Последствия Чернобыля через призму экономического интереса

«Заболеваемость раком никак не связана с аварией на ЧАЭС» - такое шокирующее заявление сделал позавчера председатель Национальной комиссии по радиационной защите при Совете Министров Беларуси, профессор Яков Кенигсберг. "Доказательства заметного увеличения риска заболеваемости лейкозами и другими видами рака после аварии на ЧАЭС не обнаружены. Это же касается и нераковых заболеваний", - цитирует его слова портал tut.by.
 
Свое утверждение профессор ничем не подкрепил, а дозу, которую население Беларуси получило после Чернобыля, Кенигсберг назвал мизерной. «После того, как произошла авария, Минздравом была установлена допустимая доза облучения для населения – 100 миллизивертов в первый год. Эта доза не оказывает вредного влияния на организм людей», - прокомментировал он журналистам на пресс-конференции в этот четверг. Как наличие этого норматива связано с фактом реальной дозовой нагрузки на жителей Беларуси, Кенигсберг не сказал. Умолчал он и о факторе внутреннего облучения органов и жизненно важных систем населения после Чернобыля – о действии радиойода, разрушающего щитовидную железу, о цезии-137, накапливающемся в мышечной массе и разрушительно действующем на сердце, о стронции-90, замещающем кальций в костной ткани.
 
На КОГО рассчитывал Яков Эммануилович, делая подобные заявления? На персонажа, хлопающего себя по лбу после подобных откровений с криком «Ба!». Может быть, это врач, роняющий свой новенький лазерный или ультразвуковой скальпель на кафель операционной? Или сотрудник дозиметрической лаборатории, в сердцах разбивающий дорогой прибор, предназначенный для измерения радиационного загрязнения продуктов питания? Или родители больного ребенка, решившие больше не оздоровлять его в Италии или Германии? Или чиновник, смахнувший нервный пот со лба со словами: «Ну вот нашелся крайний. Теперь не я в ответе за людей, которых вернули на загрязненные чернобылем земли»? «Ба!», - закричат они все вместе – «Оказывается ничего не было! Никаких последствий! А если что и было, то виноваты в этом только мы сами!».
 
Очень хотелось бы верить в то, что Чернобыль – это сон или недоразумение. Но к огромному сожалению, Чернобыль, продолжающий уносить жизни людей, - правда. А недоразумение – это то, что говорит Яков Эммануилович Кенигсберг. Свое мнение по поводу последствий Чернобыля профессор меняет с легкостью флюгера, вращающегося под действием экономических факторов.
 
В июле 2000 года Кенигсберг заявил журналисту БелаПАН  совершенно противоположное: «не следует преуменьшать опасность последствий Чернобыльской катастрофы», «о сложности и долговременности порожденных Чернобылем медицинских и экологических проблем свидетельствуют, в частности, материалы, подготовленные в мае этого года Научным комитетом по действию атомной радиации при ООН». Заключает его интервью двенадцатилетней давности короткое сообщение о том, что положения документа, принятого Управлением по координации гуманитарной деятельности ООН, принятого в Женеве, в марте 2000 года, предусматривают реализацию проектов по закупке оборудования для клиник и создания центров для реабилитации детей общей стоимостью около 3 миллионов долларов США.
 
Сейчас Росатом выбил из российского бюджета для Беларуси деньги под другое – под строительство АЭС, под «борьбу с чернобыльским синдромом и лояльность населения к атомной энергетике».
 
No money, no honey! Браво, Яков Эммануилович!
 
.
29.12.12 1:52
загружаются комментарии

Татьяна Новикова