Белорусский катынский список. Работа продолжается

Трагедия граждан Второй Речи Посполитой, ставших жертвами сталинской репрессивной системы после «воссоединения» Западной Беларуси с СССР в сентябре 1939 года до сих пор остается тайной за семью печатями. Причиной этому является тот факт, что большинство важнейших документов, касающихся тех событий, до сих пор сокрыты в недрах архивов российских и белорусских специальных служб. 



Данное обстоятельство заставляют историков работать над воссозданием этого документа. Важнейшей проблемой является излишняя политизация этой темы. Трагедия Катыни стала разменной монетой в исторических спорах между Польшей и Россией. А Беларусь, сама того не желая, стала участником этого «спора славян меж собою». 

Вместо того, чтобы научиться слушать и уважать друг друга, мы сами придумываем себе проблемы, скрывая всю правду о сталинских репрессиях против польских граждан на территории западных областей БССР в 1939-1941 гг. 

Отсутствие возможности глубокого и всестороннего анализа документов НКВД-КГБ, хранящихся в архивах в Минске и в Москве, заставляет ученых историков проводить глубокий анализ уже имеющейся информации для того, чтобы определить список фамилий людей, судьба которых до сих пор не известна. 

Речь идет, прежде всего, о тех польских гражданах, которые до весны 1940 года находились в тюрьмах НКВД на территории Западной Беларуси, а затем, в соответствии с приказом Лаврентия Берия от 22 марта 1940 г. за №00350 были вывезены в распоряжение Минского НКВД.

Работу по реконструкции Белорусского катынского списка проводят польские специалисты из исследовательского центра «Карта» и Института национальной памяти. Составленный ими перечень фамилий, которые возможно находились в Белорусском катынском списке, был опубликован еще в середине прошлого года. В свою очередь после сравнения первоначального общего списка и списка лиц, конвоируемых 15-й бригадой внутренних войск НКВД, удалось сузить круг фамилий тех, кто был не просто арестован и содержался в тюрьмах Западной Беларуси, но и был вывезен в Минск.

Впрочем, очередную публикацию трудно назвать сенсацией, ведь ряд фамилий из «нового» списка уже были ранее известны исследователям в Беларуси и Польше. Например, сержант-пограничник Станислав Хмелевский из Олковичей около Вилейки или землевладелец из Лиды Вацлав Сапотько. Следы этих людей теряются в Минске весной 1940 года. О дальнейшей их судьбе ничего не известно. Ни в одном из известных катынских списков эти люди не числятся. С Андерсом в 1941-м они «не ушли», у Берлинга не служили. Вот и появляется вопрос, что случилось с этими людьми в столице БССР в 1940-м году?


Исчерпывающий ответ на этот вопрос могли бы дать документы, хранящиеся в архивах белорусских и российских специальных служб, но пока доступ туда закрыт. По моему мнению, следы Белорусского катынского списка нужно искать, все таки, в Москве, а не в Минске. Слишком быстро в июне 1941-го большевики сдали столицу советской Беларуси. Во время одной из первых бомбардировок города бомбы люфтваффе уничтожили канцелярии и административные здания минской Володарки и Американки.

Но то, что не сохранилось в Минске, точно сохранилось в Москве. Правда и там найти истину очень сложно. Приведу лишь один пример. Во время работы над материалами, связанными с арестом последнего владельца Несвижского замка Леона Радзивилла я направлял запросы в архив ФСБ с просьбой разрешить работу со следственным делом, заведенным на представителя знаменитого белорусско-польского княжеского рода, когда тот находился на Лубянке. 

Ответ, полученный из Москвы, был стандартно грустным: «Документами, касающимися интересующего вас человека, не располагаем». И это при том, что сотрудники российского «Мемориала» работали с этими бумагами (в том числе и по Радзивиллам) в начале 1990-х. 

Так и хочется спросить, чего боимся? Зачем скрываем правду о тех страшных событиях? Ни современная Беларусь, ни современная Россия не несут ответственности за сталинские преступления. К тому же, нельзя забывать, что среди граждан Второй Речи Посполитой, расстрелянных НКВД в 1940 г. были и этнические белорусы, а также уроженцы Западной Беларуси. На самом деле, не так важно, кем были те люди по национальности. Их судьбы – это часть нашей национальной белорусской истории и о той трагедии нужно помнить всегда.

Кроме этого, не стоит забывать, что в период с сентября 1939 по июнь 1941 гг. в руках советского НКВД находились не только польские граждане, но и граждане других европейских государств, прежде всего, Франции и Великобритании. О судьбе некоторых из них я писал в одной из своих статей. Большинство из этих людей, пройдя через все муки сталинского ада, все же выжили. Но были и те, кто в июне 1941 года находился в минских тюрьмах НКВД, и после нападения нацистской Германии на СССР мог разделить судьбу заключенных, расстрелянных во время попытки эвакуации узников тюрем на восток. Ответы на вопросы, связанные с этой темой также могли бы дать архивы специальных органов. Но они закрыты. 

В сложившейся ситуации нужно продолжать работу по восстановлению всей правды, касающейся Белорусского катынского списка. 


.
27.02.13 2:03
загружаются комментарии

Игорь Мельников