Вне контекста

Сказать, что Александр Лукашенко вступил в полосу личностного кризиса, было бы неправильно. Если присмотреться, он с этой полосы и не сходил. Просто раньше это кому-то было интересно, теперь же – привычная рутина. В интервью британской газете The Independent он на 100% сыграл свою привычную роль. Заинтересованным сторонам остаётся лишь пожать плечами и вернуться к своим делам… Не открою Америки, если скажу, что в условиях столь глухой международной изоляции, особенно же на Западном, цивилизованном направлении, даже простое интервью влиятельному изданию могло бы стать достаточно эффективным инструментом внешней политики. Это как тест на беременность: вроде и официальных заключений нет, но, в принципе, всё становится понятным. Подобные интервью, учитывая, что происходят они, в общем-то, реже, чем Новый год, вполне могут играть роль такого же теста: что может сказать Лукашенко западной публике, от дворника до президента? Происходят ли какие-то сдвиги? Есть ли смысл надеяться и думать (всего лишь думать!) о каком-то нормальном разговоре? Нет, смысла нет, это очевидно. Что нового узнали мы, да и окружающий нас мир, из этого интервью? Мы узнали то, что далеко не ново. Во-первых, было ясно дано понять, что, если в какой-то стране (например, в Беларуси, подумали сразу мы), нет демократии, то это народ не готов. То есть, применительно всё же непосредственно к Беларуси, это означает, что мы, едва ли не последний европейский народ, который «не готов». Такие… неполноценные. Ну и самые яркие моменты этого интервью, конечно же, связаны с отповедью Лукашенко всем странам Запада скопом насчёт дел в арабском мире. Отповеди в стиле «А я говорил, а я предупреждал, меня никто не послушался». Вся беда внешней политики Беларуси в том, что её, как и любую другую политику нашей страны, определяет человек, для которого задача «самоутвердиться» стоит выше всех других задач, и мир, шире, чем свой собственный мирок, он, этот человек, просто не видит. Между тем, все его заявления типа «А я говорил, а я предупреждал», здравомыслящие люди могут даже не читать, и уж тем более – не осмысливать. С такими оракулами логичнее всего разговаривать по одной всего лишь линии: «Если ты такой умный, почему тогда ты такой бедный?» Последнее интервью белорусского правителя британской газете – не более чем очередное подтверждение, что при нынешнем раскладе в белорусской власти, изменений нам не приходится ждать не только в экономике, но и внешней политике. Между тем, именно вопрос внешней политики, внешнеполитической ориентации, наряду с экономикой, является сегодня ключевой проблемой и белорусского руководства, и страны вообще. Для малых стран, вроде нашей, зависимых от мировых центров силы, внешнеполитическая идея часто становится системообразующей идеей государственной идеологии в нормальном смысле этого слова. Под лозунгами евроинтеграции происходили перемены в Сербии. Евроатлантическая интеграция является крайне актуальным вопросом повестки дня в Грузии. В Украине внутриполитический раздел на «Запад» и «Восток» является отражением внешнеполитической ориентации населения на этих территориях. Менее яркие, но не менее говорящие примеры можно найти во всех странах-соседях, с разной степенью интенсивности проходящих свой переходный период от социалистического лагеря к современным формам государственного строительства. У нас в этом месте, на уровне государственной политики – полнейший вакуум. У нас «свой, уникальный путь» и «настояшчая независимость», которые, фактически, означают, полное отсутствие долгосрочных приоритетов, зависимость от коньюктуры и настроений «нацлидера», а также от того, с какой ноги встал Путин. Так называемые «геополитические качели», в долгосрочной перспективе, даже более опасны для Беларуси, чем безграмотная экономическая политика, поскольку именно эти «качели» не дают нашей стране возможности полноценно определиться с, собственно, экономической стратегией государства: либо стать постоянным и надёжным сателлитом России на нефтяной ренте (с фактической утратой суверенитета), либо модернизироваться в сторону нормального, европейского государства с перспективой (пусть и неблизкой), присоединения к ЕС. Между тем, тут обнаруживается очень слабое место белорусской власти. Этот внешнеполитический вакуум, неспособность дать чёткие ответы на прямые вопросы, в конечном счёте очень сильно отдаляет режим не только от тех современных и динамичных белорусов, которые хотят жить «в Европе», или, в крайнем случае, «как в Европе», но и от традиционных сторонников режима – поклонников идеи интеграции с Россией. Сегодня в Беларуси борются два вектора, два типа предпочтений общества. Один из них – пророссийскость. И она, надо сказать, всё менее устойчива, как идея, в Беларуси. Например, в Мозыре или Новополоцке – все пророссийские. Потому что там НПЗ, там всё богатство завязано на том, чтобы с Востока шёл бесконечный поток дешёвой нефти. За российский вектор все сотрудники предприятий, ориентированных на российский рынок, а также не эволюционировавшие «совки», тоскующие по «великой стране» с «сильной рукой» во главе. Устойчивость этой группы уменьшается, а её монолитность подвергается всё более сильной коррозии, поскольку в информационную эпоху, благодаря новым знаниям и пониманиям основных процессов, всё больше людей осознают, что подобная ориентация – гибельна, и российские деньги всё равно закончатся: либо закончатся сами по себе, либо просто закончатся для нас плохо – вхождением в РФ, чего простые белорусы уже давно не желают. 3 – 5 млрд. долларов российских дотаций «на поддержание штанов», это действительно смешно по сравнению с европейской перспективой, где ЕС может вообще взять на себя большинство хлопот по модернизации белорусской экономики с последующим превращением её в современную и конкурентоспособную. Пример соседней Польши рядом, перед глазами, а, ведь, в 1991 году оба народа начинали с одних и тех же позиций. Все любят ездить в Польшу: на шопинг, или пивка попить, но ведь, очевидно, что даже имея $500 средней зарплаты за счёт российской ренты, ездить в Польшу – менее удобно, чем жить, как в Польше. Поэтому и сомнений в пророссийской части всё больше, поэтому и тает она буквально на глазах, с категорического большинства ещё в 90-х, до, в лучшем случае – половины, на данном этапе. В дальнейшем процесс будет только ускоряться. Слишком непривлекательная сейчас Россия и слишком мало она может предложить. Пару миллиардиков, которые потом всё равно отберёт – ничто по сравнению с модернизацией и вхождением в европейскую экономику. С другой стороны – европейский вектор. Белорусы получают больше всех в мире шенгенских виз, едут в Европу учиться и работать, покупают недвижимость в Литве, и делают «евроремонты», а не «ру-ремонты». Полмиллиона взрослого населения, которые не пожалели времени и сил ради того, чтобы иметь возможность попадать в ЕС – это много. Это очень много. Их количество, без сомнения, будет только увеличиваться. И сторонники Евроинтеграции имеют куда более широкие виды на жизнь, нежели сторонники восточного вектора. Можно не сомневаться, что уже в среднесрочной перспективе, идея модернизации и европеизации окончательно возьмёт верх в общественных предпочтениях. В этом случае белорусская власть просто останется не у дел. В то время, как подавляющее большинство белорусов, всё больше будет  приходить к выводам, что «жить как в Польше» - лучше и удобнее, чем каждые выходные выстаивать очереди на  границе ради шопинга в Польше, А. Лукашенко будет продолжать поучать «западников» в стиле: «А я говорил, а я предупреждал». Родится уникальная внутриполитическая ситуация, когда идея экономической модернизации, в сочетании с окончательным геополитическим выбором, просто не оставит места Лукашенко и его элитам в новом раскладе в белорусском обществе. И новая власть в Беларуси должна будет быть именно такой: способной последовательно идти по пути «в Европу» и организовать модернизацию белорусской экономики. Станет ли такой властью кто-то из нынешней оппозиции, либо для этого пригодятся выпускники ЕГУ, или вдруг в самой Беларуси, из недр нового общества, вынырнут самородки-управленцы, время покажет. Но других альтернатив уже не просматривается….
10.10.12 11:38
загружаются комментарии