FEMEN и закон

История с FEMEN еще не закончилась, она активно обсуждается в медиа-пространстве. Недавнее ток-шоу Киселева "Большая политика" поразило неожиданным поворотом темы – "ничего не было!", попыткой представить факты, не укладывающиеся в голове у среднего украинца, как небылицы. Это связано с тем, что Femen показали такую изнанку дикого уклада местной жизни, которую уже не удается закамуфлировать, и заставили задуматься о тех белорусских реалиях, которые широко не обсуждались. И совершенно случайно, как бы авансом подтверждая "законность" расправы над Femen, незадолго до их перформанса, Лидия Ермошина указывает белорусским женщинам их место – варить борщ или читать детям сказки. Точно так же случайно в прессе появляется и другая "светская львица" с другим стереотипом поведения – закинув нога на ногу, с губной помадой "наголо" она изображает героиню картины "Терракотовая пудреница". Кажется, истеблишмент решил всерьез заняться воспитанием женской половины белорусского общества – за какой-то короткий период времени ей продемонстрировали три модели поведения: две "почетные" (варить борщ и глядеться в пудреницу) и одну "позорную" – быть униженной и избитой в лесу. И проблема здесь гораздо глубже, она лежит в том представлении о месте и роли женщины, которая официально одобряется или осуждается. Крестьянское прошлое большинства белорусов, составляющих сегодня корпус власти, определяет однозначное понимание роли белорусской женщины. Это роль служанки с ипостасями – соблазнительница, обслуживающая гендерные интересы сильной половины, или же кухарка, мамаша. И та, и другая роли позволяют в свободное от семейной миссии время защищать "политику партии", но исключают отсутствие преданности сильной мужской руке. Официально приветствуемой белорусской фемине не позволяют лидировать в общественной, интеллектуальной или творческой деятельности, ее лишают возможности влиять на решения, обустраивать свой дом и страну. Другими словами, баба им не указка, а в лучшем случае – ретрансляционная точка, вроде радио. Философия белорусского общества за десятилетия перестройки расширила свои границы только на прежде табуированные сферы – сферу аморального поведения. Быть продажной, принадлежать не только одному мужчине, – это уже не предосудительно. Этот образ вжился в народное сознание, и мамаши из далекой глубинки уже не осуждают такой карьеры своих дочерей. Я говорю о фасадной, официально допустимой морали. И с точки зрения этой морали, женщине оказывают в интеллекте, осмысленном поведении. Это подтверждают и распространяемые казенными пропагандистами стереотипы: "проплачена", "ее используют". Femen опускали по законам тюремного жанра в расчете на последующее общественное порицание. Ведь сообразно "законным" представлениям позорно быть "обиженной" – таких не берут в космонавты, таким не дарят бриллики и мерседесы, на таких "нормальные ребята" не женятся. Но этот расчет не оправдался – девушки ведь иностранки, свободные от патриархальных комплексов, местным декабристкам демонстрировать подобный жупел уже поздно, а каждая четвертая обычная белоруска по статистике и не такое видит в своей повседневной семейной жизни, увы... И здесь интересно другое – женское население Беларуси численно превосходит мужское. Женщины уже не отделены от внешнего мира стенами дома или железным занавесом. В этой ситуации закрепощение женщины, внушение ей роли автоматичной служанки чревато национальной катастрофой. Жаль, что этого не понимают власть имущие, ведь им не под силу контролировать то стадо, в которое они хотят превратить женскую половину, как и не под силу его обеспечить, удерживая в патриархальной узде. А пока официальная пропаганда культивирует образ роженицы и кухарки, лучшие женщины Беларуси, известные на весь мир – художницы, артистки, общественные деятельницы, журналистки, ученые уезжают в Америку, Канаду, Европу и в Россию. И только скромной строкой в их интервью проходит "родом из Беларуси". Quo vadis, Belarus?.
27.12.11 17:33
загружаются комментарии

Татьяна Новикова