И СНОВА О ЯЗЫКЕ

Прочитал на сайте "Белорусский партизан" статью "Чиновникам приказано бороться с белорусским языком". Конечно, оторопь берет, когда видишь, как в тонкий механизм, раз за разом лезут "троечники" с административным топором простых решений. Так и хочется заорать: "Руки прочь от белорусского языка!". И это говорю я, русскоязычный, у которого один дед из Нижнего Новгорода, другой из Кракова, а мать родилась в Минске на улице Комунбанка, которая в войну была разрушена. Уже не раз я касался этой темы и не перестаю утверждать, что указами и приказами людей нельзя заставить говорить на том или ином языке. Другое дело создать условия, пробудить интерес, дать мотивацию. Вспоминаю время, когда создавалась Гражданская партия. Как мы тогда спорили, разрабатывая программу, одним из первых пунктов которой значилось создание надэтнического государства, где главная роль принадлежит Гражданину, какой бы национальности он не был. А знаете, кто более других ратовал за главенство этноса над обществом? Белорусскоязычные Микола Метлицкий и Владимир Андриевский. Первый возглавляет сегодня журнал "Полымя", а второй – "Народную газету", ну очень "демократические" издания. Блестяще знают белорусский язык министр культуры Латушко и председатель Белтелерадиокомпании Геннадий Давыдько. И что? Разве они не в команде Лукашенко? Я все это говорю не для того, чтобы обидеть этих людей. Они сделали свой выбор, а я свой и каждый несет собственный крест. Тут, дело в другом, в идеалах, а они от языка не зависят. В нашей стране несвобода, мы не имеем ни республики, ни демократии, а тратим силы и эмоции на то, чтобы самим себе доказать, что за свободу и демократию следует бороться на белорусском языке, потому что Лукашенко говорит по-русски. А если он вдруг заговорит на чистейшем белорусском, он что же, станет другим? Белорусский язык – это драгоценность, его нужно беречь и развивать не жалея средств и времени. Мы даже представить себе не можем, что случится, если исчезнет язык титульной нации, какие могут произойти катаклизмы. В мире все взаимосвязано. Возьмите природу, стоит где-то нарушить баланс, и цветущая земля становится пустыней! Человечество балансирует на лезвии бритвы, чуть в сторону и гармония сменится хаосом. Что этим управляет? А может быть, что именно вибрации белорусской речи удерживают мир в равновесии? Самое страшное в нашей ситуации – это противопоставление одного языка другому. Не с русским нужно бороться, а возрождать и развивать именно белорусский язык. Сюда надо вкладывать деньги и талант. Я помню, как за романами Короткевича душились в очередях и люди не очень то глядели на каком языке написана "Дикая охота короля Стаха" или "Черный замок ольшанский" – мели все подчистую. Мне достались книги на белорусском и, это было счастье, потому что попал в совершенно иной мир, который в переводе исчезает, становится неярким и не таким сочным, как на языке автора. Я это почувствовал почти физически. Теперь ответьте мне, только честно: "За какой книгой белорусского автора вы стояли в последний раз в очереди? А песня? А фильм или спектакль? Не помните?" Вот и я, не помню. Только не надо все спихивать на диктатуру. В советские времена цензура и КГБ куда мощней были, а сколько шедевров вырывалось из-за колючей проволоки "Империи зла"? Так что же происходит? Отвечу по Грибоедову: "Молчалины блаженствуют на свете!". Кто они такие? Это – серые личности, те самые "троечники" и бездарности, которые везде пробиваются, благо нынче техника позволяет. Микрофон и компьютер вывели на сцену безголосых певцов и певиц, интернет породил целую плеяду плодовитых драматургов и писателей, опусы которых ставят такие же бесталанные режиссеры... А мы, все это потребляем, не отходя от телевизора. И вы хотите сказать, что на белорусском языке это, простите, гуано стало бы конфеткой? К чему я все это говорю? Не в языке дело! Нам нужна демократия, когда мнения и желания людей будут исполняться властью, которую выберут граждане страны. Именно они открыто и прозрачно проголосуют за своих депутатов, а не позволят их назначать. Когда власть будет посажена в "клетку" Конституции, когда не будет сомнений в итогах выборов и референдумов, тогда, я почти уверен, языковой вопрос исчезнет. Возрожденное гражданское общество сумеет найти не топорные, а тонкие механизмы саморегулирования, которые позволят вернуть белорусский язык на его законное место и в стране, и в мире..
14.03.12 7:04
загружаются комментарии

Евгений Огурцов