Политсудейство

В Партизанском РУВД Минска задержанных подвергают пыткам голодом и лишением сна.  На должность заместителя председателя районного суда в столице, по идее, салажат не назначают. Даже по блату. И потому сомневаться в компетентности заместителя председателя Партизанского суда Риты Шаграй не приходится. В связи с чем, проведенный ею 12 Октября с вопиющем нарушением процессуального права административный процесс по делу участников Гражданской кампании "Наш Дом" Олега Корбана и Владимира Сергеева является подтверждением преступного сговора суда и милиции.  Это не голословное обвинение.  Молодежь, возмущенная продажной политикой белорусского телевидения, которое за бюджетные деньги расхваливает (как Крыловская кукушка – петуха) современную "сказочную" жизнь нашего народа, провела в центре города флэшмоб. Продемонстрировали минчанам гору лапши, на телевизоре с логотипами белорусских телеканалов.  Акция длилась десять минут. После чего "акционеры" спокойно разошлись. И, хотя, по столице шастают сотни ОМОНовцев, но за такой промежуток времени "царские опричники" отреагировать не успевают.  Пять часов понадобилось милицейским аналитикам, чтобы по информации в Интернете установить личности участников флэшмоба. В 19 часов вооруженный ОМОН ворвался в квартиру Владимира, заявил, что совершено преступление, а Сергеев нужен для выяснения обстоятельств дела, уволок юношу.  Корбан, в 21 час узнав о задержании товарища, поехал к "полицейскому участку" чтобы поддержать товарища. Однако, выскочившие через пять минут стражи тоталитарного порядка уволокли во внутрь и Олега.  Привлечь к ответственности задержанных за нарушение Закона о массовых акциях "политполицейские" не могли, поскольку Белтелеком к Корбану и Сергееву претензий не предъявил. Более того, в Интернете разместил благодарность флэшмобовцам за данную пиаровскую акцию.  Но у милиции, действующей по сталинскому принципу: был бы человек, а статья найдется, – статья таковая есть. То известная во всем цивилизованном мире политическая статья 17.1 Административного кодекса Беларуси.  Оформление "политического" правонарушения проводил участковый инспектор в звании лейтенанта. Данный сотрудник милиции с ПИКоАП явно не дружит. Потому как даже заполнить строки бланка протокола не в состоянии. Не указаны свидетели, отсутствует отметка о времени задержания, не разъяснены права и обязанности (вручение распечатанного бланка с правами и обязанностями разъяснением не является).  К слову, судья, каким бы он ни был, права и обязанности привлекаемому именно разъясняет. Устно!  В протоколе заполнено только обвинение: приставал к прохожим, ругался матом, на неоднократные предупреждения ОМОНовцев не реагировал.  Копию протокола участковый не вручил, а во всех строках обвинительного документа рукой лейтенанта записано: от подписи отказался. О том, что отказ от подписи должен быть удостоверен сей стаж порядка понятия не имеет.  Такой, с позволения сказать, протокол судья и принимать не должна была. Однако Рита Шаграй не только приняла, но и начала судебную процедуру. Даже без милицейских свидетелей (а других по политической статье 17.1 КОаП не бывает). И осудила бы, но Кобан потребовал все-таки вызвать свидетелей и Шаграй, скрепя зубами, вынуждена была данное ходатайство удовлетворить. Свидетели, на лицах которых интеллекта я не увидел, продекламировали заученные наизусть пять строчек обвинения из протокола. В том числе "свидетель", которого при задержании и на горизонте не было.  Собственно ожидать другого не приходится. Уверен, эти милицейские подонки (у которых в сером веществе даже одной извилины от фуражки нет, поскольку оную не носят) и мать родную "продадут". А вот заслушать свидетельские показания находящейся в коридоре матери Владимира, судья категорически отказалась. Иначе как объяснить в "приговоре", что Сергеева "арестовали" в квартире за приставание к прохожим и мат на улице в этот же момент (19.25).  Как объяснить, что судья, оглашая материалы дела, перечисляет взыскания наложенные в 2008--2010 годах? Что разве зам.председателя суда не знает, что через год административное взыскание погашается и не должно фигурировать в обвинении? Как объяснить, что милиция, применив к административно задержанным Корбану и Васильеву меру пресечения содержание под стражей  до суда, продолжает содержать под стражей и во время суда, а Рита Шаграй делает вид, что этого не замечает?  "Не заметила" Рита Петровна и того, что судила, людей, которых милиция схватив вечером почти сутки (ужин, завтрак, обед) морила голодом и подвергала пыткам – лишение сна. Молодые люди вынуждены были до утра мучиться на бетонном полу не отапливаемого обезьянника.  На требование присутствующих в суде правозащитников предоставить возможность еще не осужденным Корбану и Сергееву пройти в столовую "Дворца правосудия" и поесть горячей пищи, лейтенанты-конвоиры (другой работы для милицейских офицеров видимо нет) вызвали подмогу. Прибывший капитан Шибко заявил, что он имеет законное право морить задержанных голодом в течение двух суток. Вот только где изложена эта законодательная норма, Виталий Шибко указать не смог.  Этот самый капитан-садист сразу же после объявления "приговора" поволок осужденных в РОВД не дав им возможность получить копию постановления для написания жалобы. Пытался Виталий Шибко командовать и в зале суда, пока присутствующие на процессе правозащитники "Нашего Дома" не разъяснили этому юридически некомпетентному милицейскому офицеру, что не только в зале суда, но и в самом здании правосудия он — никто. .
16.10.12 15:39
загружаются комментарии

Валерий Щукин