СТУДЕНТ-КАТОРЖАНИН: БРОНИСЛАВ ПИЛСУДСКИЙ




В сквере Сахалинского областного краеведческого музея установлен памятник. На сером камне выбиты слова: "Бронислав Пилсудский". В музейном киоске книги и журналы, на обложках которых та же фамилия. "Чем он заслужил такую признательность у россиян?" – спрашиваю у продавца. "Этнографическими исследованиями", – поясняет пожилая женщина. И добавляет: "Это самый яркий политзаключенный острова. На Сахалин был сослан студентом-первокурсником".


К радости продавца, скупаю все имеющиеся в продаже журналы "Известия Института наследия Б. Пилсудского". Не раздумывая, приобретаю монографию В. Латышева о сахалинской жизни Бронислава. Письма Пилсудского и его современников, статьи ученых прочитываю за ночь – так велико стремление понять психологию молодого человека и то, что помогло ему выжить на Сахалинской каторге.

Бронислав Пилсудский был арестован за революционную деятельность в марте 1887 года, будучи студентом первого курса юридического факультета Санкт-Петербургского университета. Ему было только двадцать лет. Обвинение было тяжелое – подготовка покушения на царя Александра III. В подготовке участвовал и родной брат Пилсудского, семнадцатилетний Юзеф, будущий Президент Польши. Если бы не их отец, написавший несколько прошений на имя царя, если бы не большое число участников, которых предстояло казнить, Бронислав не избежал бы участи брата Ленина, Александра Ульянова, и его четверых соратников, и был бы повешен. Приговоренный к смертной казни, он всё же был помилован и отправлен на пятнадцать лет на сахалинскую каторгу. Его младший брат Юзеф без суда в административном порядке был сослан на пять лет в Восточную Сибирь.

Необходимо заметить, что осужденный за терроризм Бронислав Пилсудский при всех его революционных взглядах никогда не сочувствовал террору. Он был лишен и идеологической непримиримости, свойственной некоторым политикам. Спустя два года после суда, когда политические ссыльные на Сахалине решали судьбу товарища, предавшего их, только Бронислав простил его. Все остальные приговорили к самоубийству. Приговор был доведен до сведения политссыльного. Чтобы получить прощение остальных, человек покончил собой.

Сразу после ареста Бронислав был помещен в одиночную камеру Петропавловской крепости. Не отличаясь крепким здоровьем, потомственный дворянин из обеспеченной семьи перенёс 55-дневное этапирование в страшной жаре на Сахалин. Пережил четырехдневный переход в колонне арестантов до места наказания. Выстоял во время работ на лесоповале и ферме. Не сломался за годы каторги, где чтобы выжить, пришлось освоить многое: педагогику, метеорологию, канцелярию.

Называвший себя литвином, Б. Пилсудский всё свое сочувствие отдал сахалинскому народу – айнам. Впервые он вошел в контакт с ними в 1896 году на юге Сахалина, куда поехал по заданию тюремных властей создавать метеорологическую станцию и собрать небольшую этнографическую коллекцию. С тех пор прошло сто пятнадцать лет. Сегодня историки называют Бронислава Пилсудского ведущим исследователем традиционной культуры айнов. И так называют человека, который успел поучиться на юриста только один семестр, и совсем не изучал этнографию и языкознание.




Сахалинский Миклухо-Маклай – так еще называют Б. Пилсудского историки за его доброе отношение к айнам и их расположение к нему. Внешний облик этих людей напоминал Брониславу "...то евреев, то русских крестьян, а то и цыган". Язык их звучал для него мелодично и нежно. Благодаря своему таланту исследователя и человечности Бронислав овладел айнским языком. Он был убежден, что "для жизни души ее родная речь всё равно, что солнце для жизни материальной". Знание языка помогло ему организовать первые школы для айнов, подготовить для школ учителей из числа местного населения. Помогая коренному народу физически выжить, Бронислав защищал его национальную культуру.

Почему вчерашний студент, поляк по национальности, всем своим сердцем прирос к айнам? Во-первых, потому, что ситуация с айнами напомнила ему ситуацию с поляками. В школе Бронислава пытались заставить презирать свою историю и культуру, разговаривать на русском языке. Уже в те годы он принял решение не быть "ненавистным утеснителем личных и национальных прав". Во-вторых, айны были народом, для которого Сахалин с незапамятных времен являлся родиной. Это побудило Бронислава исследовать их культуру, быт и верования, собрать этнографический материал. Благодаря этим людям и своему призванию – изучать культуру айнов – студент-каторжанин нашел смысл жизни. Наконец, еще один важный момент: общаясь с айнами, Бронислав чувствовал, что эти люди воспринимают его как человека успешного и нужного им. Это помогло ему избавиться от мысли, что он – каторжник и неудачник. В итоге сахалинская каторга, где он провел восемнадцать лет, стала для него пространством личностной и научной самореализации.

Тюрьма, призванная исправлять, уничтожает личность. С Б. Пилсудским произошло иначе. Каторга сформировала его как личность. Вчерашний студент превратился в блестящего исследователя с репутацией самого компетентного специалиста сахалинской этнографии. И это без высшего образования! Ссылка, к сожалению, не позволила Брониславу получить диплом и ученую степень, что огорчало его, а в сорок шесть лет даже побудило стать первокурсником швейцарского университета.

Это была личность, стремящаяся к полной самореализации при жизни. По воспоминаниям современников, кем только ни был Б. Пилсудский на Сахалине! Статистом и проповедником, редактором и издателем газеты... Как это стало возможным на каторге? Дело в том, что основным правилом сахалинской каторги (в отличие от "правил" Департамента исполнения наказаний в Беларуси) было использовать профессиональные способности и образование политзаключенных на пользу края. Благодаря этому правилу Бронислав принял самое активное участие в создании музея. Как ни удивительно, его научный труд получил поддержку властей на Сахалине и академического Петербурга. В 1904 году его даже наградили малой серебряной медалью "за труды на пользу науке" и неоднократно финансировали для продолжения исследований. Как видно, в царской России ученые не оглядывались на власть.

Получив в 1906 году разрешение покинуть остров, Бронислав, утративший к тому времени надежду на скорое превращение России в правовое государство, принял решение об эмиграции. Не важно, в какой стране жить, учиться, трудиться, главное чувствовать себя полезным членом общества. А с противником лучше встретиться, как говорил Б. Пилсудский, когда станешь сильным. Так мотивируют свой отъезд из страны многие белорусы.

Что касается Б. Пилсудского, то за годы каторги он приобрел настоящую силу. Об этом говорят постоянные знаки памяти о нем, созданные уже после его смерти: памятная медаль, мемориальная доска, гора Пилсудского на Сахалине, портреты, созданные художниками, почтовые открытки с его изображением, почтовые марки и конверты с фрагментом текста о туземцах Сахалина, конференции, проводимые в его память. Поистине ученый счастливой судьбы!

Вместе с тем это ученый и горькой судьбы, как отметил историк В. Косарев. Большую горечь испытал Бронислав от трудностей адаптации и безденежья. Отсутствие высшего образования не позволило иметь постоянный заработок и заниматься любимым делом. Сильнейшую горечь испытал он от расставания с семьей. На Сахалине Бронислав женился на айнке, которая родила ему двоих детей. Личной трагедией для него стал существовавший среди айнов запрет покидать родину. Бронислав был вынужден уехать с острова без семьи, оставив близких, с которыми он никогда больше не увиделся.

Отдавая дань глубочайшего уважения личности студента-каторжанина, я обращаюсь к освобожденным политзаключенным Беларуси. Не пропадут бесследно годы учебы в незаконченном вузе, месяцы, проведенные в белорусской тюрьме, как не пропали молодые годы Б. Пилсудского на Сахалине. С восемнадцати лет его девизом были слова: "Вперед трудом!". Не теряйте времени даром! Получайте образование, делайте карьеру! Найдите любимое дело. Вложите в него всё свое желание и силы. На земле много гор, названия которым дадут и в вашу честь.

Южно-Сахалинск – Минск

04.11.11 15:31
загружаются комментарии

Людмила Мирзаянова