Проект ''котлован''. Часть первая. Уничтожение зеленого Минска.

То, что сейчас происходит с Беларусью, все последние события, связанные с ее природными и культурными ценностями, средой обитания, складывается в определенную картину, которая мне напоминает повесть Андрея Платонова "Котлован". Беларусь сейчас превращается в такой котлован – безжизненную яму, куда улетают люди, деньги, ценности, прошлое и настоящее. Кто и для чего строит эту яму – загадка. Но ясно, что по осени, перед зимой, яма расширяется до неимоверных размеров, поглощая все больше средств. Это происходит потому, что за работу по рытью и выворачиванию земли в холодное время года платят больше, с повышающим коэффициентом. Котлован никогда не зарастает, и мир вокруг него никогда не обустраивается. Ведь если дыра в земле перестанет зиять, то будет совершенно некуда вбухивать деньги. Поэтому объемы строительства растут, а законченных объектов почти не появляется. Проект "котлован" поглощает Минск, искажая его до невозможности. Некогда самый зеленый город Европы приобрел безжизненный вид. На фоне лунного пейзажа сооружаются убогие бетонные конструкции. Деревья, парки, скверы стремительно вырубаются под новое строительство дорог там, где в них нет необходимости, жилых домов там, где им не место, "развлекательных центров" там, где нет развлечений, да и некому развлекаться. За последние несколько лет Минск стал вредным для здоровья, невозможным для жизни местом. Именно поэтому в летнее время минчане покидают свой город – уезжая на дачи, на природу, в другие страны. Зимой они тускло проводят свое время: у экранов компьютеров, в очередях и в пробках, которых не становится меньше оттого, что строят больше дорог. Как уничтожается зеленый Минск?  В этом году в Минске уничтожено рекордно высокое количество деревьев. Из-за "реконструкции" одной только улицы Алибегова вырублено и планируется к вырубке более 1100 деревьев. На улице Железнодорожная в районе автовокзала снесены старые деревья, включая вековые дубы, красовавшиеся напротив заправки в частном секторе. Вырублены плодовые деревья в Парке Дружбы Народов под строительство объектов, ненужных ни жителям района, ни жителям города. Вырубаются исторически ценные деревья в парке 40-летия Октября для строительства гостиницы "Пекин" и ресторана. Не прекращаются попытки "обустроить" Севастопольский парк, несмотря на борьбу местных жителей и мнение экологов. Снесена красивейшая аллея из крепких вековых тополей, украшавшая выезд из Минска возле деревни Новинки. Вчера, проезжая по улице Уманская я увидела новые пни возле гипермаркета "Глобо" – срублены все деревья со стороны Гипермаркета. Крестьянское сознание людей, управляющих городом, не допускает мысли о том, что деревья могут закончиться, что их можно вырубить вокруг себя все. Люди с потребительским отношением к жизни, стремящиеся урвать свой клок от проносящейся мимо жизни, относятся к деревьям как к дровам и или к тому, что занимает квадратный метр городской земли, на котором можно заработать свои три рубля. Эти люди не думают о будущем, как и не думают о детях, которым негде будет гулять, нечем будет дышать, и которым они смогут показывать деревья только по телевизору. Я не хочу сгущать краски, а говорю только о том, что вижу вокруг себя. Вокруг моего дома уничтожили прекрасный ландшафт с чудесными деревьями, цветущими яблонями и вишнями, кустарниками, где поздней весной пели соловьи. Сейчас здесь пустыня – зачищено все, выворочена земля, из которой сейчас торчат недоделанные многоэтажки, куски труб, арматуры, разбитого асфальта. Когда эту зачистку только начинали, в городском комитете природных ресурсов и охраны окружающей среды одна дама, не пожелавшая себя назвать, успокаивала меня: "Что Вы так волнуетесь? Срубили вековые дубы? Посадят новые". Это полное отсутствие логики меня всегда удивляло, и на это высказывание не сразу находишься, что ответить. Доказывать очевидные вещи как-то не принято. Как объяснить, что пока вырастет один вековой дуб, пройдет сто лет, и ни мне, ни детям, что живут по соседству, не придется увидеть при жизни столетнего дерева, которое Комитет по охране природы еще только обещает посадить. Но даже если поверить этим обещаниям, совершенно неясно, где расти этим деревьям, – среди железобетонных конструкций и асфальта им не оставили места. Да и не вырастет такое дерево в тех экологических условиях, что создают для них застройщики. Если бы городские власти, комитеты по охране природы и застройщики шли хотя бы на какой-то компромисс, оставляя хотя бы несколько великовозрастных деревьев, этой неотъемлемой части городской жизни, проблема бы не стояла так остро. Но уничтожается и срывается тотально все – так дешевле. Это пугает и заставляет недоумевать – кто захочет жить в таком городе? На ком застройщики собираются заколачивать свои деньги? Почему нельзя сносить городские деревья, парки и скверы В Калининграде местные экологи показывали мне кусочек сквера в центре города как пример компромисса с бизнесменами-застройщиками. Результат диалога и вменяемого подхода к проблеме – сквер цел и новый торговый центр построен. Проект изменили так, чтобы сохранить максимум вековых деревьев. В Вильнюсе, в Санкт-Петербурге, – последний принято ругать за необдуманные градостроительные решения, – я постоянно радуюсь городским паркам и бульварам. Это богатство столиц. Это достояние поколений людей, бережно передаваемое из рук в руки, хранимое и развиваемое. Живые городские парки Вильнюса и Санкт-Петербурга не нуждаются ни в реконструкции, ни в благоустройстве, ни в другом отмывании денег. За ними ухаживают и восстанавливают элементы парковой среды, там где это нужно. Я хорошо помню свое минское детство – запахи опавшей листвы, пеструю картину золотой осени, живописные кроны старых деревьев и гордое "Минск – зеленый город", которое мы вставляли в свои школьные сочинения. После воскресных прогулок по осенним паркам и живописным окрестностям города – мы возвращались домой розовощекими с охапкой желтых листьев, которые тут же садились разбирать вместе с родителями для гербариев и осенних букетов. Рисовали первые детские акварели, где на фоне белого листа бумаги, символизирующего заснеженное поле, появлялись графичные замысловатые черные линии ветвей зимних деревьев. Современным детям, живущим в Малиновке, на Юго-Западе, в Сухарево, уже негде собирать осенние листья. Кроме заправки, гипермаркета и казино им некуда пойти гулять. В казино их не пускают, но уже прививают вкус к азартной игре. На нижнем этаже торгового центра "Столица", куда можно доехать за 30 минут на транспорте "тусануться", в душной полуподвальной атмосфере толкутся тинэйджеры – одни играют на игровых автоматах, другие смотрят. Это их новые ценности: вишенки и три семерки. Это представление новых белорусов о цивилизации. Экосистемы городских парков и зеленых зон, какими запущенными они не казались бы, формируются довольно долго – столетиями. Будучи уничтоженными, они уже не восстанавливаются. Вместе с ними из города уходит не только его дух, но и жизнь. Концепции современных европейских городов сегодня исключают выгребание опавшей листвы в клумбах, не говоря о рубках и внедрении в исторические парки торговых центров или ресторанов. Парки, скверы, зеленые насаждения сносить нельзя. Застраивать, благоустраивать город, и, в конце концов, зарабатывать большие деньги можно сохраняя эти городские ценности. Так застраивается Европа. И это хорошо понимают простые жители Минска. Поглотит ли проект "котлован" мой родной город? Я не знаю. Котлован разрастается, за большие бабки, в угоду проходимцам. И с высоты птичьего полета город все больше напоминает бетонный колумбарий, где нельзя жить, можно только "покоиться"..
30.12.11 4:59
загружаются комментарии

Татьяна Новикова