"Битва за Севастополь" - битва за бюджет 06.04.2015 5

Сходил я на фильм "Битва за Севастополь". Зарекался, не ходить на российские фильмы без специального многократного приглашения друзей, которым я доверяю и которые то кино до меня смотрели. Но дал слабину -  там в ролике песня Вакарчука. Фильм подают как российско-украинский проект, что  в наше подлое время почти как подвиг. Тут еще кинокритики российские написали, что  кино им понравилось. Я давно не верю кинокритикам, российским -  тем более, потому что  они все или почти все на прикорме и правды про российские фильмы почти не пишут. Но хотел я обмануться и дал себя обмануть. Короче, попался я на развод. 
Это очень плохое кино. "Битва за Севастополь" - это, конечно, не "ужас, ужас, ужас" Федора Бондарчука про Сталинград, это просто ужас. Во всех смыслах - ужасный сценарий, отвратительная игра главный героев. Почти все бессмысленно и беспощадно. Из двух часов, проведенных в зале, не жалко минут 10 -  2 красивых песни, один эпизод про любовь ближе к концу картины и по две реплики врача-еврея и медсестры-украинки. Все! 
Например, американский фильм "Ярость" с Брэдом Питом  тоже про войну. Американские танкисты погибают в неравном бою с фашистами. Прекрасное кино. Я смотрел его 2 раза. И речь не про историческую правду, а про кино. Пусть в "Ярости" нет или почти нет исторической правды, хотя он основан на реальных событиях тоже, но это просто интересное кино, которое  прославляет подвиг простого американского солдата. 
Я не сомневаюсь в подвиге советского солдата. Мой дед был таким солдатом, концлагерь прошел, бежал оттуда и продолжил воевать до победы.  Второй дед -  партизаном был. Первый муж моей бабушки был летчиком и погиб, мою пробабушку повесили фашисты за то, что  она хранило знамя советской дивизии, разгромленной под Осиповичами. Я не про патриотизм пишу, а про глупость наших киношников, которые даже историю про подвиг умудряются испортить. 


Левиафан нашего времени 01.02.2015 5

В четверг в России начинается официальный прокат фильма «Левиафан» - диагноза российской действительности.

На этой неделе в Москве была официальная премьера “Левиафана” для хозяев российской жизни.

Про любой другой российский фильм и его официальную премьеру писали больше, чем про “Левиафан”. Таблоиды предпочли сделать вид, что вышел какой-то то там фильм и была какая-то там дежурная премьера. Журналисты отписались с официальной пресс-конференции съемочной группы, не более. Даже Ксения Собчак в Инстаграме ограничилась высокохудожественно размытой фотографией. Словно стеснялась чего-то… Может быть, запрещено писать много об этом фильме или бояться своими публикациями спугнуть прокат картины?

Премьера самого громкого российского фильма последних лет прошла в лучших традициях российского бомонда. Фильм про российскую безнадегу, про полную безнадегу российской жизни пришла посмотреть почти вся московская тусовка. Для премьеры выбрали самый пафосный и дорогой кинотеатр российской столицы - в гостинице “Москва”, там билеты по 3000–6000 рублей, пускают по специальным клубным картам, 17 залов с кожаными креслами. Кажется, сейчас вот-вот войдут стриптизерши. Короче, полный гламурный декаданс.

На премьеру пришли светские либералы и охранители режима, белые и красные. Были миллиардеры и их дети. Игорь Ротенберг, сын Аркадия Ротенберга, друга Владимира Путина, который будет строить мост в Крым, даже обнял режиссера Звягинцева в знак благодарности за такое кино, мол, спасибо тебе, бро, за горькую правду.

Хозяева российской жизни молча посмотрели фильм, никто из уютных залов не вышел. Но никто после финальных титров и не аплодировал. Расходились молча, слегка пришибленные, словно посмотрели документальное кино про ужасы войны. Всегда на подобных премьерах громко аплодируют, а в этот раз – расходились в тишине. Все узнали себя в интерьерах российской выдуманной глубинки.

Не хочу обсуждать достоинства фильма, тем более - недостатки, я не кинокритик. Мне фильм понравился, но второй раз я его смотреть не буду. Основная претензия – отсутствие какой-либо надежды, пусть самой призрачной, но все-таки надежды. Этим российское кино отличается от американского. В Голливуде добро не всегда побеждает зло, но всегда остается ощущение, что зло победить можно и оно обязательно будет побеждено, и не надо сдаваться. В России добро побеждает исключительно в лживых, пропагандистских фильмах. В хороших картинах добру не оставляют даже шанса, и этим режиссеры еще и гордятся. Но это пусть останется на совести российских режиссеров.

«Левиафан» в России этот фильм воспринимают иначе, чем в других странах. Я видел реакцию, например, людей в Украине. Она не такая надрывная и болезненная, как у россиян. Мой друг в Москве уже дважды смотрел кино и собирается посмотреть еще раз. «Попали в самую болевую точку, попали в самое сердце. Или, как сказала одна моя знакомая, не в сердце, а в «фаберже», - сказал режиссер Звягинцев.

Действительно, попали в «фаберже». «Левиафан» получит Оскар, и если награду отдадут другому режиссеру, это будет не естественно. Не дать Оскар «Левиафану» могут только специально, наградить картину – абсолютно понятное решение.

Ничего особенного в «Левиафане» нет. Выйди этот фильм пару лет назад, он не вызвал бы такой бурной реакции. Ну да, хорошее кино, «крепко сделанное». Но сейчас фильм бьет по нервам, он точно попадает в наше представление о российской жизни, в представление европейцев и американцев о России.

Пару лет назад американцы бы сказали, что режиссер сгущает краски и в фильме много художественного преувеличения, что Россия не такая мрачная и вообще, «хватит этой достоевщины».

Помните фильм Балабанова «Груз 200»? Это был ужас, разлитый в каждом кадре, безнадега - не то слово. «Груз 200» вызвал отвращение без всякого сопереживания. Мы тогда жили богато и весело, нам тогда «эта достоевщина» казалась спекуляцией. А сейчас и «Груз 200» смотрели бы иначе, и «Левиафан» вызывает потрясение.

Помните фильм «Маленькая Вера» Василия Пичула? Ничего особенного в том кино тоже не было. До него были картины поярче и пожестче про советскую действительность, и после «Маленькой Веры» снимали намного откровеннее. Но все, что было до и после, прошло почти незамеченным, а «Маленькая Вера» прогремела на весь Советский Союз. Премьера фильма состоялась весной 1988 года, и это был критический момент советской империи, исторический надлом и перелом. Кстати, «Маленькую Веру» снимали в Мариуполе, на фоне безнадежных советских промышленных пейзажей - мощь еще есть, а сила уже куда-то делась. Так и в «Левиафане» мощь российской власти видна, но правды за ней уже нет.

После «Маленькой Веры» режиссер Василий Пичул ничего выдающегося больше не снял, хотя он очень талантливый человек. Он делал программу «Куклы» на НТВ и Мульличности на Первом, снимал много документальных фильмов, какие-то сериалы. Ни одна его работа в кино не вызвала такого ажиотажа, как «Маленькая Вера», во время и в «фаберже» он уже не попадал.

Режиссер Звягинцев больше обласкан судьбой и европейскими кинокритиками. Он очень техничный режиссер, профессионал, который снимает кино точно, правильно и аккуратно. Он, наверняка, снимет еще несколько заметных картин, но именно «Левиафан» останется его шедевром.

Картинка мира, нарисованная в «Левиафане», полностью совпадает с нашим представлением о нынешней российской жизни, о российской власти, о попах и милиционерах, короче, о том как должен выглядеть современный Мордор. Полностью с совпадает с тем, как сейчас иностранцы мыслят и видят современную Россию - агрессивной и благословленной на эту агрессивность церковью, страной, с которой невозможно договориться и которую стоит опасаться. Удивительное попадание во время и обстоятельства. Это напоминает божье провидение, если верить рассказам о том, что продюсер Роднянский ходил в Кремль утверждать сценарий. Год назад было рано, через год может быть уже поздно. Только сейчас!

Все мои друзья, посмотревшие «Левиафан» в Москве, ходят как пришибленные. И я не понимаю, как такое кино разрешили к широкому прокату в России. Может быть, не все так безнадежно...

Читать другие новости

Павел Шеремет