Под суд после пяти дней пребывания в должности

Действенность перефразированной русской пословицы "Не имей сто рублей, а имей пару покровителей" нагло продемонстрировал белорусскому обществу милицейский майор Линкус. Накануне Дня влюблённых состоялось четвертое заседание суда Гродненского района, рассматривающего уголовное дело данного жандармского начальника (руководителя милиции т.н. общественной безопасности). Начался судебный процесс более месяца назад – 06 января с.г. На скамью подсудимых Динас Гедиминович попал с должности начальника управления Департамента охраны по Гродненской области. С престижной и перспективной жандармской должности – заместителя начальника Фрунзенского РУВД столицы Линкуса попёрли. Переусердствовал служивый! По неофициальной информации стоял даже вопрос об изгнании его из рядов Министерства внутренних дел. Но покровители подсуетились и подыскали хлебную должность. Хоть и в провинции, но начальственную. Полковничью (для проштрафившегося майора!). Судят майора по ч.3 статьи 426 УК. Диспозиция и санкция данной части: Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом, занимающим ответственное положение, либо повлекшие тяжкие последствия, а равно умышленное совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы прав и полномочий, предоставленных ему по службе, сопряжённое с насилием, мучением или оскорблением потерпевшего либо применением оружия или специальных средств, - наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества или без конфискации и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Инкриминируемое Линкусу преступное деяние произошло восемь месяцев назад. Новоиспечённый начальник Управления (пробыл в должности пять дней), в нерабочее время, ворвался в квартиру подчинённого – начальника районного отдела Департамента охраны – принудительно водворил (приказал сесть) в служебный автомобиль, привез на подведомственную территорию и начал избивать. Вначале в салоне автомобиля изуродовал нос (кровь избиваемого старшего офицера была и внутри, и снаружи автомобиля. Затем выволок во двор, поставил на колени и на глазах у десятков человек (военных и гражданских) пинал ногами. Завершилась экзекуция в туалете разрывом у потерпевшего барабанной перепонки и повреждением зуба от удара жандармского кулака. Издевательства над подчинённым сопровождались площадной бранью. Помимо всего (как принято у жандармов) запретил избиваемому пользоваться мобильным телефоном. И все осталось бы шито-крыто, но информация о противоправных деяниях Линкуса просочилась в Департамент охраны. Избитого офицера вызвали в Минск, и обязали пройти мед.экспертизу. А далее, как говаривал известный деятель Советского Союза, "Процесс пошёл". Покровители приложили неимоверные усилия для сокрытия данного уголовного дела от общественности. Гражданская кампания "Наш Дом", знающая жандарма Линкуса не по наслышке, сумела получить информацию о суде лишь к четвертому заседанию, на котором проходили прения сторон. Долгое время "Наш Дом" не знал даже в какой стороне Беларуси искать изгнанного из столицы майора. Должностные лица МВД, при упоминании фамилии Линкус, от страха уходили в глухую оборону. Покровители у Линкуса настолько высокопоставленные, что данный майор позволил себе в зале суда весьма пренебрежительно отзываться об Управлении собственной безопасности МВД. Часть третья инкриминируемой обвиняемому статьи 426 УК не предусматривает "химии", отсрочки или условности приговора. Только реальный срок. Государственный обвинитель из областной прокуратуры, младший советник юстиции Герасименко, запросила практически минимальный срок – пять лет колонии усиленного режима, плюс лишение права занимать руководящие должности в течение пяти лет после отсидки, 15 млн.рублей компенсации морального вреда и взятие под стражу прямо в зале суда. Потому как мера пресечения у Линкуса – не СИЗО, а домашний арест. Формально процессуальный закон не нарушен. Вот только сама милиция обвиняемых, высоких покровителей не имеющих, водворяет в следственный изолятор до суда не только за преступления, срок по которым значительно менее десяти лет, но даже за административные правонарушения. Обвиняемый просил компенсации в 50 миллионов. Ведь барабанная перепонка не восстановлена до сих пор. На днях предстоит ещё одна операция. Исчезнувшие к данному времени синяки и ссадины были по всему телу: на руках, ногах, торсе, голове (распухшие губы и ухо). Защищался Линкус также по-жандармски. Мол подчинённого старшего офицера даже пальцем не тронул. Тот сам в салоне автомобиле ударился носом о сиденье. А кровь бежала из-за высокого давления у пострадавшего. Сам упал при выходе из машины. Собственноручно ударом об стенку туалета повредил барабанную перепонку на левом ухе. Даже выдвигал версию, что начальника отдела избила... жена, а повреждение барабанной перепонки получено в результате проводимых учебных стрельб из пистолета, на которых каждому выдавалось по... три патрона. Адвокат обвиняемого вообще увидел в данном деянии... административное правонарушение (к адвокату претензий нет: защищать преступников его работа). В заключение своего выступления в прениях Линкус заявил, что никогда никого даже пальцем не тронул. Автору стоило громадных усилий воздержаться от возмущения вслух от подобной наглости (судебная процедура не допускает реплик лиц, не являющихся участниками процесса. В апреле прошлого года сотрудники милиции, возглавляемые жандармом Линкусом, с помощью отобранных у автора ключей ворвались в квартиру, в которой Нашдомовцы намеревались отметить день рождения, доставили гостей во Фрунзенский РУВД, обвиняли в причастности к теракту в метро, в употреблении матерных слов... Меня, Валерия Щукина, Линкус заковал в наручники, грозился изнасиловать, пожечь бороду, заставить передвигаться по коридору в наручниках по-пластунски. Ольге Карач Линкус наносил удары по лицу. В последствии обнаружились ещё две девушки, избитые этим жандармом. Причём кулачные насилия начались уже вначале милицейской карьеры участковым инспектором, в Центральном РУВД. Это только те, которых удалось выявить Гражданской кампании "Наш Дом". И вряд ли жертв Динаса было только трое. К слову, за операцию по задержанию Нашдомовцев, осуждение нас к длительным срокам административного ареста и штрафу, главный жандарм Фрунзенского района через две недели награждён почётной грамотой Министра. "Фрунзенцы" с усмешкой говорили: у Линкуса паталогическая ненависть к женщинам. По неофициальной информации он подозревался в изнасиловании, но дело закрыли в связи с примирением сторон. Эта информация на суде не прозвучала (во всяком случае в тот день, когда я там присутствовал. Зато неоднократно все участники процесса говорили об осуждении Линкуса за избиение в 2005 году). Адвокат Линкуса просил суд принять во внимание, что у подсудимого двое малолетних детей, а жена беременна третьим. Мол он примерный глава многодетной семьи. Но как показывает практика практически все маниакальные преступники примерные семьянины. Полагаю, всем ясно, что Линкус, если судья назначит ему реальный срок, не отсидит до конца. Большая вероятность, что его, вообще, помилуют. Осуждение же по ч.3 статьи 426 не исключает появление через несколько ближайших лет Линкуса в должности начальника столичного ГУВД и даже министра внутренних дел. А вот потерпевший, который не воспринял "дружеские" рекомендации забрать заявление, с должности снят, понижен на две ступени, назначен старшим участковым инспектором Департамента охраны в другой район за 50 километров от дома. Офицер, имеющий 600 часов переработки снят за... прогул. Заслуживает внимания и такой пассаж адвоката обвиняемого: события проходили в нерабочее время, и потому Линкуса нельзя считать лицом, занимающим ответственное положение. Предлагаю гражданам Беларуси принять это к сведению и после 18 часов посылать жандармов на известные буквы алфавита. Судья Гродненского районного суда (ул.Даватора 2а) Светлана Долгошей приговор объявит в четверг, 16 февраля 2012 года в 10 утра..
14.02.12 22:31
загружаются комментарии

Валерий Щукин