Когда "воюют" верхи

Медиасфера кипит возмущенными высказываниями редакторов независимых газет – Дынько, Середича, Калинкиной. Кто-то отвечает на обвинения со стороны политиков, кто-то обвиняет или защищает политиков. Редакторы, – не обычные журналисты, – занимают позиции и требуют разъяснений, и даже в некоторых случаях угрожают судом. Буквально за несколько недель в Беларуси появилось несколько клонов Адама Михника, которые готовы вступать в политическую дискуссию на страницах своих изданий или – что отличает современность – на страницах своих блогов. Ситуация не уникальна для Беларуси. Момент народного единства – пускай, в данном случае, единства оппозиционно настроенного народа – не может длиться слишком долго. В соседней Польше в 2005-м году после полного согласия и примирения, последовавшего за смертью Иоанна Павла Второго, наступила одна из самых скандальных политических кампаний, когда оппоненты из Гражданской платформы и Права и Справедливости не щадили обвинений в адрес друг друга и, соответственно, избирателей противников. То же повторилось в 2010-м, когда после "народного единства" за катастрофой 10 апреля последовала "охота на ведьм", поиск шпионов, предателей и агентов в рядах политиков и общественных деятелей. 19 декабря часть белорусов пережила не менее серьезную потерю – потерю надежды на скорые перемены, единство оппозиции, эффективность мирного протеста. После недель солидарности приходит этап поиска виноватых. Будет ли это на руку тем, кто хотел бы большего раскола демократического сообщества в Беларуси? В краткосрочной перспективе, скорее всего, да. Но нынешняя ситуация в долгосрочной перспективе может привести к большей подотчетности политиков избирателям, большей открытости и профессионализму в СМИ. Возможно, скандалы и внимание медиа к промахам позволят части общественных деятелей, которые предполагали, что действуют в информационном вакууме или, что даже лучше, в дружественной среде коллег-грантополучателей, пересмотреть свои поступки. Правда, пока выступает начальство, подчиненные предпочитают промолчать. Журналисты изданий, чьи редакторы задают "неудобные вопросы", не проводят журналистские расследования в попытке узнать, например, "кто финансировал политика Икс". Журналисты других изданий не пытаются взять комментарий у тех, кто подтверждает альтернативную точку зрения. Война слов ведется начальством, в то время как журналисты превращаются в репортеров, не беспокоящихся ни о чем ином, кроме как представлении фактов и цитат. То же самое – в среде политических активистов. Как бы ни реагировали региональные активисты на поведение своих лидеров, наверх выбираются комментарии лишь самых "раскрученных" фигур. Что этому причиной – страх? Нежелание вмешиваться в деление сфер влияния "наверху"? Или неопределенность ситуации, в которой запросы, обращения и вопросы – это лишь пробные камни, а настоящие круги по воде пойдут когда "неудобные вопросы" придется задавать тем политикам, которые более "удобны" для изданий или когда сами издания – объективно не могущие существовать только на коммерческой основе – попросят предъявить свои расписки и обязательства? Долгосрочный успех кампании "Откроем глаза на политические реалии" возможен лишь тогда, когда у тех, кто начал задавать неудобные вопросы, хватит духу опубликовать неудобные ответы – в том числе о собственных действиях и действиях близких им политических персон..
09.03.11 13:47
загружаются комментарии

Мария Садовская