ЗАБЫЛИ О КОНСТИТУЦИИ?

Несколько странно, что сегодня 15 марта, мало кто их белорусских СМИ вспомнил о том, что 18 лет назад Мечислав Гриб подписал Конституцию Республики Беларусь. Да, потом был Референдум-96, поправки в Основной закон страны, которые привели к доминированию исполнительной. Сегодня, увы, у нас нет ни демократии, ни гражданского общества, без чего невозможен контроль над властью. Названия демократических институтов остались, но они не действуют. Мечислав Иванович Гриб вспоминает, как это было: - Трансформация моих философских взглядов на нашу жизнь, историю, социум, законы и справедливость, началась в стенах ВС 12 созыва, когда я увидел умных, мужественных, необычных людей и стал с ними разговаривать. Чтобы понимать то, что происходит в мире, надо много читать и размышлять и я это делал, потому что без этого было нельзя осмысленно проголосовать "за", либо "против". Хочу сказать, что начало 90-х, это время когда многие начали осмысливать мир не коммунистическими догмами, а осознали его инвариантность. Думаю, что в моей душе всегда жило несогласие с тем, что и как делалось при Советской власти с нашими людьми. Понятное дело, что оппозиция твоим мыслям, твоим делам, твоему образу жизни никому не нравится, целоваться с ней не хочется, но именно в стенах парламента я понял, что оппоненты твоих идей своей критикой тебе же и помогают добраться до истины. Так на кого ты таишь обиду? Когда я увидел, как работают парламенты в странах Старой Европы, когда сегодняшняя оппозиция, критикуя власть, сама через какой-то срок становится у руля правления, то понимаешь, как нужно строить гражданское общество в своем собственном отечестве. Эта-то ситуация и втянула меня в процесс, из которого я вышел другим. Чтобы законы работали, надо просто их выполнять, а не строчить указы, подменяя ими право. Все повторяется, правда на качественно новом витке твоего видения себя и мира. Со времен пожарной охраны я знал, что для того, чтобы составить предписание директору-нарушителю, надо было хорошо знать процесс производства на его предприятии. Ничего с тех пор не изменилось в моем отношении к делу, только стало больше знаний, опыта и ответственности. Мой предшественник, Станислав Шушкевич, считает, что, завершая работу над Конституцией страны, мы несколько поторопились. Надо бы было тщательней поработать, скажем, над главой о президентской власти. Согласен, говорить о том, что мы создали совершенный документ, не приходится. Впрочем, в мире ничего законченного нет, потому что и мы, и все вокруг нас движется вперед, развивается. Как бы там ни было, но Конституция Республики Беларусь 1994 года являлась первым законодательным конституционным актом независимого государства, по-настоящему демократическая Конституция. И, это – правда, работали мы над ней долго, с конца 1990 года по 1994-й, то есть более четырех лет. Если бы мы не активизировали работу, то Основной Закон государства не был бы принят Верховным Советом 12 созыва. Пришли бы новые депутаты и, скорее всего, стали бы статьи Конституции дорабатывать, изменять и так далее. А судьбу ВС-13 все знают... Мы же, текст Конституции отправляли в разные страны на экспертизу и получили положительные отзывы от стран Европы, Америки, России. Кроме всего прочего обнародовали Основной Закон страны через СМИ, получили тысячи предложений и советов, некоторые учли, то есть провели настоящую демократическую процедуру. По этой Конституции можно было бы строить настоящее цивилизованное общество. Президентская форма правления, которую предусмотрела Конституция 1994 года, ее не испортила. Нормальная была глава, такая же, как и у многих европейских стран. У истории нет сослагательного наклонения, но на сегодняшний ум и опыт, я бы предложил ввести на два первых президентских срока избрание главы государства парламентом. Наверное, это мой недосмотр, моя ошибка, но трудно тогда было даже предположить, что в Беларуси произойдет то, что произошло. К тому же, демократическая оппозиция в парламенте требовала всенародного избрания президента. Что теперь кулаками махать, так вышло и исправить уже ничего нельзя. Есть еще одна фатальная ошибка, которую мы допустили. Сначала конституционной нормой считалось, что избирать президента можно, начиная с 45 лет, потом опустили до сорока, но остановились, по предложениям молодых депутатов, на тридцатипятилетнем возрасте, как раз под Лукашенко, которого в Верховном Совете не воспринимали депутаты всерьез, и я не воспринимал его, как некую опасность. К тому же, в мировой практике, в Конституциях большинства стран, нижняя планка президентского возраста, как раз и определялась тридцатью-пятью годами. Странно, что Кебич, зная, что ему придется воевать с Лукашенко, никак не повлиял на ситуацию, хотя мог. Самая большая фракция в парламенте была просовминовская уже потому, что депутаты в нее входящие, так, или иначе, подчинялись Кебичу. Однако, кто-то куда могущественнее председателя правительства, то ли "сверху", то ли "снизу" заставлял нас нажимать на кнопку "за", когда надо было давить на кнопку "против". (Из книги Евгения Огурцова "Беларусь парламентская").
15.03.12 17:16
загружаются комментарии