Посттравматический стресс у бывших политзаключенных: как его определить и преодолеть?





Суд и лишение человека свободы – это всегда травма. Серьезную травму получили участники акции протеста19 декабря 2010 года, оказавшиеся сразу после ареста под сильным психологическим давлением со стороны следователей, а в отдельных камерах и со стороны осужденных, "организованно" ненавидевших "политических". Травмировало отсутствие адвокатской поддержки, связи с близкими, лживые сообщения, что на Площади были жертвы: "убиты люди". Травмировали длительные судебные заседания и несправедливые обвинительные приговоры, вынесенные по установке, спущенной сверху.

Аресты, допросы, суды, нахождение в СИЗО и колонии бесследно для политзаключенных не прошли. Все они без исключения были психически травмированы. Все неоднократно пережили страх и беспомощность, чувство, что их жизнь, авторитет, достоинство, здоровье близких в серьезной опасности.

Даже сейчас, когда политзаключенных наконец-то отпускают на волю под "выбитые" прошения, рано радоваться обретенной ими свободе. Прошедших через колонии "подстерегает" посттравматический стресс. Это тип психического расстройства, который развивается у человека после преодоления полученной травмы.

Конечно, развитие посттравматического стресса зависит от конкретного человека, силы его реакции на ситуацию, ее интенсивности и способности быстро восстанавливаться после перенесенного стресса. Однако общение с вышедшими на свободу политзаключенными, а также с близкими "декабристов" показывает, что большинство из них посттравматический стресс уже настиг. Они не могут забыть того, что произошло с ними в неволе. Тяжелые воспоминания, яркие, отчетливые, по-прежнему не покидают их. Дают о себе знать в сновидениях. Мучает чувство вины от страданий, которые перенесли близкие, от потери места учебы или работы, от того, что не все политзаключенные на свободе. Возникает отчужденность, вызванная тем, что освобождение было сопряжено с написанием прошения о помиловании, что далеко не всеми на свободе оценивается позитивно, более того, еще и публично осуждается в интернете. Временами появляется страх, что за тобой придут снова, и ты вновь окажешься за решеткой.

Психологи включают людей с посттравматическим стрессом в группу риска. Поэтому посттравматический стресс опасен, его нужно обязательно лечить, чем раньше, тем лучше, чтобы уменьшить признаки и предотвратить последствия.

Но для начала надо знать все признаки посттравматического расстройства. Знать самим потерпевшим и их близким. К ним относят: постоянно повторяющиеся как во сне, так и во время бодрствования воспоминания о происшедшем; старание избегать ситуаций, которые привели бы к задержанию и судебному преследованию; неспособность вспомнить детали происшествия или их обсудить; притупленность эмоций; отчуждение, желание уединиться; нестабильное психическое состояние; бессонницу; проблемы с концентрацией внимания; общую тревожность, проявляющуюся в головных болях и спазмах желудка, постоянном беспокойстве и озабоченности, боязни преследования, в постоянном страхе, комплексе вины; агрессивность психическую, эмоциональную и вербальную.

У людей с посттравматическим стрессом могут развиваться и другие, достаточно серьезные симптомы, иногда разрушающие здоровье. Это депрессия, алкоголизм или злоупотребление наркотиками.

К сожалению, диагноз посттравматического стресса поставить не просто. Дело в том, что не у всех посттравматический стресс развивается сразу же после травмы. Иногда его можно диагностировать спустя месяц после травмы, иногда симптомы не развиваются в течение многих месяцев или лет. Кроме того, продолжительность симптомов посттравматического стресса тоже разная. У половины людей она примерно три месяца. У других симптомы длятся годы, приходят и исчезают внезапно. Бывает, что при наличии нескольких симптомов у человека, перенесшего заключение, посттравматического стресса нет. Есть только отдельные его признаки.

Однако уповать на то, что "обойдется", нет оснований! Учеными установлено, что даже постоянный просмотр телепередач из цикла "Криминальная хроника" способен вызвать у здоровых людей стресс и мигрень. Что говорить о состоянии людей, которые длительное время находятся в местах лишения свободы? Что говорить о тех осужденных, у которых на момент вынесения приговоров уже имелись серьезные заболевания? Это кандидат в Президенты Д. Усс, имеющий инвалидность второй группы, координатор гражданской кампании "Европейская Беларусь" Д. Бондаренко, перенесший серьезную операцию на позвоночник, молодой активист Д. Буланов с диагнозом "эндокардит". А каково эмоциональное и физическое состояние политзаключенных Н. Лиховида и Д. Дашкевича, длительное время пребывающих в помещении закрытого типа? Им, в первую очередь, а затем и всем остальным осужденным по делу 19 декабря потребуется серьезная реабилитация после выхода из колонии: психотерапевтическая помощь и медикаментозное лечение.

Прошедшим испытание судами и колонией предстоит достойно пройти еще одно испытание – характером и волей. Сразу после освобождения и необходимого курса реабилитации нужно будет быстро включиться в профессиональную деятельность или учебную деятельность для получения высшего образования. Помощь правозащитных структур в решении этих задач будет как нельзя кстати!

Готовиться к свободной жизни политзаключенным, полагаю, нужно уже в колонии: читать серьезную литературу, изучать по возможности иностранные языки, заниматься спортом, овладевать специальностями. Реализация своей активности только увеличит жизнеспособность, позволит успешно адаптироваться после освобождения и активно включиться в общественно-политическую жизнь страны. Как сказал деятель Великой Французской революции Сен-Жюст, "побеждают лишь те, кто сражается".



Южно-Сахалинск – Минск

06.09.11 11:26
загружаются комментарии

Людмила Мирзаянова