Зловещие "Печи"

После жестокого убийства (или доведения до самоубийства путем жестоких унижений и издевательств -- уже не суть важно) солдата срочной службы Александра Коржича воинская часть в Печах под Борисовом должна быть расформирована.

Если Александр Лукашенко как формально главнокомандующий Вооруженными Силами Беларуси этого не сделает -- это ляжет ещё одним, совершенно ненужным ему чёрным пятном на его биографию как правителя Беларуси, поощрявшего дикие издевательства в армии.

В советские времена, когда разговор заходил об  армейской службе, была популярной такая поговорка: "Есть в Союзе три дыры -- Термез, Кушка и Мары". Многие из беларусов, кто служил в советской армии, в этой триаде самых неблагополочных мест  прохождения армейской службы заменяли узбекский Термез на беларусские Печи под Борисовом.

Автор этих строк служил  в ВВС  СССР в одной из перечисленных "дыр", а именно -- в туркменском городе Мары, где размещалась основная база истребительной авиации Советского Союза. Там находились  в пределах одного  большого военного гарнизона  сразу несколько воинских частей. Каждая из них  в  пределах своей компетенции  обслуживала полёты  истребительной авиации  СССР c  тренировочными воздушными боями.  Т.е.  с  пуском  с  самолетов-истребителей (МИГ-29, СУ-27)  крылатых ракет  по реальным воздушным целям.  В Мары прилетали истребительные авиаполки  чуть ли не со  всех  уголков  Советского Союза.

Потренироваться в воздушных боях сбивать  реальные воздушные цели -- радиоуправляемые  реактивные самолеты-мишени(беспилотники) в 300-километровой зоне наведения в пустыне Каракум прилетали также авиаполки, состоящие из летчиков  дружественных Советскому Союзу стран -- Кубы, Сирии и др.

В военном гарнизоне Мары-1, где я служил, размещалось пять воинских частей.  Также  к гарнизону относились отдельно прикреплённые так называемые ТОЧКИ.  Это:  командный пункт,  метеослужба,  дальний и ближний приводы  военного аэродрома, выносное поле наведения в пустыне Каракум и др.  Я это поясняю с той целью, чтобы сразу  легче было представить масштабы дедовщины, царившей в казармах по месту моей службы в Советской армии.  И отсутствовавшей на ТОЧКАХ, так как там служили  единицы из числа солдат-срочников, и на точке, к тому же,  всегда присутствовал кто-либо из офицеров.

Забегая вперёд скажу:  если бы меня зам. начальника штаба  авиабазы Мары-1 майор Федотов не перевёл спустя месяц службы при штабе в качестве его помощника на одну из точек, а именно --  на боевое дежурство на  командный пукт( КП), то моя судьба могла бы сложиться трагически.  Нет, я бы, конечно, не повесился. Но обязательно поквитался бы с теми "черпаками", "дедами" и "дембелями", которые тогда пытались меня, выражаясь армейским слэнгом, зачмарить. С известным в таких случаях финалом для всех, включая меня самого.

Как я тогда смог пережить почти месяц непрерывного кошмара и внутреннего морального хождения по краю, по лезвию бритвы -- я и сейчас до конца понять не могу.  Но я очень хорошо понимаю то состояние, которое переживал, но так и не смог выжить рядовой Александр Коржич.

Далее приведу пару-тройку примеров того, как пытались  меня  "зачмарить".  Т.е. сделать чмошником. Иначе говоря,  морально,а  возможно и физически  "опустить".  Или путём воспитательного курса "бесед в каптёрке"  проделать то, что сделали с рядовым моей роты по фамилии Медведев, о котором несколько позже.

Вновь прибывших в воинскую часть новых молодых солдат("духов")  всячески пытались зачмарить те, кто прослужил  больший срок. Т.е. "черпаки", "деды" и "дембеля" в существовавшей советской градации.

Вне всякого сомнения всё то, о чем я пишу сейчас и опишу ниже,  почти повсеместно существовало в советские времена в воинских частях.  И, как видим,  существует и поныне. По крайней мере, в отдельно взятом военном городке в Печах недалеко от славного  города Борисова.

Поэтому  войсковая часть, где зверским образом лишили жизни молодого солдата срочной службы Александра Коржича, должна быть расформирована, а все виновные понести строгое  наказание по Закону.

Порядки, характерные для "зоны".

Во многих войсковых частях бывшего СССР дедовщина процветала. И вместо армейских уставных взаимоотношений между солдатами-срочниками, включая ефрейторов и сержантов существовали взаимоотношения и порядки,более  характерные для осужденных, содержащихся в тюрьмах, или, как принято называть, на "зонах".

Первый месяц моей армейской службы в Туркменистане -- до перевода на боевое дежурство на командный пункт, был для меня сущим адом. Я ночевал в одноэтажной длинной казарме ( на вид типа коровника), но вполне сносной по условиям быта. В ней имелись  туалетная комната-умывальник с писсуаром, раковинами для умывания лица, пятью   отгороженными кабинками для отправления нужды  "по-большому" и тремя душами, а также каптёрка, комната отдыха  со специальным отделением  для дежурного по роте,  пристройка-курилка  к казарме типа беседки или веранды.  Кровати в казарме были металлические, двухъярусные с пружинами.

В центре казармы к потолку были прикреплены два подключенных к электросети больших пропеллера-вентилятора,которые разгоняли душный воздух и хоть как-то помогали уснуть даже в 30-40-градусную  ночную жару летом. Впрочем, в первый месяц  армейской службы в Мары все мои ночи в казарме, включая наряды дневальным по роте, были почти бессонными.  Из-за царивших там порядков, особенно после отбоя.

Развлечения "дедов" и "черпаков". Воспитание "непокорных".

Не буду описывать все издевательства и унижения, которым подвергались в казарме молодые солдаты в первые полгода своей службы. Посмотрите фильмы времён перестройки  ( "Делай раз", "Беспредел" и др.) -- и вы получите кое-какое представление. И хоть в каждой воинской части были какие-то особенности, но основные виды и способы издевательств над солдатами выглядели  примерно одинаково.

Для того, чтобы сразу зачмарить вновь прибывшего молодого солдата( "духа"), прослужившие 1 год  "черпаки" и  "деды"( полтора года службы) изгалялись вовсю.  "Дембеля" беспредельничали реже -- их обслуживали эти самые "черпаки".  Да  и  "дембеля"  всё же  немного побаивались отсрочки своего  дембеля, а то и возможной отправки в дисбат.

Применялись  самые разнообразные методы унижения и устрашения:  от  просьбы-принуждения подшить подворотничок  на китель "деду" или "черпаку"( это считалось меньшим "западлом" и сразу автоматически не переводило "духа" в разряд чмошников)  до понуждения постирать и поутюжить  носки(летом) или портянки(зимой) -- а  это прямой путь в чмошники.  Ну а потом дело доходило  до прямых,  унижающих человеческое достоинство  утех,  воспитательных "бесед" с избиениями  за  ненадлежащее исполнение "приказов" и т.д.  

При отказе или ненадлежащем исполнении  приказа  "деда" или "черпака" старослужащие солдаты   вызывали  молодого солдата-"духа" ( как правило, после отбоя ночью или под утро ) на воспитательную  "беседу" в каптёрку.


В каптёрке после короткой лекции "дедов" о том, что все через ЭТО проходили, следовало наказание: непокорному  "духу" кто-то из присутствующих "черпаков" одевал сзади мешок на голову, после чего следовало избиение. Причём били по почкам, печени, в живот, откачивая периодически приседаниями, поднимая и опуская  избитое тело хваткой  "за шкирку".  В общем, били так и до такой степени, что видимых следов побоев почти не оставалось, а внутренние органы, кишки и их содержимое  были отбиты.

Если пресс на животе был крепок (а у меня он был таковым: я делал на турнике 60 подъёмов переворотом), то можно было, симулируя состояние, близкое к летальному, как-то это пережить пару-тройку раз. Но не более.  Потом вследствие  постоянного расстройства работы внутренних органов такой солдат, как правило, становился постоянным клиентом санчасти.

Как правило, после одного-двух таких избиений и пережитых стрессов молодой солдат-"дух"  ломался психически, становясь "чмошником" или "чмаразом" -- этот термин был более употребительным в г. Мары. Пока  не знаю, какие термины в ходу,  и какая градация между солдатами существовала и существует в Печах. Надеюсь, что и этот вопрос выяснит следствие.

То, что рядовой Коржич уже был клиентом санчасти, и он отдолжал  деньги, чтобы избежать очередного избиения -- это указывает на то, что в Печах для молодых и непокорных солдат-срочников существовал и существует сущий АД. И его можно  уничтожить только путем расформирования воинской части и самого строгого по Закону  наказания виновных.


Не дать себя "зачмарить"!

Весь первый месяц службы в Туркменистане я всячески не давал себя морально опустить. Или, как говорили, "зачмарить"-- от слова "ЧМО" -- аббревиатура расшифровывается как "человек морально опущенный".

Среди молодых солдат моей роты были в основном как бы "умеренные чмошники". Но была и парочка опущенных. Одного из них, рядового Медведева, не могу забыть до сих пор. Он был настолько зашуган, а тело от побоев настолько покрылось какими-то гниющими язвами, что такое не забудешь, ибо оно врезается в память навсегда.

Этот бедняга Медведев по ночам в основном сидел и  засыспал прямо на подоконнике одного из окон казармы за шторой, откуда открывался вид на дорожку, ведущую к штабу. Сидел на шухере и следил, чтобы не прозевать внезапный визит кого-либо из офицеров штаба в казарму. И хоть Медведев был постоянным клиентом санчасти, но там долго не задерживался, поскольку его уже не били.

Рядовой Медведев не только стирал носки и прочее старослужащим, бегал за сигаретами, чаем и сахаром на кухню среди ночи. Но и служил потешным шутом для нездоровых утех "дедов" и "дембелей". Ну, например, помнится такое.

Поручил как-то один из "дедов" рядовому Медведеву поутюжить его китель в бытовке -- отгороженной прозрачной панелью из оргстекла частью казармы. И чеканит строевым шагом рядовой Медведев в бытовку, прикладывает руку к голове, отдавая честь и громко, чтобы все слышали, произносит: "Товарищ выключатель, разрешите потревожить ваши контакты!".

И лишь после такого "доклада" рядовой Медведев включал утюг в розетку и приступал к выполнению задания "деда".

Пример "опущенного" рядового Медведева всякий раз всплывает у меня перед глазами, когда читаешь про дедовщину уже в беларусской армии. Поэтому ещё раз подчеркну: тому, что произошло в Печах с рядовым Коржичем, нет и не может быть никакого оправдания.

Это тот случай, когда  расследование фактов беспредела в Печах должно быть не только под пристальным вниманием всего беларусского общества, но и на личном контроле у Александра Лукашенко. Рядовой Александр Коржич ценой собственной жизни не дал и не пожелал превратить себя в "опущенного рядового Медведева".

Рядовой Александр Коржич лишь самую малость не дожил до своего спасения -- отправки на новое место службы из проклятых и зловещих Печей.

Характерный пример дедовщины.

Я, признаюсь, поначалу из-за незнания  "психологии дедовщины" ,  немного сплоховал.  И подшил подворотничок на китель одному "деду" -- он долго убеждал меня, мол, "не в падлу" и т.д.   И я решил, что лучше исполнить его просьбу, лишь бы он от меня отстал.   Это  увидели другие "деды" и  "черпаки".  И, видимо, почувствовали во мне слабину.

И пошло-поехало. С  этого момента моя служба и моя жизнь превратилась в сущий АД.

Как-то один атлетичного склада солдат-узбек по фамилии Мамутов,  будучи  по сроку службы "черпаком" и дежурным по роте, вручил мне постирать свои носки. И отправил меня  пендалем в умывально-туалетное отделение казармы.

Я, будучи уже в умывальнике и держа в руках эту узбекскую "вонь", поразмыслив, решил бросить носки в центральный решётчатый круг, куда стекала вода...


Последствия этого непослушания были ужасными для меня. Мне пришлось пережить воспитательную "беседу" в каптёрке. С одеванием мешка на голову и избиениями чуть-ли не до потери сознания.

И если бы тогда в каптёрку как-бы случайно не зашёл усатый, рослый и здоровый чеченец-"дембель"(ему  тогда оставалось лишь месяц до демобилизации), старший сержант по фамилии Баштаев, который наорал на всех и разогнал -- неизвестно, чем бы в итоге для меня закончился тот сеанс "воспитания".

У меня с тех пор сложилось какое-то своё, чисто субьективное, особое отношение к чеченцам. Умом то я понимаю, что этот "дембель" Баштаев был одним из тех, кто также придерживался дедовщины. Но у него всё же, видимо, существовал какой-то предел вместо беспредела в "воспитании" непокорных.

А может Баштаев просто не хотел крупных неприятностей в роте накануне своего дембеля? Не знаю, это так и осталось для меня загадкой. Но в любом случае он для меня тогда явился одним из спасителей моей жизни и здоровья.  

Старшего сержанта-"дембеля" Баштаева с громовым голосом боялись в роте все: и узбеки, и азербайджанцы, и казахи, и таджики...Не говоря уж о русских и украинцах.

Несколько слов о национальном составе моей роты численностью около 50 человек в первый месяц моей службы в Туркменистане.

Украинцев было двое.У обоих была одинаковая кличка "хохол", из-за чего иногда возникала путаница, кого позвать и т.д. Далее о составе: один чеченец(Баштаев), один беларус(я, кличка "Бульбаш", потом, ближе к середине службы меня называли "Зона" -- как бы сокращенно от моей фамилии, а также "Петруха" -- так по ошибке как-то назвал меня, оператора-планшетиста КП авиадиспетчер командного пункта сержант Чепурной).  

Русских, татар и казахстанских немцев в моей роте было около половины, остальные -- выходцы из республик средней Азии и Закавказья. Солдаты-мусульмане из среднеазиатских мусульманских республик были как бы сплочённее всех остальных, вследствие чего их зачмарить было значительно труднее. При таком раскладе для "преодоления тягот и лишений армейской службы", чтобы просто выжить и не сломаться, я мог расчитывать только на себя и на чудо.


Пожар в казарме.

Весь первый месяц своей воинской службы в г.Мары( Туркменистан), я ходил, как говорят, по лезвию бритвы. И если бы при заступлении в наряд дневальным по роте или посыльным по штабу солдатам выдавали не один штык-нож к автомату, но и сам автомат с полным боекомплектом, как при заступлении в караул, то такие как я смогли бы в отдельно взятой воинской части на какое-то время решить проблему дедовщины.

Не буду уточнять, каким способом -- каждый догадается сам. А коренным образом изжить дедовщину в воинской части, где она существует годами и десятилетиями, можно только путем расформирования воинской части и замены всего личного солдатского и офицерского состава.

Моё чудесное спасение произошло спустя месяц адской службы. Но об этом чуть позже. А пока о событии, которое предшествовало моему спасению и переводу для дальнейшего прохождения службы из штаба, где я числился за штатом у майора Федотова, на командный пункт. И случилось это так.

Ночью в казарме чуть было не случился пожар. Дежурный по роте рядовой Коля Зенфт, казахстанский немец, развлекался после отбоя так называемыми "велосипедами". Это когда спящему солдату между мизинцем и безымянным пальцем ноги подкладывают кусочек ваты, внутри которой -- спичечные головки с серой.  И потом зажигалкой этот торчащий из-под пальцев кусок ваты поджигают зажигалкой.

Когда вата вместе с кусочками серы вспыхивает между пальцев ног спящего солдата, он вскрикивает или начинает стонать и, просыпаясь, крутит ногами. То есть делает  так называемое упражнение -- "велосипед".

Дежурный по роте рядовой Зенфт несколько траз пытался мне сделать среди ночи "велосипед", полагая, что я уснул. Но всякий раз неудачно, поскольку я не спал.

И тогда Зенфт решил сделать "велосипед" спящему подо мной на нижнем ярусе кровати солдату -- азербайджанцу по кличке "Катька" -- такую кличку он имел из-за своего писклявого тонкого голоса.

В казарме стояла майская 30-градусная жара-духота, слегка разгоняемая двумя вентиляторами у потолка. Солдаты спали полуголые в одних трусах.  Простынями, которые на летний период к постельному белью выдавались без байковых одеял, редко кто укрывался. У спящего подо мной на нижнем ярусе металлической кровати  азербайджанца "Катьки" во время закладки "велосипеда" простыня вовсе наполовину сползла на пол.

Заложив  спящему  азербайджанцу "Катьке" между пальцев ног вату с серой, Коля Зенфт поджёг её и быстро удалился в бытовку, чтобы впоследствии проснувшийся "Катька" не смог его  заметить и заподозрить. Но из-за непредвиденной ситуации задуманное развлечение чуть было не обернулось пожаром.

"Катька" во сне сразу после поджога ваты с серой повернулся на бок -- и горящий кусок ваты выпал из-под пальцев на пол и поджёг простыню, которая в результате поворота "Катьки" на бок почти уже полностью сползла с кровати. Простыня резко полыхнула огнём, а вслед за ней задымелся и начал гореть ватный матрац, на котором спал "Катька"...

Что потом началось -- всеми словами не опишешь! Попробую кратко.

Вскочивший в диком писклявом вопле азербайджанец "Катька" пищал в яроти матом так, что все проснувшиеся солдаты в казарме затыкали уши! И вся казарма стояла буквально на ушах! А  пищащий нечеловеческим писком "Катька" грозился всех "урыть нах...!"

К этому писку-воплю "Катьки" добавился крик дежурного по роте  Зенфта "прекратить безобразия" и быстро тушить пожар...

Пожар потушили быстро. Сгорела лишь простыня и истлел матрац азербайджанца "Катьки". Мой матрац с верхнего яруса кровати, на котором я лежал и, укрывшись простынёй, наблюдал за происходящим,к счастью, не пострадал. Лишь немного почернел снизу, не успев загореться.

В последующие несколько дней в казарме стоял запах гари. Но ни старшина роты прапорщик Демахин, ни офицеры штаба части происшествия, естественно, "не заметили".


Окончание следует.


10.10.17 10:32



Cервис комментирования Disqus позволяет легко авторизоваться через фэйсбук и твиттер, а также напрямую в Disqus. Даёт возможность репостить комментарии в фэйсбук, а также использовать изображения. 
Подробнее читайте здесь.
Ветеранам Клуба Партизан, мы оставляем и старую форму авторизации.
 
загружаются комментарии

Павел Знавец