Размен «стабильности» на «нестабильность»

Наша страна настолько стабильна, что, если уж стабильна, то исключительно во всём. Долгое время мы были свидетелями и участниками (кто - как) того, как власти кропотливо выстраивали имидж «стабильной» Беларуси как самого тихого и безопасного островка среди «бушующего моря». Апофеозом этого процесса стало телеобращение Лукашенко осенью 2004 года. Да, именно тогда, когда он придумал назначить референдум по бесконечному продлению своих полномочий именно в тот момент, когда в соседней России спецназ штурмовал школу в Беслане, где боевики-террористы удерживали детей-заложников. Выбор момента явно подчёркивал, насколько всё хорошо и мирно тут, у нас, в «Синеокой», и однозначно намекал белорусам, с кем этот мир нужно ассоциировать, кого благодарить и кого переизбирать. Для наших людей, через земли которых с периодичностью минимум два раза на столетие прокатывались разрушительные войны, этот миф был бальзамом на душу. «Лишь бы не было войны» - известная поговорка, которую приписывают белорусам, и которой белорусов же за всетерпимость попрекают. Надо отметить, что этот пропагандистский трюк, учитывая вполне реальную генетическую память белорусского большинства, является действительно находкой, поскольку ложится на весьма благодатную почву и позволяет эксплуататору выстроенного мифа примерять на себя ризы «отца нации», обеспечивающего «процветание». Потому что «процветание» в понимании здешнего многострадального народа, это в первую очередь даже не благополучие, а всего лишь, мирное существование. Когда никто «не чапае». Что же такого случилось с нашей страной, с нашим обществом, да и с диктатурой, в конце концов, что этот миф решились принести в жертву? А ведь решились… Наша страна настолько стабильна, что, если стабильна, то во всём. И точно также, как была она стабильна в образе безопасной, точно также, при большом желании, может стать стабильной и с имиджем террористической. А основания для опасения, что этот имидж к нам потихоньку начинает приклеиваться, похоже, существуют. Судите сами. Взрывы в Витебске в 2005 году, взрыв в Минске в 2008, взрыв в Минске в 2011, и, наконец – целый всплеск террористической активности в году 2012, когда, казалось бы, все опасные токари, слесари и электрики, истреблены именем Закона и президента. Из Минска сначала в Палангу, потом в Вильнюс, в автобусе приезжает противотанковая мина. В Гомеле «взрывается» взрывпакет. Пострадавших нет, нет даже напуганных, место «взрыва» - магазин на вокзале, где никто никогда ничего кроме «бырла» (дешёвого и некачественного «винного» алкогольного продукта) не покупал. Но, тем не менее, само КГБ квалифицирует происшествие, ни много, ни мало, как террористический акт! И дальше – больше. Взрыв гранаты в Кобрине, двое погибших, и, опять же, официальные комментарии, согласно которым, корни случившегося могут иметь террористическую подоплёку: вроде как речь о канале поставки оружия террористам. Во всём этом проскальзывает интересная закономерность. Кроме далёкого 2005 года, когда слегка взрывался Витебск, за всеми подобными происшествиями можно усмотреть присутствие (в той или иной роли) белорусских властей. Про теракты 2008 и 2011 годов я даже говорить не хочу: слишком много сказано и написано, всё слишком разложено по полочкам, разложено настолько, что уже каждый белорус сделал свой выбор – чему верить, а чему – нет… В этой цепочке заслуживают особо внимания происшествия последних дней. Путешествующая мина, взрыв в бырло-маге, и, наконец, разорвавшаяся граната, все эти события «легли» аккуратно вокруг громкого заявления белорусской стороны о том, что она, в ответ на ограничения со стороны Евросоюза, якобы снимает контроль за выезжающими из Беларуси лицами, в том числе – и сомнительными. По задумке белорусских властей, наверное, это должно было напугать европейцев огромным ростом потоков нелегальной миграции, преступности и, чем чёрт не шутит – той самой террористической активности. При этом, что примечательно, что ни один из этих эпизодов ни на что серьёзное не тянет. Взрыв в магазине «Вёсны» очень похож на инсценировку: все сходятся на мнении, что продавцы торговой точки даже не испугались толком. «Террористического» в этом эпизоде – только трактовка КГБ. Вся же содержательная часть тянет максимум на хулиганство. Граната разорвалась в руках людей, имевших ранее проблемы с законом. Оа могла быть найдена в лесу или привезена с Кавказа. Возможно, что её действительно собирались использовать в преступных целях, но вот террористических мотивов у провинциальных отца и сына тоже не наблюдается. Следовательно, всё дело тут также – в трактовках. Мина в багажнике – это вообще что-то запредельное. Тут какой-то целый ряд непонятного. Эту мину не просто откуда-то незаметно взяли, её ещё в Минске носили и грузили,ю и её ещё через 2 границы и 2 таможни пропустили. Вопросов много, ответов – ноль. Все мы уже знаем, что ЕС угрозы Беларуси «открыть границы» совершенно не испугался, справедливо отметив, что границы охраняются с двух сторон. Не могли этого не понимать и те, кто эту угрозу из себя, не побоюсь этого слова, извергал. К чему тогда вся эта клоунада с трактовками, к чему лепить страшное слово «терроризм» к явной бытовухе, и делать  это так часто, настолько к месту и не к месту, что возникает вопрос: «А как же теперь со стабильностью? Неужели «стабильности» - конец, и мы теперь находимся в самой, что ни на есть, террористической стране?» По моему скромному мнению, у этого может быть только одно объяснение. Белорусский диктаторский режим окончательно пришёл к выводу, что у простых людей, белорусов, народа, так сказать, можно ничего не спрашивать: Ермошина нарисует, спецназ защитит. Следовательно, нужда в пропагандистских мифах отпадает и «стабильность» можно оставить только на бигбордах. Одновременно, внешняя политика режима, которая много лет заключалась в том, чтобы лавировать между Западом и Востоком, кажется, приближается к Закату. С Востока припёрли так, что пришлось соглашаться на все интеграционные предложения, с прямой угрозой потери суверенитета и, следовательно – полноты власти. На Западе сами упёрлись так, что, похоже, узел без действительной демократизации и уступок не разрубить. Такая демократизация также означает одно – потерю власти. Я боюсь ошибиться, но мне на ум приходит параллель с Северной Кореей. Там режим куда более полный экономический банкрот, а внешнеполитическая изоляция ещё глуше. Спасение для себя корейские заправилы нашли в том, чтобы превратить страну в очаг нестабильности для региона, и с тех пор шантажируют мировое сообщество испытаниями вооружений в обмен на пару мешков риса. Испытывать здесь ничего серьёзного та же Россия Лукашенко никогда не даст. Военная гегемония в регионе – её прерогатива, а контроль над вооружениями сателлитов – прямая обязанность для нормального мирного сосуществования с НАТО. Но сама идея шантажа нестабильностью у Евросоюзовских границ, на прямой, открытой дороге на Москву, в условиях полнейшего тупика, может показаться горячим головам вполне реализуемой. Я боюсь ошибиться, но не исключаю, что мы сейчас как раз наблюдаем процесс закидывания «первых камешков» и наблюдения за реакцией. Так это или не так… Важно это или не важно, но в любом случае, общественность не должна забывать о «терактах», бдительно следить за развитием событий и ходом расследований. Иначе все мы запросто можем стать заложниками своеобразного размена «стабильности» для внутренних потребителей на «нестабильность» для внешних..
27.04.12 14:54
загружаются комментарии

Пётр Кузнецов