Белорусский список. Тайна не раскрыта

Сенсационное заявление польской «Газеты Выборчей» о том, что в Москве обнаружен Белорусский катынский список воодушевило не только родственников польских граждан, репрессированных советскими властями, но и исследователей данной проблематики в Польше, Беларуси и России. Но как оказалось, польское издание «обнародовало» документ, уже известный историкам. Еще в начале 1990 г. Александр Гурьянов из российского «Мемориала», работая над архивными материалами конвойных войск НКВД СССР, нашел данные выписки из «Книг учета конвоируемых лиц» за 1939-1941 годы. По заявлению специалистов исследовательского центра «Карта» (Польша) эти документы давно находились в распоряжении польской стороны. Как отмечает газета «Жечпосполита» данный документ специалисты «Карты» использовали при составлении «Списка репрессированных» - серии научных изданий, в которых были опубликованы фамилии польских граждан, подвергшихся репрессиям со стороны советских властей после присоединения Западной Беларуси и Западной Украины к СССР. Таким образом, работы по поиску и реконструкции Белорусского катынского списка продолжаются. В 1959 году Председатель Комитета Государственной Безопасности при Совете Министров СССР А. Шелепин направил письмо Н.С. Хрущеву, в котором, в частности, отмечалось: «В Комитете государственной безопасности с 1940 года хранятся учетные дела и другие материалы на расстрелянных в том же году пленных и интернированных офицеров, жандармов, полицейских, осадников, помещиков и т.п. лиц бывшей буржуазной Польши. Всего по решению специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21.857 человек из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4.421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3.820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6.311 человек и 7.305 человек были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии. Вся операция по ликвидации указанных лиц проводилась на основании Постановления ЦК КПСС от 5-го марта 1940 года. Все они были осуждены к высшей мере наказания по учетным делам, заведенным на них как на военнопленных и интернированных в 1939 году. С момента проведения названной операции, т.е. с 1940 года никаких справок по этим делам ни кому не выдавалось и все дела в количестве 21.857 хранятся в опечатанном помещении. Для Советских органов все эти дела не представляют ни оперативного интереса, ни исторической ценности. Вряд ли они могут представлять действительный интерес для наших польских друзей. Наоборот какая-либо непредвиденная случайность может привести к расконспирации проведенной операции, со всеми, нежелательными для нашего государства последствиями. Тем более, что в отношении расстрелянных в Катынском лесу существует официальная версия, подтвержденная произведенным по инициативе Советских органов власти в 1944 году расследованием Комиссии […]. Согласно выводам  этой комиссии все ликвидированные там поляки считаются уничтоженными немецкими оккупантами […]. Исходя из изложенного представляется целесообразным уничтожить все учетные дела на лиц, расстрелянных в 1940 году по названной выше операции. Для исполнения могущих быть запросов по линии ЦК КПСС или Советского правительства можно оставить протоколы заседаний тройки НКВД СССР, которая осудила указанных лиц к расстрелу, и акты о приведении в исполнение решений троек. По объему эти документы незначительны и хранить их можно в особой папке». В итоге, упомянутые документы по катынскому делу были уничтожены. В 1994 г. Службой безопасности Украины был обнаружен и передан Польше т.н. «Украинский катынский список» в котором содержались фамилии 3435 польских граждан, расстрелянных НКВД на территории УССР. Этот документ представлял из себя список личных дел арестованных и приговоренных к расстрелу польских граждан. Большинство историков по ту и эту сторону Буга считают, что должен быть и аналогичный «Белорусский катынский список», содержащий, соответственно, фамилии 3870 граждан ІІ Речи Посполитой. НКВД БССР не мог не вести учет заключенных. К тому же речь идет не о сотне арестованных, а о почти четырех тысячах. Взятые под стражу представители т.н. «польского контингента», первоначально содержались в тюрьмах на территории западных областей БССР. 22 марта 1940 г. Лаврентий Берия подписал приказ № 00350, в соответствии с которым органам НКВД БССР предписывалось перевести 3000 заключенных, содержащихся в западно-белорусских тюрьмах в Минск. Транспортировка была осуществлена. В белорусской столице следы этих, почти четырех тысяч человек, теряются. По мнению польских, российских и белорусских исследователей эти люди были расстреляны в соответствии с Постановлением ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. Исследовательский центр «Карта» (Польша) на основе архивных документов, имеющихся в его распоряжении, занимается реконструкцией Белорусского катынского списка. Стоит подчеркнуть, что «Карта» обладает огромным количеством материалов, касающихся трагической судьбы польских граждан в период с сентября 1939 – по июнь 1941 гг. Благодаря данным материалам и после тщательного сопоставления фамилий польских граждан, арестованных на территории БССР в 1939-1940 гг. с уже известными катынскими списками удалось установить людей, имена которых, скорее всего, значились в Белорусском катынском списке. Приведу некоторые из них. В марте 1940 г. в Скиделе был арестован крестьянин Болеслав Михайлович Бибило (1893 г.р.). Первоначально он содержался в скидельской тюрьме, но вскоре был оправлен в Минск. В декабре 1939 г. в Гродно в руках НКВД оказался сотрудник польской Государственной полиции Емельян Винцентович Чайковский. В 1940 г. он был направлен в распоряжение НКВД в Минске. Также в городе над Неманом в феврале 1940 г. был арестован один из создателей Польской военной организации (POW) Ян Станиславович Мечковский (1913 г.р.). Его следы теряются в столице БССР. В октябре 1939 г. в Белостоке советские органы госбезопасности арестовали служащего почты Казимежа Викторовича Груберского (1895 г.р.). В 1940 г. из белостокской тюрьмы он был переведен в Минск. В сентябре 1939 г. в Бельске Подляском НКВД арестовало капитана резерва Войска Польского Густава Нарбута (родился в 1896 г. в Волчине). Последнюю весточку от него родные получили в 1940 г. из Минска. В апреле 1940 г. в Лиде был арестован служащий польских железных дорог (PKP) Петр Викторович Негулуевин (родившийся в 1894 г. в Петербурге). Из лидской тюрьмы он был отправлен в Минск. В 1940-м в Литве был интернирован и отправлен в минскую тюрьму НКВД майор Войска Польского, инспектор управления физической культуры и военной подготовки при Министерстве военных дел Польши Влодимеж Секунда. На этом его следы теряются. В январе 1940 г. был арестован осадник, воевавший во время советско-польской войны в армии Галлера, войт гмины Высоцк, Столинского повета Эдвард Вадлевский. В соответствии с приказом о «разгрузке тюрем западных областей БССР» он был отправлен в столицу БССР… Данный скорбный список можно продолжать. Родственники этих людей до сих пор (спустя 72 года) ничего не знают о судьбе своих близких. Что же касается Белорусского катынского списка, то вряд ли его стоит искать в Минске. Большинство документов Минского НКВД были уничтожены в июне 1941-го. В ходе немецких бомбежек одними из первых были разрушены канцелярии внутренней тюрьмы НКВД «Американки» и Центральной тюрьмы на ул. Володарского. В свою очередь, вся документация, касающаяся «польского контингента» уходила в Москву и должна была оседать в тамошних архивах. В 1959 г. Шелепин «уничтожил» личные дела арестованных НКВД граждан ІІ Речи Посплитой. Но другие документы сохранилась. Часть из них была обнародована в конце 1980-х - начале 1990-х. Последней катынской тайной остается “белорусский список”. Правда о сталинских репрессиях против гражан ІІ Речи Посполитой на территории БССР важна, прежде всего, с человеческой точки зрения. Родсвенники безвинно убиенных тогда людей должны узнать все о трагической судьбе своих близких. К тому же следует учитывать, что тогда жертвами НКВД стали не только поляки, но и представители других национальностей, в том числе и белорусы. Впрочем, не важно кем были те люди в плане национальности и религии. Главное, что их судьба была связана с нашей страной и историей. Арестованные польские полицейские Пленные военнослужащие Войска Польского Вещи расстрелянных НКВД в Катыни польских офицеров. Музей Войска Польского в Варшаве.
24.06.12 15:51
загружаются комментарии

Игорь Мельников

Печать на кружке, коврике
Изготовление значков, брелоков, зажимов для галстуков, кружек и др
papa-print.ru