ОДБ и BISS за мирный атом

Очень неприятно было наблюдать за всей этой историей, связанной с ОДБ и заявлениями ее руководительницы, опубликованными даже Ренгум... По теме санкций у меня есть мнение, не совпадающее с ОДБшным, но на серьезную аналитику в данной области претендовать не берусь, поскольку не провела соответствующей работы... И тут... сталкиваюсь с одной очень интересной подробностью, которая меня крайне неприятно удивила. Выясняется, что не только позицию руководительницы Офиса за дембеларусь поддерживает прежде уважаемый мною BISS в лице г-на Пикулика, но и дело обстоит гораздо серьезнее. И это при том, что BISS – это институт, к которому я относилась с очень большим уважением и который, на мой взгляд, был единственной авторитетной организацией, проводившей важные для Беларуси исследования. ОДБ и BISS начали реализацию странных проектов, неадекватных времени и контексту. Про санкции я не берусь судить с каких-то профессиональных позиций, скажу лишь про вопрос, которым я достаточно владею. Таким проектом стал проект под названием "ЕС и Беларусь: делимся опытом", реализуемый совместно двумя организациями. На первый взгляд, ничего особенного. Обмен опытом, очередные дискуссии. Но не все так просто. Описание проекта на сайте ОДБ гласит: "В свете принятого белорусскими властями решения о строительстве АЭС, мы посчитали нужным сделать акцент нашей программы на вопросах ядерной безопасности. Проект предусматривает проведение в Минске семинара для белорусских специалистов с участием экспертов из ЕС и других стран по вопросам перспективы развития ядерной энергетики в мире после инцидента на Фукусиме, различным техникам захоронения отработанного ядерного топлива, передовому опыту ведущих мировых производителей данного вида энергии. По результатам семинара несколько белорусских специалистов посетят французский энергетический конгломерат AREVA для ознакомления с существующим наработками в области ядерной энергетики". Данная формулировка исключает дискуссию на тему того, нужна ли нам ядерная энергия. Этот момент в новом понимании ОДБ и BISS, видимо, "уже проехали". Более того, организации, цель которых – вести общественный диалог, отказываются от диалога как такового, концентрируя свое внимание на вопросах чисто технических в условиях уже состоявшегося выбора ("АЭС – быть!"). И этот технический вопрос, а именно, так называемой безопасности эксплуатации АЭС, предлагается обсудить среди атомщиков с привлечением специалистов французской AREVA. Казалось бы, что плохого будет в обсуждении проблем безопасности эксплуатации АЭС и захоронения отходов с участием конкурента Росатома? Рассмотрят французы проект Росатома, покритикуют его, спросят, как работают ваши пассивные системы? Кто их проверил на практике? Где будете элементную базу брать для систем безопасности, в Харькове иль Сименз даст? Какая у Вас архитектура систем? Поставят Росатом в неудобное положение перед белорусским правительством, которое скажет "Ой! Что-то тут не безопасно всё!" Но только ничего этого не произойдет. Росатом не дает значимой технической информации о своих проектах даже в ОВОСах. Вероятно, это связано с тем, что подобная информация может снизить экспортную привлекательность проекта. Французы же этого делать и сами не станут, так как нет мотива, нет коммерческого интереса – выбор в пользу российского подрядчика уже сделан белорусским правительством. А такой вопрос, как соответствие проекта белорусской АЭС европейским стресс-тестам в рамках данного обмена опытом никто не сможет рассмотреть – это, увы, не тот уровень. Таким образом, данный проект ОДБ и BISS ставит своей задачей организацию разговоров на тему безопасности АЭС для белорусских специалистов или студентов из области ядерной индустрии, и эти разговоры "на публику" будут играть явно в пользу уже состоявшегося недемократического выбора строительства АЭС в Беларуси. Так о какой же дискуссии идет здесь речь, о какой демократии? Если я ошибаюсь, пусть коллеги меня поправят и ответят мне на мой вопрос – что будет предметом дискуссии в данном проекте? Что будет объектом обсуждения для принятия решения демократическим путем? Какую систему безопасности использовать? Но это компетенция подрядчика, который сдает проект "под ключ". Если вместе с ОДБ признать, что решение принято и не обсуждается, то следует быть последовательным и признавать все другие решения – межправительственные и контрактные соглашения, четко оговаривающие выбор технологии. Таким образом, предмета обсуждения здесь быть не может или формулировка должна быть другой, например "Почему Беларусь не выполняет Орхусскую конвенцию и не обсуждает с общественностью решения по АЭС?" с привлечением к дискуссии как атомщиков, так и антиатомщиков. Почему поменялся подход BISS и почему он не отвечает заявленным целям? Куда смотрят партнеры двух институтов? А г-жа Стужинская ведь еще совсем недавно подписывала обращения, направленные правительствам России и Беларуси против строительства белорусской АЭС... Что же так повлияло на позиции этих организаций? Внутренние или внешние факторы? Я склонна видеть внешние, так как внутреннее сходство между Стужинской и Пикуликом просматривается слабо..
08.02.12 21:48
загружаются комментарии

Татьяна Новикова