Андрей Олегович Санников: политик идет вперед, даже когда сидит в тюрьме




Письмо от Андрея Олеговича Санникова из Новополоцкой колонии застало меня на краю земли – на Сахалине.

Здесь в Сахалинском государственном университете я читаю авторский курс по профилактике наркопотребления.

Японцы называют Сахалин "Сахалия Карафуто", что означает "березовый остров". И действительно, на острове много берез. Совсем как в Беларуси. Еще в позапрошлом веке на острове была создана каторга. В 1869 году сюда доставили первую партию осужденных: 800 человек. Примерно столько же задержали 19 декабря 2010 года в Минске после акции протеста против сфальсифицированных итогов выборов президента.

Летом в 1890 году "березовый остров" посетил А.П. Чехов. С тех пор Сахалин неразрывно связан с именем писателя. А.П. Чехов узнал и описал мир людей, вынужденных находится на каторге. В том числе "политических". Главная составляющая литературно-художественного музея книги писателя "Остров Сахалин" – жизнь и быт каторжан. Придет время, благодаря усилиям энтузиастов в свободной демократической Беларуси будет открыт музей политзаключенных, посетив который, можно будет заглянуть в недалекое прошлое страны. Одним из экспонатов музея станет письмо кандидата в Президенты Беларуси, политзаключенного А.О. Санникова, нашедшее своего адресата на Сахалине.

Так случилось, что я не была в Беларуси, когда в стране шла предвыборная кампания. Не была на Площади в день выборов. Там собрались тысячи людей. Там были кандидаты в Президенты страны. Там был и мой сын, впервые реализовавший свое право выбора. После событий 19 декабря я была вынуждена остаться в Беларуси и ходить на Володарку, как ходят на работу. Я стала жить жизнью тысяч людей, страстно желающих Беларуси свобод, экономических и политических перемен.

Я никогда раньше не знала семью Санниковых, как не знала семьи Статкевичей, Уссов, Некляевых, Михалевичей... Я не знала деда А.О. Санникова – одного из основателей Национального Купаловского театра. Впервые я увидела А.О. Санникова в день суда 27 апреля 2011 года. Вместе с ним на скамье подсудимых находились четверо молодых ребят, среди них и мой сын. Именно тогда родилась идея открыть на одном из сайтов интернета рубрику "Счастье за решеткой.

Сразу после вынесения несправедливых приговоров я отправила всем "декабристам" письма с анкетой о счастье. Письма политзаключенных стали бесценным материалом для читателей, думаю, и для психологов, предпочитающих заниматься психологией "с человеческим лицом". Читая эти письма, вы, уважаемые читатели, уже не раз убеждались, тюрьма обделяет человека многим, отнимая у него естественные возможности радоваться и получать удовольствие. Это не та реальность, нахождение в которой приносит человеку счастье.

Перед вами письмо А.О. Санникова. Прочитайте его внимательно, убедитесь, человек, осмелившийся вступить на путь кандидата в Президенты страны в белорусской реальности, не лжет по отношению к себе, даже когда находится в тюрьме. Он представляет свой внутренний мир и заставляет нас чувствовать его таким, какой он есть именно в этот момент, когда он в неволе. Он не заглядывает в будущее, ограничивается настоящим. Он не обманывает себя иллюзиями, крепко держит под контролем свои мысли и чувства, чтобы не заблуждаться. Почувствуйте, какая великая жизненная сила у этого человека! Как высока его психологическая культура! Какие волнения и страдания причиняла и продолжает причинять ему власть! Пуская в ход разные способы воздействия, чтобы сломать личность. Почувствуйте, как трудно писать о личном, когда ты за решеткой, когда ты кандидат в Президенты страны. Поймите осторожность А.О. Санникова! Она прямо пропорциональна бесчеловечному бесцеремонному поведению работников правоохранительных органов, готовых воспользоваться информацией во вред человеку.

Уважаемая Людмила Федоровна!

Я был бы рад помочь Вам в исследовании. Но вот полными и откровенными ответами на вопросы порадовать Вас не смогу. Причина простая: я все еще в заключении. Любая моя откровенность может быть использована (и еще как используется!) против меня самого. Это не касается моих взглядов. Здесь мне скрывать нечего и менять я их не собираюсь. Но это касается...психологии: эмоций, настроения... Поэтому отвечу не так полно и не так откровенно... Буду говорить лишь о себе и о своих переживаниях.

Считаю, что счастья в тюрьме человек испытать не может. Просто потому, что для полноты счастья человеку нужна свобода, а в неволе все эмоции, все ощущения и чувства так или иначе натыкаются на тюремную решетку и "вертухаев". То же самое... могу сказать и по поводу радости.

Здесь должен пояснить, почему я так считаю. На мой взгляд, в неволе необходимо избегать резких скачков как отрицательных, так и положительных эмоций. Надо стараться не допускать эмоциональных всплесков и не давать "разъехаться" психике. Понятно, что отрицательные моменты в тюрьме преобладают, и они могут довести человека до отчаяния, утраты личности. Особенно много негатива, провокаций на тебя выплескивается во время допросов, принудительных бесед... и прочих следственных действий. В этих ситуациях важно сохранить душевное равновесие и ясность восприятия. Как ни странно, этому помогает умение не радоваться в полную силу, когда все же появляется редкий повод для радости за решеткой. При этом очень важно не загонять эмоции внутрь, а добиться именно отсутствия эмоциональных всплесков.

Для меня основные радости... всегда были связаны и по-прежнему связаны с получением весточек от семьи, друзей и близких. При этом я прекрасно понимаю, что получение письма или газеты сегодня не означает, что они будут доходить до меня регулярно. Я радуюсь письму, но не предвкушаю быстрого получения следующего.

В неволе есть и специфические радости, или, скорее, состояния облегчения: отсутствие допроса, непродолжительность допроса, отсутствие принудительных бесед с "погононосителями" из разных ведомств. То есть специфичность положительных эмоций в неволе – это отсутствие отрицательных.

На вопрос о своей формуле счастья из неволи я ответить не смогу, не обессудьте!


Вы почувствовали, уважаемые читатели, что политик идет вперед, даже когда он сидит в тюрьме? Идет спокойным и твердым шагом. Его руководитель – разум. Разум освещает его путь большим жизненным и профессиональным опытом, опытом жизни, приобретенным за восемь месяцев заключения. Он стремится к спокойствию души – цель мудрого человека. Не занимается самообманом, не тешит себя бесплотными надеждами на скорое освобождение, на обмен и перепродажу с участием европейских политиков. Он поддерживает себя, а тем самым и других, остающихся за решеткой политзаключенных, в тяготах тюремной жизни. Конечно, он пережил и переживает печаль и грусть, отчаяние и тревогу, но он не покоряется несчастью. Он чувствует и переживает, как мужественный человек, который узнал радость служить другим, а, следовательно, познал счастье.

Вам не кажется, что письмо из тюрьмы написано человеком счастливым, уже обретшим свое счастье, а значит, как сказал Ж.О. Ламетри, обретшим всё? Лично я это почувствовала и мне понятно, почему нет смысла искать счастье, которое имеешь. Ведь есть любимые жена и сын, милая мама, друзья, соратники, избиратели, дело жизни...

Не сформулировав свою формулу счастья, не предоставив возможности цензорам от власти прикоснуться к личному, политик назвал составляющее формулы, которое имеет исключительное значение для счастливой жизни каждого белоруса. Это СВОБОДА.

Южно-Сахалинск – Минск
14.09.11 15:26
загружаются комментарии

Людмила Мирзаянова