Как я пропил символ Дракохруста

Про мишек-парашютистов написали даже ленивые. Интересно! Но больше всего меня поразила статья Юрия Дракохруста, в которой он объявил «Нараджэньне сымбалю».  В это медвежье время я занимался переездом на другую берлогу, тьфу, одурел совсем - квартиру. Занимался уже шестой месяц переездом, включавшим точечный ремонт. И так задолбался проблемами, особенно спорами с женой на тему «что брать-не брать», что, находясь в отчаянии, и прочитав про десант-мишек из Швеции, могущих стать символом и мобилизовать народ на восстание аж подскочил от радости над монитором! Чего про мишек писать?! Их надо бросать! Я вспомнил, что являюсь предком шведского генерала Подкула, который лет 500 назад одерживал какие-то грандиозные победы и вдохновился своим предком на свою может быть единственную победу в жизни. В это время я как раз дошел до залежей игрушек, с которыми перестал играть десятилетний сын. А там кроме всего прочего 32 плюшевых медведя из всех стран Евросоюза, США и России. Один из Жлобина. Друзья дарили моему сыну, а он больше любит котиков. И вот я быстренько написал записки для мишек типа: «Свободу слова!»; «Да здравствует демократия!»; «Долой диктатуру!»; «Луку на муку!»; «Отпусти политзаключенных!»; «ШОС, а то задушу!», «Верни пагоню! А то будешь меня возить!» и все в таком духе. Да еще к половине мишек я прикрепил бел-чырвона-белые сцяжкі. После чего выбежал на лоджию и убедился, что там как раз полный репрезентативный набор. Уборщица с визгливым голосом, которая метет с асфальта даже дохлых мух, бомжи из разных слоев, включая профессорские, прохожие, спешащие на разные работы. И даже милиционер. И я начал кидать игрушки им под ноги. После третьей игрушки голос уборщицы с визга превратился в воющую сирену, на что я и рассчитывал. Произошло акцентирование внимания всех на мишек. Эксперимент пошел стремительными темпами. Уборщица ясное дело завывала про хамство жильцов, которые не уважают ее ратный труд. Кто-то из молодых из окна дома напротив воскликнул: «Шведы прилетели! Медведей кидают! Айда на улицу!». Вскоре на асфальте стояло около сотни человек, и оживленно обсуждали событие. Голоса сливались, перекрывали один одного, но все боялись прикоснуться к мишкам, опасливо поглядывая на милиционера. Ясное дело, возьмешь в руки игрушку, а тебе впаяют штраф за то, что ты с медведем ругался матом… А милиционер тоже боялся, видно имел приказ: «При виде мишек на земле делать вид, что их нет!» Но вдруг кто-то из молодых схватил медведика из-под метлы уборщицы и прочитал мою записку: «Жадаю вам, каб мелі ня толькі чарку ды шкварку, але і мерсэдэс шпаркі!” Толпа взорвалась воплем. Где можно было различить матерные слова по адресу властелина пошлин. Полупьяный дедок крутил молоденькому милиционеру галстук и вопрошал: «А ты вот хочешь иметь новый мерседес? Нет, скажи честно, хочешь?» Бомжи на лавке, немного протрезвев и войдя в тему, сразу вышли с предложением: «Пошли все в посольство Швеции! Это просто издевательство над нами! Будем требовать о посла, чтобы нам на парашутиках кидали шведский «Абсолют». Окружим посольство, устроим блокаду и не пропустим туда ни капли спиртного. Еду дадим, а вот спиртного и выход в город не допустим. Пусть нам "абсолют" из Швеции на самолетах кидают. А то куда ты этого пыльного медведя денешь. Даже подарок не сделаешь, и на барахолке не продашь!» И тут оратору заткнули рот, и из реплик его предприимчивых коллег я понял про идею. Они решили собрать этих мишек, еще покопаться в помойках и на ждановичах продавать мишек с записками от шведов втридорога. Символу сразу нашли коммерческое применение. Бомжи поползли на коленях между ног людей, собирая мишек. Но узкий двор уже заблокировали две машины - автозаки на колесах. Один за одним подъезжали автобусы с омоновцами и цепью окружали стоявших. Слышались возгласы командиров: «Несанкционированый медвежий митинг!», «Всех в автозаки!». Руки скрутили даже молоденькому милиционеру. Но слух о шведских игрушках так быстро разошелся по окрестным дворам, что вокруг нашего двора стояли уже тысячи людей. Они такой толстой людской стеной окружили автозаки, что выехать им не было никакой возможности. «Прав был Дракохруст» - подумал я. – Символ действует!» Из все увеличивающейся толпы слышались возгласы, которые прояснили цель собравшихся, все требовали у милиции установить справедливую очередь и больше одной бутылки в руки гуманитарного шведского абсолюта не давать! И еще слышались злые угрозы по адресу омоновцев порвать их на куски, если они захапают себе больше одной бутылки водки. Самый главный в форме спросил своего зама: «Патроны брали!?» «Нет!» с ужасом ответил тот, а автозаки и автобусы уже раскачивали и они вот-вот могли упасть на омоновцев. Те уперлись в стенки своих тюрем, но силы были на стороне жаждущих символа. Смерть и увечья угрожали людям и прежде всего тем, кого затолкали в автозаки. Надо было что-то делать. А тут еще омоновский замполит кричит, что мишки заминированы и вот вот рванут и будет как в метро! "Вот гады! - подумал я. - И взаправду что-нибудь сейчас рванут и убьют да покалечат людей!" Я не думая схватил литровую бутылку абсолюта, которую подарил мне посол Швеции Стефан Эриксон, прикрутил ее к плюшевой корове, что издалека было неразличимо с медведем, вышел на лоджию и, что есть силы закричал: “Вот она! Единственная” Луч солнца попал на бутылку и она, граненая, как советский стакан, заиграла зайчиками. И я, уже не напрягаясь, продолжил: “Бросать?!” При этом сделал замах. Дружный вопль гражданских и погонников слился в один вопль: “Нет!!!”. Я замер. Командир омоновцев в рупор прорычал: «Верните бутылку на стол! Это вещественное доказательство иностранного вторжения! Сядьте в кресло и не шевелитесь! Наши снайперы держат вас на прицеле!» Я медленно вернулся в комнату, поставил бутылку на стол и вдруг судорожным движением схватил ее и прижал к груди. Мысль пульсировала так сильно, что виски ощущали боль от каждого ее удара: «Они обвинят меня в полете из Швеции и бомбардировке мишками! Сразу проведут следственный эксперимент: посадят за штурвал списанного самолета и запустят в небо! Я же не только ни разу не водил самолет, но банально боюсь высоты. Выше второго этажа никогда не жил. А если прихожу в гости на этаж повыше, то к окну не подхожу. Я разобьюсь, и они по БТ будут обвинять меня в попытке побега и намерении протаранить крышу резиденции президента в домике, где спит Коля…» Выход один – напиться! Тогда они меня не посадят за штурвал самолета. И я залпом выпил пол литра из литровой бутылки шведского абсолюта. Это в стрессовой ситуации я мог. В лет сорок на спор выигрывал по нескольку ящиков шампанского. Пробормотал: «Вы меня трезвым не возьмете!» И остальной абсолют допивал рюмками. Но держал себя под контролем. Помнил, что если выпью литр – то умру от отравления. В голове шумело. Меня бросало вверх-вниз, словно в лодке во время шторма. И только тряска за плечи нарушала знакомое штормовое состояние с подташниванием. Крики «Милиция!» в таком опьянении также были для меня впервые. Наконец меня начали бить по щекам и лить на голову холодную воду. Я бормотал: «Запишите явку с повинной! Медведей с самолета не кидал, а только с балкона. На самолете не полечу! Хоть убейте!» Почувствовал, что чьи-то пальцы раздвигают мне веки глаз. «Уже пытают! – ужаснулся я. – глаза будут выдавливать, как Пазьняку!» Но передо мной было разъяренное лицо жены. Она и кричала «милиция!» Она всегда так делала, когда хотела чего-то добиться для себя. На этот раз она кричала, чтобы я не трогал медведей. Они горой лежали на столе, так что литровая бутылка абсолюта возле них казалась чекушкой. «Они нам еще пригодятся! – кричала она. - Может у нас еще будет ребенок, а может, скинем с лоджии с записками, когда лука всех достанет и начнется медвежья революция!» «Это как?! – изумился я и слегка протрезвел. – Из леса медведи, что ли попрут в города?! Щведские медведи еще живы, и на парашутах могут скокнуть. А вот наших - всех повыбивали, да за решетки посадили». «Ну, нет, конечно, - ответила она и пожала плечами. – Но, может, они своим ревом пробудят белорусов?» Я успокоил жену, поклявшись, что к мишкам не притронусь. Она простила меня, но предупредила, чтобы в постель к ней не лез с такой вонью изо рота. Я же в одиночестве долго не мог заснуть и размышлял о символизме шведского абсолюта, который внутри организма вызывает сны и бред на шведские темы. Я думал, что, может быть, в белорусскую водку подсыпают какое-то зелье, которые вызывает у женщин галюцинации о том, что они любовницы президента, а мужики бредят тем, что они министры внутренних дел или председатели КГБ. И думал о том, какой же символ подмешать в белорусский алкоголь, чтобы народ скинул тирана. Так ничего и не придумал, заснул с надеждой: «У Дракахруста спрошу». Ведь про воздействие на меня новых символов Юра точно предсказал. За ошибки и описки прошу прощения. Как на одном дыхании написал, так и выставил. Да и учтите, что принял в грудь почти литр абсолюта. Даже не знаю, на каком языке написал, хотя помню, что старался - на шведском. А вышло, наверно, на иврите. Все отключаюсь. Всем зай гизунд! Тода раба за внимание! Протокол собственноручно написал и подписал генерал армии плюшевых мишек - Подкул..
08.07.12 20:57
загружаются комментарии

Владимир Подгол