Запретная кухня



комментарий эксперта

На днях председатель Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов РБ Лидия Ермошина объяснила массовые отказы включать представителей оппозиции в составы комиссий по выборам "неспособностью претендентов работать в коллективе":

Что касается невключения в составы комиссий представителей оппозиции,то, по моему мнению, здесь нет какой-то одной причины. Всё зависит от персоналий, которых выдвигали оппозиционные партии. И дело не только в том, ниже или выше их квалификация по сравнению с другими. Я не думаю, что оппозиция выдвигает лиц деградированных. В основном это – вполне пристойные люди, многие из которых имеют высшее образование и т. д. Но при формировании избирательных комиссий оценивается в первую очередь способность претендента работать в коллективе. Ведь избирательная комиссия – коллектив, где выпячивание своего политического мнения вредит общему делу. Думаю, именно это обстоятельство учитывалось при включении представителей оппозиционных структур в избирательные комиссии.
----------------------------------------------------------------
Как человек, начавший наблюдать за выборами ещё в ту далёкую пору, когда госпожа Ермошина не была предом ЦИКа, объясню, каковы РЕАЛЬНЫЕ причины невключений оппозиции в состав избирательных комиссий. За упомянутый период мне, как волонтёру-правозащитнику, многократно приходилось становиться членом штабов, наблюдателем и даже несколько раз - членом избирательной комиссии (хоть выдвигался довольно часто).

Член комиссии видит ВСЮ лидину кухню, где готовится 98%-процентный борщ, изнутри. Видит даже то, чего никогда не увидят даже несколько наблюдателей. Он видит печати, сейфы, урны голосования (я, даже подписывая несколько тысяч избирательных бюллетеней, видел практически каждое движение председателей комиссий и их членов). Плюс - у него в руках все документы. Это всё равно, как у вас глаза открываются. И наделён член комиссии Законом гораздо большими правами. А вы, наблюдатели, идите в сад, шумите потом в малотиражках, или, как называют их сами адепты режима-члены комиссий, "в своих стенгазетах".

Другое, о чём мало кто знает и вообще никто не говорит - это работа с избирательными списками и избирателями лично (причём в качестве представителя фактической власти, а это уже совсем другое отношение электората). Работа эта официальная, начинается ЕЩЁ ЗАДОЛГО ДО НАЧАЛА ГОЛОСОВАНИЯ. Работа серьёзная, но тоже очень полезная, поверьте.

Задача члена комиссии от оппозиции диаметрально противоположна задачам наблюдателя и СМИ: не создать побольше шума, а наоборот, безконфликтно сделать избирательный процесс максимально прозрачным и законным, ПРЕПЯТСТВОВАТЬ НАРУШЕНИЯМ - и удержаться в комиссии до окончания выборов. Это, в действительности, задача нереальная. Чреваты последствиями даже попытки выполнения задачи-минимум, т.е. просто досидеть до конца, не рыпаясь. Можно учитывать все риски - и попасть в непредсказуемую ситуацию.



Кстати, у члена комиссии должна быть хорошая поддержка юристов, СМИ и наблюдателей. Это сделать элементарно просто, поскольку в комиссии проходят ЕДИНИЦЫ. К сожалению, на деле получается абсолютно наоборот. Даже когда я был единственным членом комиссии, то свобод-наших нив (как и титульных правозащитников с их юристами) и в глаза ни разу на участках не видел, не говоря уже про работу наблюдателем (там вообще сам себе и юрист, и журналист и свидетель, которому члены комиссии прямо в лицо фиги крутят). Но об этом ниже.

СМИ будут крутиться возле "своих" героев и протеже, с тем, чтобы дать им потом орден с бчб-лентой и премию Манделы за что-нибудь банальное типа слегка завышенной цифры голосовавших или ещё более ничтожное. Пусть даже предатель или провокатор, главное - побольше шума. А из этого, естественно, мало пользы в целом.

А потом эти же самые СМИ начитают заниматься самодеятельностью, описывая произошедшее, не основываясь на фактах и придумывая собственные нюансы-изюминки. Что я только не узнал о себе постфактум, какой только чуши не пороли СМИ - и что я был наблюдателем, и что я член какой-то партии, и что я активист какого-то движения, и что я не подумал и не позаботился взять справку, и что я во всём сам и виноват и тп и тд. Фейкомёты Хартии дописались до того, что я вообще пришёл в комиссию по собственной инициативе, а мои комментарии с многочисленными исправлениями удалили.

Причём, в реальности никто даже не потрудился взять у меня интервью, пришлось самому обзванивать редакции, что-то рассказывать по телефону. Но многое они придумывали сами, как и всякий раз, когда их не бывает на месте. Не нужно придумывать, нужно хорошо готовить ответственных людей и хорошо организовывать им поддержку СМИ и правозащитников. За двадцать с гаком лет можно было бы и научиться.

В результате из бомбы получился пшик. Главный шум создали сами Ермошина и Лукашенко, хотя большая часть обстоятельств произошедшего, как и всегда, остались неосвещённой. Более того, кураторы попытались переложить вину на меня, даже не попытавшись предварительно со мной пообщаться. Я действовал строго по инструкции, но был уволен "за прогулы", два дня работы в комиссии мне не оплатили, помощи по трудоустройству не оказали, хоть её получали оппозиционеры, у которых просто кончился контракт.

О том, как организовывается наблюдение за выборами, я тоже писал многократно, хоть это тоже всегда проходило мимо ушей наших СМИ:
Нататкі самотнага назіральніка.

07.01.18 15:27

Юрась Навіцкі