Те, кто идет на выборы, – не политики

Те, кто идет на выборы, – не политики. Ну, или – мягче – ненастоящие политики.  Все, кто угодно: наивные люди, алчные люди, агенты и провокаторы, но – не политики. Что отличает настоящего политика от ненастоящего? Здесь просто. Отличает его, прежде всего то, что он не действует для пользы и укрепления своего соперника. Согласитесь, трудно себе представить, чтобы месье Саркози  агитировал бы во время недавней избирательной кампании во Франции за месье Франсуа Олланда. Деньги бы для него собирал,  «подставлялся» бы под него, действовал бы согласованно с его избирательной кампанией… Бред какой-то, позвольте уже и проснуться; можно – с этой целью   – даже ущипнуть себя за мозжечок… Бред-то оно – бред, но вот только «проснуться» и избавиться от него в Беларуси не получится ни у кого. Поскольку – на радость  венской школы психоанализа – сей бред  у нас явью зовется. Столько уже было сказано про алогичность и аморальность участия оппозиционных кандидатов в том «избирательном борще», что готовит юристка из Бобруйска, что не хочется повторяться. Имеющий уши – услышит, имеющий глаза – прочитает. Хлебать этот борщ – себя не уважать. Но это еще ладно, дело хозяйское: не уважаешь себя – Бог с тобой. Мало ли чего в жизни бывает, много в ней разных перверсий и прочих извращений. Главное здесь другое – ведь хлебающие этот борщ еще себя и политиками называют. Оппозиционными, к тому же. А это уже – извините. Здесь надо разобраться. С терминологией, хотя бы. В 2008 году, во время предыдущих «выборов» в «торговую палатку», в том самом славном городе на Березине, откуда есть пошла заслуженный борщевод всея Беларуси, подпол КГБ, курирующий общественные и политические организации, проводил кулуарные беседы с местными оппозиционерами, предлагая  и «советуя» поучаствовать в тогдашних «выборах». Умолять не умолял их, но, кажется, уже был близок к этому. Поскольку план есть план: сказано – оппозиция должна участвовать, значит – должна. Кто-то тогда «вдохновился», пошел. Сам или по совету – не суть важно.  Мы – ведь не комиссия по расследованию преступлений режима и люстрации.  Мы – по другой части и  –  о другом… Легитимизация … Этим словом сказано всё. Сказано за все слова политиков, политологов, аналитиков, философов, социологов и т.д. и т.п.; за все структуры и организации, в которых вышеуказанные специалисты работают. Можно больше ничего и не говорить.  Но мы все же скажем. «Легитимизация   – процесс обоснования законности (легитимности) правящих групп;  признание, утверждение или подтверждение законности какой-либо власти», –  говорится в словарях. И им, знаете, как-то верится… Кому нужна сия легитимизация? Правильно, тому, кто у нас нелегитимен. А кто у нас нелегитимен? Правильно…  Но не будем показывать пальцем, в детстве нам было сказано, что это некультурно… Итак, кому выгодно участие оппозиционных кандидатов в таких вот «выборах»? Соперникам оппозиционных кандидатов. То есть – их политическим конкурентам. Их «Франсуа Олландам». Позвольте, так какие же вы, «поедатели»  «бобруйского борща», после этого политики? Правильно – никакие. P.S. В этом месте обычно следуют демагогические вопли: а что вы сами предлагаете, есть ли у вас план? Будто бы без «плана» нельзя называть черное черным,  а  ночь – ночью. «А как же «работа с электоратом»? – обычно следует второй вопль. Мы не демагоги, мы в состоянии ответить: с электоратом, дорогие наши «народовольцы», следует работать  всегда, а не только во время выборов. Это и должно  стать вашим планом..
23.07.12 19:39
загружаются комментарии

Анатолий Санотенко