«Настоящие» экологи про белорусскую АЭС или о чем молчит Соловьев.

Не так давно в эфире белорусских государственных СМИ появился Соловьев, руководитель малоизвестной организации «Экологическая инициатива».
 
Свой дебют в эфире он начал с нападок на экологов, критикующих строительство белорусской АЭС. Но основным его коньком стала похвала строительству белорусской атомной. Похвала бездоказательная и лишенная всяких аргументов.
 
Примечательно то, что Соловьев начал заполнять белорусский государственный эфир только после того, как Россия начала финансировать строительство Белорусской АЭС.
 
Впервые мне довелось встретить Соловьева в Национальном пресс-центре в 2008 году на круглом столе, посвященном строительству АЭС в Беларуси. Выступление его представляло собой набор лозунгов. «АЭС безопасна!», «Мы, экологи, за АЭС» - заявил он, не вдаваясь в подробности. Затем общественник проговорил общие тезисы из телевизионных выступлений бессменного белорусского руководителя, делая упор на «диверсификации энергоресурсов» и «национальной безопасности», не связанных с экологией. Никому из экологов, не одобряющих идею строительства АЭС в Беларуси, тогда не дали слова. Чиновников было много – хорошо одетых, читающих речи, заученные наизусть и по бумажке. Среди них Соловьев выглядел своим. Когда это собрание в духе брежневского застоя закончилось, я села в свою немытую малолитражку и увидела Соловьева, бодро стартующего на новеньком черном внедорожнике, кстати, Мерседесе. Это несоответствие формату общественной организации шокировало еще тогда. Еще более дикой эта роскошь показалась, когда я узнала, что Соловьев – племянник бывшего министра природных ресурсов и БПРСмовец. Таким людям по статусу полагается проездной на метро, но никак не автомобиль бизнес-класса.
 
Вторая встреча с Соловьевым прошла в Минприроды. Она была более позитивной. Мы тогда обсуждали общественную экологическую экспертизу проекта белорусской АЭС, и Соловьев не проявил к ней особого интереса. На оплату «экспертного труда» проатомных экологов у Минприроды тогда денег не было. С той поры – зимы 2010 года Соловьева не было слышно.
 
И только в августе этого года он появился с заявлением о создании некоего общественного центра по так называемому экологическому мониторингу строительства, которое, по его словам, будут вести «настоящие» экологи, те, которые за АЭС. А те, которые не приветствуют идею строительства атомной электростанции, по словам Соловьева, - ненастоящие экологи.
 
Я не претендую на высокое звание эколога, а тем более, настоящего. Мне доводилось видеть в своей жизни настоящих экологов, высокопрофессиональных, честных, работавших когда-то, кстати, в Минприроды. Именно эти люди научили меня пониманию важности экологических проблем, именно они говорили об этих проблемах правду… Мне как и моим коллегам будет совершенно не обидно, если придут настоящие экологи и ответят нам на все наши вопросы, которые мы задаем уже несколько лет подряд, дадут исчерпывающую информацию, как они обещают, про строительство белорусской атомной.
 
Но ответов на вопросы как не было, так и нет. Вместо них Соловьев зомбирует электорат односложными высказываниями о том, что АЭС безопасна. Ни он, ни его центр, не предоставили белорусской общественности информации о том, почему реакторное здание строится без архитектурного проекта белорусской АЭС, без соответствующей лицензии, почему высказывания чиновников противоречат друг другу – одни из них заявляют, что работы в бетоне под реакторным зданием уже начались, другие опровергают это. Молчит Соловьев и о том, кто разработал проект котлована и той самой бетонной плиты, под зиму залитой в котловане реакторного здания. Вместо него по-сельски простодушно отдувается Эудард Свирид, Островецкий чиновник, далекий как от экологии, так и от энергетики, несущий откровенную несуразицу.
 
Последнее заявление Соловьева на БЕЛТА озадачило еще больше: «Работа белорусских экологов отвечает самым современным международным стандартам, не зря мы получаем соответствующие оценки со стороны Международного агентства по атомной энергетике и других авторитетных организаций, работающих в области ядерной безопасности».
 
Какие белорусские экологи получают оценки МАГАТЭ? Какое отношение МАТАТЭ, организация, в уставных целях которой – содействие развитию атомной энергетики, имеет к экологии? Как МАГАТЭ может давать оценки работе экологов?
 
Ужасает та небрежность, с которой работает Соловьев и его организация, та откровенность, с которой он выставляет напоказ свою ангажированность.
 
Похожий процесс начался в России гораздо раньше. Там псевдообщественные организации, пропагандирующие мирный атом, создавались на деньги Росатома. Росатом не скупился на туры и фуршеты для "конструктивной общественности". Но даже в России проплаченные Росатомом экологи не блистают паркерами и мерседесами, не дают интервью на главных телеканалах страны и ведут себя как то поскромнее что ли.
 
.
15.12.12 3:03
загружаются комментарии

Татьяна Новикова