Наша гордость и любовь - Светлана Наумова...

 
29 февраля день рождения человека, в честь которого учреждена премия для лучших в стране аналитиков, журналистов и молодых политиков – Светланы Наумовой. Ученого. Практика. Политтехнолога. Широкой души человека.

Премию вручат завтра.

Ну а сегодня я хочу с помощью своих друзей рассказать о этой удивительной женщине.

 В моей благодарной памяти она осталась человеком очень простым в общении и невероятно мудрым.  Светлана Андреевна – как ее имя: воистину светлая личность.

 Интеллигент высшей пробы.

 И одновременно в ней присутствовала удивительная жизнестойкость, она знала реалии быта и буден не понаслышке: судьба не слишком баловала ее...

 Я, как и многие другие, даже не догадывались, например, что в сложное для кампании «Говори правду»  время (декабрь 2010 – февраль 2011 г.) она практически не выходила из больницы. Но хотя мы и были на связи, никогда не слышала ни слова  о  тяжелой  болезни…

 Зато какие слова поддержки она находила тогда для нас!

 ПРИМЕР  для меня.

 Ну а для других наших, с кем она организовывала «Говори правду»?

Нина Похлопко:

- 21 декабря мы были у нее – обсуждали, что можно делать в условиях царившего тогда в городе и стране тотального погрома. И Светлана Андреевна обронила с такой тоской в голосе: «Боже, как я сожалею, что не была там, на Площади… Знаете, сколько людей звонили мне в ночь на 19-е? Такой драйв… И такая безнадега сейчас… Сейчас нельзя сломаться, ребята, вы обязаны поддерживать тех, кто верит в перемены. Вот что главное! Все пройдет, милые, все наладится, только не сдавайтесь!

Сергей Возняк:

 - Светлана Андреевна Наумова так много сделала для становления и развития кампании «Говори правду», что вполне заслуживала оказаться вместе с нами (остальными руководителями ГП) в «американке». От ареста ее оберегла тяжелая болезнь. Хотя не оберегла от допросов в КГБ.
Я не сомневаюсь, что этот совестливый человек очень переживал из-за того, что оставался на свободе, когда мы, ее коллеги, сидели в тюрьме. И Светлана Андреевна сделала то, что могла сделать – она в критической ситуации после Площади и массовых арестов возглавила «Говори правду».

 Помню, как я вышел из «американки» под подписку о невыезде и пришел к ней в больницу. Она была уже очень больна. Жить оставалось чуть более месяца. Увидела меня и, не вставая с больничной койки, воскликнула:

 – Сережа, идите же сюда! Дайте я Вас обниму.

 Она всегда так ко мне обращалась: «Сережа», но на «Вы».

 Мы обнялись и расцеловались. А потом – сразу о деле. Спросила меня, буду ли после тюрьмы продолжать работать. Очень тактично спросила. Так, как это умела делать только она.

 Ее больничная койка тогда стала штабом «Говори правду», а ее больничная тумбочка – сейфом с рабочими документами кампании. В январе – феврале 2011 года на такое мог пойти только очень сильный и цельный человек…

Татьяна Короткевич:

 - Без всякой натяжки этот Человек  в моем сердце - навсегда.

 Я  горжусь, впечатлена и рада моему знакомству с ней.
  
Светлана Андреевна была личностью, рядом с которой обязан быть и чувствовать себя самым достойным, самым  красивым, самым способным, а главное - нужным, нужным в команде.

 Светлана  Андреевна однажды сказала: «Татьяна – вы хороший товарищ». Это для меня одна из самых дорогих наград - доверие такого Человека. Каждый день тяжелой работы во время 2010 года  с ней был легко преодолим.

 Она давала  Веру в то, что делаешь! Светлана Андреевна -  Человек, благодаря которому наши амбициозные цели в 2010 году были реально достижимыми!

 …Я хочу быть хоть на маленькую частичку быть похожей на  нее...

Александр Федута:

 - Светлана Андреевна принадлежала к тому типу женщин, которых я называю «женщина-бритва». Она была резкой, умеющей формулировать позицию и отстаивать ее. И спорить с ней было очень трудно.

 Но она же и умела признавать свои ошибки. А к этому редко готовы и женщины, и мужчины. И вот это как раз и называется мудростью.

 Наумова любила работать и работала на износ. Когда работы было много, она забывала о своей болезни. Она радовалась своей востребованности, тому, что она нужна людям. Никогда не жаловалась – и этим отличалась от многих белорусских интеллектуалов, которым по их словам, все время кто-то мешал самореализоваться. Ей не мешала даже смертельная болезнь. Только времени становилось все меньше и меньше…

Андрей Дмитриев:

-... Андрей, давайте с Вами встречаться до планерки,- сказала Светлана Андреевна, сидя в инвалидном кресле. 

 Она всегда говорила «Вы», но все равно я чувствовал это «вы» учителя к ученику. Это «Вы» было наградой, уважением. В таком обращении больше честности, чем в любом «ты».

 Планерка в офисе начиналась в 8 утра, поэтому договорились встречаться каждое утро в 7 утра у нее дома. Когда я приезжал, меня уже ждал кофе, иногда - завтрак. Светлана Андреевна сидела за столом, а возле нее бессменный, молчаливый наблюдатель кошка «МарьИванна». Ни разу за два года совместной работы она не читала нотаций, не бралась быть моральным авторитетом, не давила своим опытом и знанием. Она оставалась идеальным учителем, который не «дрессирует», а помогает развиваться, видеть больше, верить в свои силы.

 - …Наверное мои соседи недоумевают! Каждое утро ко мне приезжает молодой человек. Странная мы парочка, - шутила она.

 Соседи все поняли 18 мая, когда их пригласили понятыми для обыска в ее квартире, при котором изъяли деньги, которые она откладывала себе на операцию и которые ей не успели вернуть…

 - Только не пишите об этом в прессе…

 Она была человек с невероятным чувством собственного достоинства, но без гордыни.  Это не зависело от состояния ее здоровья, ее настроения и даже того, как Вы накосячили.

 Помню, после какой-то серьезной ошибки, прочитав всю прессу, она сказала:

Хорошо, что наше раздолбайство воспринимают за заранее продуманные планы.

Ее поддержка, чувство юмора и вместе с тем строгость и умение четко и ясно ставить задачи, анализировать ситуацию  стали основой сильной команды «Говори Правду».



.
28.02.13 11:50
загружаются комментарии

Лидия Сагидулина