Художественный Руководитель

Скрипит-колышется информационное пространство пока ещё "суверенной страны Беларусь". При чём здесь кавычки, наверное, как-нибудь в другом эссе раскрою. Тревожит общественность отнюдь не подписание тройственных соглашений, продолжающийся дербан остатков производств в стране и перспективы на ближайшую зиму – чаго там, плавали, знаем, лица всё те же, что и 19 лет назад. Традиционные бумажные издания, допустим, в столице, давно уже не вызывают привязанности ни у кого, основные ленты новостей нынче на высокоскоростных проводных и не только сетях. Ах, да, також и социальных сетях, пардоньте. Кроме безусловных тем, вроде приговора двум козлам отпущения и связанных с этим высказываний первых лиц, а опять же гражданских инициатив важнейшие вещи волнуют общественность. Например, кино о молодом, но уже известном деятеле белорусской оппозиции, практически продолжателе династии. Или, кино, продолжение старого кино, ставшего в 80-е альтернативным символом белорусского кино. Или проблемы значения восточных имён в беларуской действительности, как зеркало люкс-журналистики. Очередное 10-минутное выпадение беларуско-ориентированных интернет-ресурсов, визит известного фотографа в Китай, что угодно. Как-то неудобно даже на этом великолепном фоне упоминать о вещах довольно простых, из разряда "было-не стало". 19 ноября 2011 года умер Валерий Николаевич Раевский. Народный артист Беларуси, лауреат госпремий СССР и не только, кавалер, профессор. Главный режиссёр, художественный руководитель Национального Академического театра имени Янки Купалы. Бывший худрук.

Вот это вот "бывший" мне покою не даёт. Ну, о том, что разведчиков, алкоголиков и наркоманов бывших не бывает, написано и сказано многое (Б-же упаси, г-да разведчики, это не сравнения! ) Президентов бывших тоже почитают, величают, содержат. Депутатов, мэров, губернаторов... А с артистами как-то странно всё. Даже с теми, чьё имя воспринимается, как синоним слова "искусство", или "театр". Почти 36 лет Валерий Раевский возглавлял основной театр в стране. Театру фактически была отдана вся его жизнь (хорошо, господа дотошные, БОЛЬШАЯ часть его большой жизни). С первых своих самостоятельных шагов в театре, сделанных опять же в переломное для тогдашнего общества время, вторая половина 60-х, рисковал профессией своей и местом в ней. Молодым режиссёром придя в театр тут же в течение трёх лет получил запрет на две постановки. Будучи назначен главным режиссёром театра фактически "на вылет" (в эпоху "второй волны" и негласного ренессанса антисемитизма в эсесесере) ввёл в классические формы белорусского театра модерновые тогда элементы, не разрушая, а основываясь на опыте поколений и истории Купаловского, сочетая с бунтарством любимовской Таганки. Можно сказать, воспитал и актёрскую школу театра, и режиссёрскую, да и в определённом смысле, повлиял на современную беларускую драматургию – пусть даже временами путём жёсткой ТВОРЧЕСКОЙ конфронтации с коллегами. Наконец, фактически уберёг театр дважды от развала, инспирированного "сверху" – в 80-е и в 90-е годы, когда по тем или иным причинам именно ТЕАТР был факелом несогласия и одним из источников иного мнения. Оставил театр без скандалов, передал в руки своего же воспитанника, пусть на фоне истерик в том числе коллег и однокашников, требовавших "свежей крови", пустил её. И вот, после смерти не просто тишина. Даже соболезнование от главы государства не нашло места в строке. Да ладно там, соболезнование. Как же вышло, что коллеги, некоторые из труппы, из выпускников не сразу узнали о смерти? Как же произошло, что скромные некрологи полутайком появились на третьих полосах изданий через двое суток? Как же так вышло, что ни одна театральная сцена в столице пока ещё "суверенной страны Беларусь" не согласилась принять последний выход артиста – ибо собственное здание театра Янки Купалы разобрано вместе со сценой – я говорю о голом факте реконструкции здания, рано пока ещё делать обобщения. Понятно, что может быть Малая сцена Купаловского не так подходит по величине, но это родные стены! Опять же, при В.Раевском ставшие ещё одной купаловской площадкой. Можно даже понять невозможность выставить тело в ритуальном зале Дома Офицеров, на сцене которого театр играет сейчас свой репертуар – ну нет высшего офицерского звания у профессора режиссуры! Да и наверное платить за аренду придётся, как приходится сейчас платить театру за аренду чужой сцены, пусть и соседской, через сквер. Отдавший беларускому театру жизнь в последний путь уйдёт со сцены (очень надеюсь, что со сцены, а не из фойе) фактически актового зала Дома Литераторов. Безо всякой иронии – спасибо литераторам. В данном случае, кроме них из всех институтов и организаций, изображающих отношение к творческому процессу в пока ещё "суверенной стране Беларусь" спасибо сказать некому. К превеликому сожалению, не в первый раз в нашей современной истории последних двух десятилетий.

Попробуйте убедить меня, что всё не так. Дайте мне мотивацию. Дайте мне пристройку какую, что ли. Дайте мне контраст, оправдайте эти предлагаемые обстоятельства, объясните сверх- и сверх-сверхзадачу. Не получится. Я вырос не просто в непосредственной близости от Купаловского театра, я с четырёх лет проводил время в его коридорах, гримёрных, за кулисами и буфете. По глупости своей я не относился серьёзно к тому, что такое театр чуть меньше половины своей жизни, даже выходя в школе на сцену в ТЮЗе, даже выходя на купаловскую сцену в "Тутэйшых" – для меня театр всегда был чем-то само-собой разумеющимся, чуть ли не бытовым, так уж вышло. Отношение и служение открыл мне человек, которого я знал с детства, который потом однажды своего студента-переводку из "низшего" рангом учебного заведения, разгильдяя и оболтуса опосредованно поставил на грань пропасти отречения. Который потом дал этому студенту одну из своих первых работ, и не преподавал, а скорее делился ремеслом и умением, опытом и жизнью своей. Как едучи в утренней февральской электричке в Минский областной драматический театр, в день смерти своей матери, со своим студентом -дипломником на читку пьесы. Студентом театрального факультета Беларускай Академии Искусств, кафедры режиссура драмы, курса художественного руководителя Национального Академического театра имени Янки Купалы Валерия Николаевича Раевского. Выпуск 1994 года.

22.11.11 0:33
загружаются комментарии

Александр Помидоров