Фашизм не пройдет?

В последние годы, после каждого теракта в Минске, "правоохранители" бегут ко мне. То пальчики откатать предлагают, то предупреждение пробуют вынести. Разумеется, мне это не нравится. Более того, меня это глубоко оскорбляет. Как гражданина и журналиста. В последнем случае, после теракта в Минске и моих публикаций на эту тему, бобруйская прокуратура устроили на меня настоящую облаву. Не застав меня дома, в течение двух дней, оказывается, терроризировала моих родственников и соседей. Как можно понять, получив команду из Минска ограничить мои права как журналиста. Эти действия прокуратуры еще получат свою правовую оценку. Я же хочу сказать о другом. В последний раз наша семья столь серьезно преследовалась властями в 1943 году. На оккупированной территории. Фашистами. Точнее – эсэсовцами. Выполняя какое-то указание тогдашних "правоохранителей", эсэсовская зондеркоманда проводила облаву на местных жителей. В нее попала моя 12-летняя мама и ее семья из шести человек. Людей стали выгонять из домов, чтобы собрать их в одном месте и сжечь. Как в Хатыни. Зная о конечной цели своих действий, немецкий солдат, видя, что рядом нет офицеров, жестами объяснил моей маме: не ходи со всеми, прячься. Она к тому времени (как и все) уже осознала, что готовится что-то страшное, но все же пошла со своей семьей. Решила: по-видимому, погонят на мины, как это делали фашисты, проводя таким образом разминирование дорог. Может быть, мы останемся живы, подумала моя мама, ведь не все же во время этого погибают... Тогда они спаслись. Чудом. Когда людей уже согнали в амбар и готовились заколачивать двери, принеся канистры с бензином и наставив пулеметы, мимо проезжала одна из частей так называемой Русской освободительной армии. Люди (женщины и дети) во весь голос взмолились, обращаясь к ним, русским солдатам на службе у немцев. Казнь была остановлена, люди освобождены. ...Встретившись все же с прокурором, я рассказал ему эту историю..
15.04.11 17:04
загружаются комментарии

Анатолий Санотенко