зимой в Беларуси на метр-двадцать, значит, балка в фундамент должна быть хотя бы метр-тридцать. Нам привезли метр-десять – всё, уже стоят…» 5)      Кадры, работающие на строительстве – худшие в стране. «Никто не хочет туда ехать. Зарплата – 4-4,5 миллиона. Но жрать за свой счёт. Дальше: домов построили для рабочих всего два, без воды, света без ничего. Остальным надо снимать жильё. Комнаты в Островце стоят теперь по 90 тыс. – 140 тыс. за сутки с человека! Не за саму комнату, а с человека. А там по плану должно быть 7-10 тысяч рабочих! И кто туда захочет ехать? Никто не хочет туда ехать. Заставляют! Ну, поймают кого-то на нарушении, в Витебске, Бресте, Гомеле – отовсюду. Поймают и говорят: «Едь, или по статье уволим». Так собирают бригады». «Начальник смены на одном участке все 22 дня вахты пьяный в своей машине провалялся. Все 22 дня. Ему говорили: «смотри, ребята на телефон снимут, выложат в интернет», а он: «Я им покажу!». И сняли, не знаю уж, сколько он водки проставил, чтобы не выкладывали» А тем временем… «Беларусь в ходе реализации национальной ядерной программы первостепенное внимание уделяет вопросам безопасности, сообщили агентству "Интерфакс-Запад" в пресс-службе МИД Беларуси. Там отметили, что об этом заявил заместитель начальника главного управления многосторонней дипломатии - начальник управления глобальной политики и гуманитарного сотрудничества МИД республики Евгений Лазарев, выступая на пленарном заседании Генассамблеи ООН при обсуждении доклада Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). "Дипломат особо подчеркнул, что Беларусь в ходе реализации национальной ядерной энергетической программы уделяет первостепенное внимание вопросам обеспечения ядерной и радиационной безопасности, а также то, что безопасность будущей АЭС является государственным приоритетом", - сообщили в МИД.

"Гималайский" стиль БАТЭ 24.10.2012 1

Громкие заголовки некоторых СМИ после вчерашнего поражения БАТЭ от испанской «Валенсии», вроде «Сказка закончилась» или «Трагедия», дают повод задуматься: а действительно ли закончилась эта самая «сказка»? С одной стороны, поводов для оптимизма у нас действительно не очень много. Борисовской команде предстоят матчи на выезде с той же «Валенсией» и «Баварией». Последняя, надо думать, дома будет рвать и метать ради реванша, а также – ради турнирного положения, которое, после поражения в Минске, явно не соответствует статусу мюнхенского суперклуба. С другой стороны: а не слишком ли многого мы ждали после первых двух побед? Может, мы надеялись на выход из группы? Теоретически он ещё возможен. Но вряд ли надо было только смеяться с Василия Уткина, за этим смехом не отдавая себе отчёта в том, что за его грубыми и унизительными фразами мелькает суровая правда жизни: с такими ресурсами и возможностями, которые есть у белорусского клуба, надеяться на головокружительный взлёт нет смысла. Реальность сегодня такова, что без серьёзного институационального усиления, в том числе и ресурсной базы клуба, нынешний его уровень вполне может оказаться потолком. У футболистов БАТЭ более чем достаточно желания и энтузиазма, но, объективно, может ли его хватить на то, чтобы закрепиться в основном пуле Лиги Чемпионов, то есть – в элитном клубе европейского футбола? Нет никаких сомнений: если бы «Бавария» играла в Минске так, как-будто это полуфинал или финал Лиги, от БАТЭ, как и от 90% других команд мира (а не только Европы), ничего бы не осталось. Поражения «Лилля» и «Баварии» послужили хорошим уроком для «Валенсии», и вчера нас всех ждал уже холодный душ. Однако стоит ли унывать и посыпать голову пеплом? Даже если бы мы имели дело не с БАТЭ, а с другой командой, всё равно надо было бы признавать, что подаренные нам победы на самом высоком уровне – это настоящий сюрприз, праздник, за который им надо быть благодарными и который уже, авансом, отпускает этим футболистам «грехи» даже при худшем раскладе, если бы даже они завершили групповой этап разгромным поражением «0:20» - это всё рано не было бы позором. Учитывая, опять же, разницу в возможностях белорусского клуба и его соперников, а также то, что, несмотря на эту разницу, БАТЭ уже некоторых из них откровенно «поимел». Но у БАТЭ, между прочим, есть и некоторая своя, клубная специфика, которая позволяет нам с бОльшим оптимизмом смотреть в будущее. Притом это будущее – не нынешний, текущий розыгрыш Лиги Чемпионов, на мажорное окончание которого для белорусов, по разным причинам, можно не слишком рассчитывать (гостевые встречи с «Валенсией» и «Баварией» будут крайне сложны) . Это будущее – немного более отдалённое, это – следующие еврокубки. Если вспомнить весь еврокубковый путь БАТЭ, то надо признавать, что у этой команды практически никогда не было откровенных шагов назад. Первый свой еврокубковый опыт, если я не ошибаюсь и всё правильно помню, борисовская команда получила в столкновении с российским «Локомотивом», которое закончилось с общим счётом «2 - 12» в пользу москвичей. Однако это было самое начало.  Сегодня, по прошествии более 10 лет, БАТЭ уже обыгрывает «Баварию», хотя и имеет для этого минимум предпосылок. Если смотреть на историю эволюции команды в целом, то невольно напрашивается сравнение с альпинизмом. Там есть две тактики восхождения к вершине. Одна из них, так называемый «английский» стиль, подразумевает последовательный подъём, шаг за шагом, всё время наверх. Вторая – это «гималайский стиль». В этом стиле альпинисты постоянно и множественно покоряют малые участки, поднявшись ненамного, устраивают там лагеря, завозят туда продовольствие и кислород, после чего спускаются, поднимаются командой, потом заново осваивают следующий малый участок, и так – постепенно, но основательно – карабкаются вверх. Да, второй путь кажется очень долгим и, выражаясь современным языком, «геморрным». Но, с другой стороны, именно этот путь позволяет человеку покорять сложнейшие вершины. Именно в «гималайском стиле» был покорён Эверест. Пусть БАТЭ завтра проигрывает «Валенсии» и «Баварии». Мы, конечно, будем болеть изо всех сил и верить. Но мы ведь умеем делать допущения, проявлять благоразумие и видеть перспективу? Если случится нежелательное и эти матчи всё же будут проиграны, и мечта о выходе из группы снова отодвинется как минимум на год, мы будем отдавать себе отчёт в том, что: Когда БАТЭ проигрывал «Локомотиву» «2 - 12» по итогам двух матчей, он стоял у подножия горы. Когда БАТЭ пробивался в группу Лиги Чемпионов, но не одерживал побед, он лишь покорял очередной участок горы, в своём, «гималайском» стиле. Когда БАТЭ начал одерживать первый победы в этой самой Лиге Чемпионов, он фактически стал покорять очередной участок своего Эвереста. Если руки не опустятся и подъём продолжится, то мы рано или поздно станем свидетелями настоящего успеха. Это может не быть победа в ЛЧ. Это может не быть даже полуфинал или четвертьфинал. Но для белорусского футбола, который находится на периферии внимания государства (по крайней мере, по сравнению с хоккеем, который уже давно не добивается никаких успехов вообще – всё ведь в мире относительно, правда?), для белорусского футбола даже попадание в постоянный пул участников Лиги будет покорением своего Эвереста. PS Ни секунды не сомневаюсь, что любой белорусский клуб в состоянии повторить все уже имеющиеся достижения борисовчан, при условии грамотной стратегии развития клуба и профессионального менеджмента, рассчитываемого на долгосрочную и среднесрочную перспективу. Задатки есть. Вспомним, хотя бы, как «Гомель» дома «возил» «Ливерпуль»…

Национальный позор и фактор национальной опасности 22.10.2012 3

Как говорил в своё время гениальный дипломат Талейран, «язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли». Но то – человеку… Пресс-конференция Лукашенко 16 октября ещё долго будет аукаться белорусам благодаря болтливостью их так называемого президента. На голубом глазу разболтав, что именно в Минске лечится экс-глава Моссада, этот человек сделал то, чего ни один уважающий себя политик позволить себе сделать не может: поставил страну в положение мишени для арабских террористов и, одновременно, существенно запятнал имидж Беларуси как безопасного европейского государства. О том, насколько тяжёлые отношения у государства Израиль и соседних арабских государств, знает в полной мере даже школьник. О том, какими методами пользуются исламисты для расправ с «неверными» - тоже. О том, что именно Моссад является структурой, наиболее вовлечённой в борьбу с терроризмом, думаю, тоже объяснять не надо. Итог очевиден и предсказуем: скандал на международной арене. В Минске лежит беззащитный экс-глава израильской спецслужбы, на которого у многих, очень решительных и не очень благородных людей, есть большие зубы. Государство Израиль, видимо, рассчитывало на его безопасность при условии, что врагам неизвестно его местоположение. Однако теперь оно известно, и к нам, в Беларусь, едут вооружённые израильтяне для того, чтобы «защищать не только больницу, но и весь город». В самом лучшем случае, если даже угрозы преувеличены, и всё обойдётся без крови (благодаря израильским специалистам), Беларусь получила два плевка в самое, что ни на есть, своё лицо. 1)  Человек, который, волею судьбы, уполномочен представлять нашу страну (всех нас) на международной арене, перед другими народами и людьми, де-факто признан никчемным болтуном, который не в состоянии придержать язык за зубами даже в тех вопросах, которые угрожают безопасности не только других стран, но и его собственной столицы. Такой имидж дорогого стоит. Любимый стиль ведения дел Лукашенко – кулуарность и тайность, закрытые двери и перешёптывания. Интересно, как много трезвомыслящих людей смогут себе позволить после нынешнего инцидента говорить с ним в его любимом формате? 2)  При той любви и гордости, которые испытывает Лукашенко к своим силовикам, трудно поверить, что  для него это было лёгким решением – допустить иностранных офицеров в Минск, с оружием и полномочиями «защиты». Если согласился, значит, ему, как говорится, «всё доступно объяснили». А мы, в течение всего лишь одного календарного года, получили второе унизительное подтверждение, что наши силовые службы при нынешнем руководстве превратились фактически в охранку и других задач, связанных с реальной защитой населения, выполнять не могут. То у нас шведы через границу на прогулочном самолёте пролетают, то к нам, для защиты нашей столицы от террористов, иностранные спецы едут. Такие инциденты – это национальный позор. А президент, который, по идее, должен быть гарантом национальной безопасности, имея чересчур длинный язык, автоматически становится фактором национальной опасности. И, если, не дай Бог, в Минске прозвучит хотя бы один холостой выстрел, прямо или косвенно связанный с больным экс-главой Моссада, мы знаем, на чьей он будет совести…
Читать другие новости