Ответ Статкевичу.


Уважаемый Николай!
Поскольку в одном из писем от вашего имени некоторые высказывания  можно интерпретировать как обращенные в мой адрес, считаю необходимым обратиться с открытым письмом к Вам, надеясь, что таким образом Вы сможете ознакомиться с его содержанием.
Прежде всего, вынужден извиниться за то, что своими действиями и высказываниями в Ваш адрес дал повод для обид 24 ноября 2010 года во время совместного проведения митинга и шествия, -- так называемой «репетиции Площади" . Также за то, что перед встречей с кандидатов 9 декабря 2010 года на офисе БХД публично оскорбил Вас лично обвиняя в      ответственности за развал  Беларускага згуртавання ваўскоўцаў (БЗВ) и многочисленные провокации с уводом людей с массовых акций БНФ 90-х годов и организаций стычек с милицией.   Также, как публично их произнес, публично же прошу за это прощения. Это все, в чем считаю себя перед Вами виновным. Надеюсь, что в дальнейшем эти недоразумения не станут основанием для  обид и испорченных отношений между нами.
Понимаю, что Вы сейчас находитесь в крайне тяжелом положении. Знаю также, что будучи честным человеком, и имея полную свободу, говоря о событиях 2010 года и моём в них участии, Вы говорили бы не только о том что было мною сказано, либо приписано мне словами сотрудников КГБ или МВД, но и о том, о чем я вынужден молчать. Молчать и при допросах в КГБ, и при разговорах с журналистами и дипломатами. Что и продолжу делать, независимо от  Вашего отношения ко мне, вопреки ожиданиям тех, кто выборочно пропускает Ваши письма на волю.   (просчитывая возможную реакцию с моей стороны, эти “психологи” традиционно судят о других по себе) .
Что касается событий 19 декабря, то моя интерпретация событий, изложенная в интервью журналистам за несколько минут до  моего задержания  была поддержана всеми оппозиционными силами и соответствовала той линии обороны, которую позже использовали адвокаты и правозащитники в деле всех политзаключенных и Вас персонально.
  Эта интерпретация с моей стороны была сознательным компромиссным шагом. Такого описания событий требовали обстоятельства, в первую очередь, для того, чтобы защитить тех людей, которых мы с Вами призвали прийти 19 декабря на Площадь. При этом, считаю, что неправда (искажение фактов), высказанная публично должна быть исправлена, что и будет сделано по Вашему освобождении (полагаю, что, в первую очередь, Вами). Согласен с  тем, что нужно серьезно обсудить всё, что произошло на Площади, после Площади и накануне. Нет ничего тайного, что не стало бы явным. Из-за того, что люди, осужденные за события 19 декабря до сих пор находятся за решеткой, многие факты озвучить невозможно, так как это навредит самим политзаключенным. Однако, если выводов не делать, то события будут повторяться.
Не считаю свои действия и поведение безупречными. Поэтому готов принимать всякую критику. При этом, убежден, что несмотря на любые всевозможные подтасовки, мои показания во время следствия не могли стать юридическим основанием для обвинения и вынесения Вам приговора. До Вашего освобождения все скандальные материалы в СМИ на этот счет считаю не более чем пустыми спекуляциями на тему Площади.
Вы также знаете, что за спинами людей, которых мы с Вами призывали на Площадь, обещая им мирную  акцию протеста, я не прятался. Все договоры и все произнесенные обещания выполнял до конца. Все мои действия исходили  исключительно из чувства личной ответственности за людей, которые были бессмысленно брошены провокаторами под дубинки ОМОНа и под последующую уголовную ответственность без малейшего шанса на   "захват" Дома правительства.
 Уверяю Вас, что до настоящего времени ничто не заставило меня отказаться от противостояния планам режима - будь то в вопросе легитимации псевдовыборов, или же   в вопросе финансовой поддержки режима Западом, непризнания наличия политзаключенных, или любом другом ...
Неоднократно во время допросов членов и руководителей БХД были примитивные попытки безосновательного дискредитации и разжигания вражды между руководством    БХД. Знаю, что сотрудники режима используют различные методы для разжигания раздоров в среде оппозиции и перевода дискуссий с темы обсуждения действий, направленных против режима Лукашенко на выяснения личных отношений между оппозиционерами. К таким примитивным планам отношусь спокойно.
Знаю, какие методы во время заключения против меня и против других осужденных по делу 19 декабря использовали спецслужбы. Можно только догадываться о тех бесчеловечные условиях, в которых сейчас находитесь Вы. Поэтому с пониманием отношусь к любому Вашему, либо приписанному Вам высказыванию.


С уважением, Виталий Рымашевский

.
07.02.13 9:28
загружаются комментарии

Віталь Рымашэўскі