Ночной кошмар 22 ноября 1996г. Часть 2-я. Что было бы, если бы...

Продолжая анализ того, что происходило той кошмарной ночью 22 ноября 1996г., опираясь на факты и свидетельства очевидцев и участников тех событий четверть-вековой давности, в том числе Валерия Костко -- помощника Геннадия Карпенко  необходимо уточнить некоторые детали, о которых вскользь было упомянуто в предыдущей статье. Поскольку  при ее  прочтении  может возникнуть ощущение недосказанности и искажения фактов, имевших место в действительности.   Факт некоторого оправдания действий С.Шарецкого с моей стороны обусловлен не только сохранившимися с тех времен записями 15-летней давности, но и неоднократными рассказами С. Г. Шарецкого о предательстве Председателя Конституционного Суда В. Г. Тихини и его агрессивном поведении, направленном на то, чтобы сломать его, Семена Шарецкого, волю. А он  как глава законодательной власти Беларуси  -- Верховного Совета 13-го созыва, представлял на переговорах Верховный Совет. Отчасти невыясненным до конца остается вопрос о том, выходил ли Шарецкий в  «предбанник» для консультаций с кем-либо до подписания  текста того злосчастного соглашения?  Или же  только под утро вышел, растерянный и трясущийся, с уже подписанным соглашением? По свидетельству помощника Геннадия Карпенко, подполковника КГБ в отставке Валерия Костко,  до подписания составленного, по всей видимости, президентской стороной с участием российских  «посредников» текста той злосчастной бумажки с личными правками самого Лукашенко, Шарецкий  из  переговорного зала не выходил. Вышел лишь под утро с уже подписанным соглашением. Консультировался ли Шарецкий на сей счет с кем-либо из руководства Верховного Совета и его Президиума хотя бы по телефону до подписания?  Скорее всего, что нет, так как мобильная связь спикера Шарецкого то ли была отключена, то ли изъята при входе в зал для переговоров, так оговаривалось, по крайней мере с Г.Карпенко, что спикер парламента С.Шарецкий будет информировать Геннадия Карпенко о ходе переговоров. Но он, Шарецкий, ни разу не позвонил Геннадию Карпенко( да и другим, вероятно, тоже) за всю ночь переговоров. Это уму не постижимо! Для исторической справедливости С.Калякину, П.Кравченко и В.Новикову следовало бы прояснить этот вопрос, изложив свои версии о событиях  той злополучной ночи.   Если Шарецкий действительно не выходил из переговорного зала в «предбанник» для консультаций до подписания соглашения, но  хотел этого,  а его удерживали и не выпускали  -- это ситуация, когда спикера парламента Беларуси фактически взяли в заложники. Он не имел права подписывать такого рода документ от имени парламента без его предварительного и всестороннего обсуждения самим парламентом. Сейчас уже понятно, что цена тому документу, как и всех подписей на нем – ломанный грош.    Для российского руководства, признавшего впоследствии грубейшее нарушение со стороны Лукашенко даже того соглашения, а также фактически  благословившего государственный переворот в соседнем дружественном государстве  это --  акт исторического позора. Отныне вряд ли какая-либо страна прибегнет к российскому посредничеству при урегулировании политических,  да и любых других споров.    Так или иначе, но то, что растерянный и трясущийся Семён Шарецкий  вышел из зала для переговоров в так называемый  «предбанник» под утро с уже подписанным текстом соглашения – это установленный исторический факт. Это произошло около  пяти часов утра 22 ноября 1996 г. К сожалению, я детально не выяснил  в своё время у Геннадия Карпенко,  был ли в действительности факт предварительных консультаций (в том числе по телефону)  С. Шарецкого с кем-либо из тех, кто находился в «предбаннике». Для истории и для будущего белорусско-российских отношений это очень важно. Ведь так переговоры не ведутся, а в результате событий той ночи и российского «посредничества» Беларусь погрузилась уже более чем на четверть века в ПРАВОВОЙ ЧЕРНОБЫЛЬ.    Российскому руководству следует принести свои извинения белорусскому народу после восстановления в Беларуси демократии. Наш  народ и  его будущее правительство, сформированное в соответствии с демократическими европейскими стандартами, этот акт поймет. Тем более, что в отношении Катынской  трагедии Польше и её руководству нынешние российские власти принесли свои извинения  за чудовищные действия сталинского советского руководства.    Катынский  расстрел и события кошмарной ночи 22  ноября 1996г. исторически сопоставимы. Сейчас это не для всех очевидно. Но после того, как станет известна вся правда о деятельности «эскадронов смерти», похищениях и внесудебных казнях не только политических и общественных деятелей Беларуси, но и других граждан – эта историческая параллель будет присутствовать при историческом анализе белорусско-российских отношений эпохи Лукашенко. В этом смысле уже сейчас весьма красноречиво признание еврокомиссара по вопросам расширения Евросоюза и европейской  политики соседства Штефана Фюле о том, что у Лукашенко руки по локоть в крови.    Как видим, об ужасающих  преступлениях режима Лукашенко уже  открыто высказываются не только отдельные европейские политики, посвятившие часть своей жизни белорусской проблематике(Христос Пургуридес, Мари-Луизе Бек и некоторые другие), но и лица из руководства Евросоюза.  Это еще одно подтверждение того, что зловещие преступления  режима Лукашенко, держащие и поныне в страхе белорусское общество и, особенно, его правоохранительные органы, неизбежно будут раскрыты. Лица, какую бы должность они сейчас ни занимали, признанные виновными в организации и совершении этих злодеяний против человечности, не имеющих срока давности, получат заслуженное наказание вплоть до пожизненного заключения.    В Беларуси не должно быть тонтон-макутов, похищающих, избивающих, унижающих и убивающих граждан за их политическую и общественную деятельность. Недавнее похищение дочери борисовского ативиста В. Шелега,  издевательство над ней и доведение её до бессознательного состояния не есть обычное хулиганство – это очевидно и с точки зрения  Уголовного кодекса. Если лично Лукашенко в этом преступлении не замешан – ОН  ДОЛЖЕН ВЫСТУПИТЬ ПО ЭТОМУ ПОВОДУ, А СЛЕДСТВЕННОМУ КОМИТЕТУ НУЖНО ВЗЯТЬ РАССЛЕДОВАНИЕ И РАСКРЫТИЕ  ЭТОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПОД ОСОБЫЙ КОНТРОЛЬ.    В противном случае все будут говорить о прямой причастности  Лукашенко и лиц из его окружения (включая службы  безопасности и охраны) в совершении этого преступления, а также в организации и совершении  ВСЕХ предыдущих нераскрытых преступлений, связанных с похищениями  политических активистов,  их  запугиваниями и  вывозами в лес.   Если учесть, что А.Лукашенко добровольно от власти уже не откажется, а по сему весьма вероятен кровавый финал белорусской диктатуры, установленной в ноябре 1996г. с помощью грубого российского вмешательства  — в этом случае действия российских «гарантов» той ноябрьской кошмарной ночью 1996г.  выглядят не просто циничными, а зловещими.    В этой связи Президенту России Владимиру Путину и главе российского Правительства Дмитрию Медведеву, чтобы избежать кровавого финала белорусской диктатуры, нужно просто  твёрдо следовать позиции, высказанной Дмитрием Медведевым в бытность его Президентом России. Тогда Дмитрий Медведев в своем выступлении в видеоблоге заявил, что Лукашенко  и белорусскому руководству следует в первую очередь заняться расследованием похищений людей, имея ввиду прежде всего известных лидеров оппозиции В.Гончара, Ю.Захаренко, А.Красовского и журналиста ОРТ Д. Завадского.    Ход  и результаты расследования этих ужасающих преступлений, в организации и совершении которых усматривается причастность лиц из  ближайшего окружения Лукашенко, должны постоянно присутствовать в повестке дня белорусско-российских взаимоотношений на всех уровнях. Россия не заинтересована в кровавом финале белорусской диктатуры. Именно поэтому тема похищений и убийств в Беларуси по политическим мотивам, посеявших СТРАХ в белорусском обществе и, особенно, в его правоохранительных органах, должна  отныне выйти на первый план не только в белорусско-российских отношениях,  но и  во всех, подчеркиваю, во всех  решениях  и резолюциях европейских структур по белорусскому вопросу.   Именно поэтому не может  даже вестись и речи о каком бы то ни было участии Лукашенко в президентских выборах в Беларуси.    На вопросе похищения людей и внесудебных казней, держащих в страхе общество и его правоохранительные органы, деятельность которых по этим преступления фактически парализована -- на этом должна строится  стратегия  деятельности оппозиции и всех здоровых сил белорусского общества. Только в этом случае имеется шанс избежать кровавого финала белорусской диктатуры. Полагаю, что и в Москве, то бишь в Кремле это начинают понимать.   «Сегодня все задаются вопросом: а что было бы, если бы С. Шарецкий то соглашение не подписал?», -- читаю в своих рукописях 15-летней давности. И нахожу в них ответ, небесспорный и  частично оправдывающий С.Шарецкого . Цитирую:   «Неподписание того соглашения  со стороны  С.Шарецкого в тех условиях практически ничего не решало, поскольку Лукашенко заручился поддержкой В.Тихини и В.Черномырдина и мог смело проводить свой план конституционного переворота в жизнь. Для этого достаточно было бы для пущей убедительности поставить под соглашением, к примеру, подпись своего сторонника, зам. Председателя Верховного Совета Е.Малумова, обвинив при этом во всех смертных грехах С.Шарецкого и некоторых других лиц из руководства Верховного Совета, «не желавших компромисса, мира и стабильности в белорусском обществе».   «Таким образом, произошло бы то, что впоследствии и случилось. Выход был один—вынесение импичмента президенту Конституционным Судом 23, 24 ноября и даже 26 ноября, когда под давлением В.Тихини Конституционный Суд закрыл дело об импичменте Президента и самораспустился, нарушив при этом Конституцию и закон о Конституционном Суде».    На самом деле с позиций даже сегодняшнего дня трудно судить, что было бы, если бы… История, увы, не имеет сослагательного наклонения. В то время ходили разговоры, что Лукашенко готов был применить силу в отношении Верховного Совета по примеру расстрела тремя годами ранее  здания российского парламента по указанию Бориса Ельцина.  И этим, якобы, шантажировал Россию. Так ли это было на самом деле  -- судить не берусь. Ясно одно: российские посредники-«миротворцы»  заняли сторону Лукашенко, спасли его от неминуемого импичмента и впоследствии признали все его брутальные действия по установлению режима единоличной власти, т.е. диктатуры.     А тогда Геннадий Карпенко, увидев вышедшего из переговорного зала растерянного С.Шарецкого, держащего в трясущихся руках бумажку с  текстом подписанного им и остальными участниками ночных переговоров  «соглашения о перемирии» понял, что это правовая катастрофа. И ушел со своим помощником  Валерием Костко в свой кабинет в Верховный Совет… Другие представители руководства Верховного Совета (В.Новиков, С.Калякин, П.Кравченко) еще какое-то время что-то обсуждали с растерянным С. Шарецким.   «Сегодня многие в оппозиционной режиму среде убеждены в том, что Валерий Гурьевич Тихиня чуть-ли не на коленях давал клятву Александру Григорьевичу Лукашенко в том, что никогда не вынесет импичмент ему как Президенту. И только после этого А.Лукашенко представил его кандидатуру в Верховный Совет 12-го созыва для утверждения в качестве Председателя Конституционного Суда».   «Поскольку для истории этот факт важен, В.Тихине в чистосердечной форме, с клятвенной присягой, следует рассказать народу все подробности его избрания на пост Председателя Конституционного Суда».   Последняя из приведенных цитат из  моих рукописных заметок 15-летней давности представляется наивной и неосуществимой. На склоне своих лет Валерий  Гурьевич Тихиня ни в каких мемуарах или статьях не признает факта, по сути,  предательства своих коллег по Конституционному Суду, депутатов Верховного Совета 13-го созыва, веривших в его принципиальность, мужество и строгое следование Законам и Конституции… Увы, на поверку главный страж Конституции и законности в Беларуси оказался до банальности слаб.   О моральной слабости В.Г.Тихини, мягко говоря «сверхосторожности» или просто трусости в ситуациях, когда нужно принимать четкие, логически обоснованные и законные решения я знал ещё со студенческой скамьи. Но об этом в третьей, заключительной части сиих  заметок.   Окончание следует..
31.07.13 6:56
загружаются комментарии

Павел Знавец