Про запрет на бойкот выборов, власть и настроение электората

Вот и расставила власть точки над i. Я про спор в среде лидеров и активистов оппозиции: боится ли правитель бойкота выборов, внушительна ли та часть избирателей, которая подсчету голосов на выборах не доверяет, а потому  предпочитает не голосовать.

 

Получается, власть бойкота, действительно. боится. Вызывает у нее  серьезное опасение и явно возросшее число избирателей, которые тихо  игнорируют выборы. Игнорируют по той причине, что  в честность их не верят и не желают исполнять на участках для голосования всего лишь роль массовки.  И пусть  по протоколам участковых  и городских комиссий на тех же последних парламентских все тип-топ в плане явки избирателей, но соответствующие службы наверх доложили, как там на самом деле во многих местах с явкой обстояло. Какое  настроение среди народа преобладает, тоже все время отслеживают. Тревожные для правящей элиты, надо полагать, тенденции в этом плане. А посему власть, вероятно, решила подстраховаться к грядущим избирательным кампаниям.

 

В недавнем интервью Еврорадио Лидия Ермошина  заявила: внести поправку в избирательный кодекс, запрещающую агитацию за бойкот, предложила именно она. Причем, агитацию за бойкот – а эта поправка будет обязательно принята – запретят не только кандидатам, но и обычным рядовым избирателям. Ермошина, правда, упомянула, что запрет на бойкот продиктован только желанием сэкономить государственные денежки, которые, получается, вылетают в трубу, когда кандидат в депутаты, используя бесплатно  эфирное время, начинает с экранов телевидения призывать к бойкоту выборов.

 

Хорошо, допустим, запрет на агитацию за бойкот  кандидатом, вводится исключительно потому,  что не хочет государство тратиться на него по статье «выборы», когда он эти выборы стремится сорвать. Но причем тут обычные избиратели? Они ведь даже не претендуют на то, чтобы  призывать к бойкоту через государственные СМИ. Если и будут высказываться негативно о выборах где-нибудь вне стен собственной кухни, то, как говорится, исключительно за свой счет.

 

 А вот интересно, как глубоко и широко намерена копать власть в поисках нарушений запрета на агитацию за бойкот со стороны электората?   Может,  административный протокол станут составлять уже, допустим, на дядю Васю после того, как он за партией домино во дворе дома   в сердцах скажет партнерам по игре во время предвыборной кампании: кругом обман, чихать  на эти выборы,  только лохи ходят голосовать.  Или токаря Мишу оштрафуют за то, что он в обеденное время в курилке выскажет свое мнение: пошли, мол, они со своими выборами, в парламент попадает тот, кто власти угоден, а не народу, поэтому и житуха такая.

 

 Смешно звучит? А с другой стороны, почему бы и нет – сколько денег через подобные штрафы государство  собрать может! А главное, власть, не исключено, решит, что при таких мерах недовольные выборами  рот на замок закроют.  Глядишь, и народу  на избирательных участках прибавится. Тут только вертикали механизм разработать надо - как выявлять подобные случаи смутьянства. Может, призовут граждан сдавать своих соседей- вольнодумцев, коллег по работе?  Прослушки в курилках поставят, штат негласных информаторов увеличат?

 

 Однако, не факт, что даже такие «строгости» помогут   намного повысить явку избирателей на участки для голосования. Уже и самые обычные люди меняют свое  отношение к нашему государству. Доверие к власти тает, как снег по весне. Разочарование и обиды, наоборот, растут подобно сугробам в снежную зиму. Характерное высказывание по этому поводу я на днях услышала от одной из жительниц Солигорска.

 

- Я, глупая, раньше спорила с братом, когда он говорил, что у нас нет честных выборов, депутатов на самом деле назначают, и потому голосовать ходить не нужно. Я ему обычно на это отвечала, что если кто-то о тебе заботится, то ему можно кое-какие вещи и простить. Я считала, что государство о нас все-таки заботится. Помню, брат рассказывал:  когда  начальник его чехвостил, за то, что он голосовать не ходил,  ответил ему, что если бы пошел голосовать, то впал бы потом в депрессию, и пусть лучше увольняют. Его не уволили – сварщик отличный. Попробуй, найди такого. Но я тогда подумала: зачем уж он так. А теперь и сама на выборы больше не пойду. И отец туда ни ногой.

 

Эта женщина, Татьяна, призналась, что прозрела, даже больше, ее буквально потрясло, когда глава государства объявил, о том, что готовится указ о переводе в арендное жилье  госквартир.

 

-  На что посягнули, бессовестные! Людям эти квартиры, считай, другое государство дало. И не бесплатно, пусть не врут. А за труд. Людям при Советах с заработанного рубля 8-10 копеек только платили. За счет этих недоплаченных сумм, в том числе, и жилье строили. Мой отец 10 лет в шахте на коленках ползал, прежде чем получить ту квартиру, в которой  он и я с двумя детьми теперь и живем. Не получилось у нас в свое время приватизировать ее. Причины были. Да и были уверены, что никогда никто ее забрать не посмеет. Как отец говорит: потом она шахтерским заработана.  А теперь денег у нас на приватизацию нет. Дочь  на платном учу. А за учебу цены уже опять взвинтили, не знаем, осилим ли.

 

Я поинтересовалась у Татьяны, не опасается ли она неприятностей на работе, коль откажется идти голосовать. И услышала, что неприятности лучше, чем депрессия и неуважение себя. Брат прав. И потом, она не начальница, работает в сфере обслуживания, работы не боится. На такой заработок, как у нее – около 3-х миллионов -  вакансий в городе хватает.
10.08.13 1:39
загружаются комментарии

Лариса Насанович