Мой Чернобыль

1986 год. Так и не раскаявшаяся советская власть начинает слабеть, но еще держит нас под контролем. Мы уже многое понимаем, но еще многое не знаем. Четыре дня назад на Чернобыльской АЭС произошла "катастрофа века", но нам, жителям Бобруйска это еще неведомо. Более того, власти приказывают нам явиться на традиционную Первомайскую демонстрацию. Я – первокурсник художественного училища. Нас сгоняют на демонстрацию под угрозой отчисления. Мы еще не научились ослушиваться – и приходим. Дирекция, разумеется, знает, что произошла страшная авария, что по правилам гражданской обороны это неправильно – гнать столь юных людей с их молодыми восприимчивыми организмами шляться три часа под этим несущим радиацию небом. Но дирекции, как и не раскаявшейся до сих пор советской власти, наплевать. Главное – обеспечить традиционную идеологическую церемонию "всечеловеческого" праздника труда. И вот мы, в составе первомайской колонны, медленно продвигаемся к центральной площади города, нас окропляет мелкий радиационный дождик, и уже там, в колонне, от тех, кто слушал по приемнику "голоса", мы узнаем, что на какой-то там АЭС произошла авария. В общем, не знаю, как у других, а у меня это была последняя "советская" демонстрация. Больше я в этих "играх" тоталитарного режима не участвовал. И этот день стал для меня знаковым днем. Определяющим. Этим днем советская власть заложила основу моего неприятия ее как режима и режимов, подобных ей. И в 1994 году, на расстоянии от Бобруйска до Минска, в отличие от многих оппозиционных деятелей, находящихся на расстоянии куда более близком, я уже хорошо ощущал, где сволочь, а где порядочный человек..
26.04.11 17:06
загружаются комментарии

Анатолий Санотенко