Человеческие страхи. Страх осуждения.

Страх осуждения является одним из шести основных страхов человека. Его присутствие в каждом из нас образно можно выразить поговоркой: «От сумы и тюрьмы не зарекайся». Но это упрощенный взгляд на проблему.  Осуждение как понятие  в этом контексте нужно понимать шире. Это и общественное осуждение тех или иных действий и поступков человека, и, особенно, осуждение его действий родными и близкими, друзьями, товарищами – всеми теми, с кем доводилось общаться в этой жизни.   Применительно к белорусской реальности от страха осуждения практически пожизненно будут страдать некоторые кандидаты и лже-екандидаты  из числа участников президентской избирательной кампании 2010года. Так , кандидат в Президенты Ярослав Романчук, имевший блестящие политические перспективы в пост-лукашистский период, ныне обречен на долгие годы испытывать на себе страх общественного осуждения за свои действия и поступки. И не только в день голосования. Накануне его второго выступления в прямом эфире по белорусскому телевидению, мне удалось до него дозвониться и попросить показать телеаудитории портреты похищенных  и, с большой долей вероятности, подвергшихся внесудебной казни, политиков, и спросить напрямую у Лукашенко, где эти люди, почему он приказал их не искать и всячески тормозит расследование по этим преступлениям. Я. Романчук ничего не ответил. А в студию, как известно,  он принес картошку.   Я здесь не пытаюсь обвинить в трусости одного Романчука. Никто из кандидатов не  акцентировал внимания на этих ужасных  преступлениях,  не предъявил Лукашенко обвинений по крайней мере, в воспрепятствовании расследованию этих  злодеяний. Не говоря уже о том, чтобы публично обратиться  к генералу Лопатику, бывшему Генпрокурору Божелко и бывшему  Председателю КГБ Мацкевичу с требованием дать публичные показания по этим преступлениям, не имеющим сроков давности. Как правильно  тогда подметил в этой связи политолог Владимир  Подгол, после таких выступлений кандидатов с выборами стало всё  предельно ясно. А один из лже-кандидатов, не собравший подписей,  вообще заявил в своем выступлении, что документальные фильмы по НТВ на эту тему его «не впечатлили». Это вообще выходит за рамки приличия. Страх осуждения со стороны белорусской общественности будет преследовать этого горе-политика всю оставшуюся жизнь. Особенно после того, как правда о похищениях и внесудебных расправах станет известна всем.   Из-за страха осуждения практически на подсознательном уровне скована инициатива людей. Диктатура не терпит успешных личностей, от нее не зависящих. Поэтому весь крупный и средний бизнес полностью зависим и подконтролен белорусскому правителю и людям из его близкого окружения. Порой умиление вызывает реклама интернет-портала TUT.BY, где новости и аналитика, якобы, без цензуры. Но если сравнить этот портал с другими интернет-ресурсами, то на нем  изложено все то, что и в «Советской Белоруссии».  Безусловно, господину Зиссеру нужно привлечь больше аудитории уже сейчас,  потому и появилась такая реклама, ведь лукашизм не вечен. Но интернет тем и отличается от других СМИ, что тут все поставить под контроль практически невозможно. И вполне вероятно,  что  в недалеком будущем TUT.BY значительно утратит свою популярность и аудиторию, если и далее, вопреки общественным настроениям, будет излагать новости и аналитику, ориентируясь на существующий режим.   Страх осуждения в прямом смысле сковал волю масс, парализовал их готовность к протестным акциям и выступлениям. Один из моих друзей, бывший подполковник милиции, несколько лет назад в одной из бесед признался, что самым большим потрясением для него явилось то, что к народу вернулся страх сталинских времен. А он в середине 90-х полагал, что такое невозможно. Многим, и мне в том числе, казалось, что это невозможно. Но, как показала практика, этот страх стал реальностью. Для этого режиму пришлось переступить кровавую черту, создав  то, что именуют «эскадроном смерти».   То, что в белорусской системе власти существует  спецподразделение,  занимающееся похищениями людей и внесудебными расправами, стало известно  широкой общественности  лишь в 2001 году. А до этого об этом говорили лишь в узком кругу. В основном те,  кто имел ту или иную информацию.  Так, во время поминок по  Геннадию Карпенко в мае 1999г. в одной известной гостинице, об этом говорили депутаты Верховного Совета. В разговорах и поминальных тостах  называлась фамилия Клещ и её псевдоним  «Щавлик» и т.п. Никто из сведущих людей ни тогда, ни сейчас, не верил в случайную смерть Геннадия Карпенко. А ко времени внезапной смерти и  поминок  по Геннадию Карпенко, уже был похищен, и, вероятно, казнен экс-министр внутренних дел Юрий  Захаренко.   Существование в системе власти  «эскадрона смерти» значительно усиливает страх осуждения, в том числе и внесудебного осуждения к смерти не столько в среде обывателя, сколько в самой системе белорусских правоохранительных органов. Многолетнее молчание бывших шефов Прокуратуры, КГБ и начальника криминальной милиции – яркое свидетельство этого факта. Ведь, к примеру, генерал Лопатик никогда не отказывался от того, что написал известный рапорт, но уже много лет боится говорить на эту тему.  Он полагает: раз никому это не надо или все боятся, то и ему не следует ничего предпринимать в деле изобличения и наказания преступников, похитивших и убивших, в том числе его начальника, товарища  и коллегу  Юрия Захаренко. Он, как и Божелко с  Мацкевичем, живут в страхе, по сути никчемной жизнью. Как мышь под веником, которая инстинктивно ощущает, что если шевельнется, ее заметят и прихлопнут. Так и у вышеупомянутых персонажей:  страх  внесудебного осуждения к смерти, видимо,  уже укоренился на уровне инстинкта.  А ведь смерть всё равно придет.  И в любой момент.   Если принять во внимание периодические посадки и аресты высоких прокурорских и милицейских  чинов, то картина господства страха осуждения  в системе правоохранительных органов вырисовывается  удручающая. Боязнь слететь с должности, угодить за решетку или, того хуже, бесследно исчезнуть, в белорусских силовых ведомствах очень велика.  Вероятность того, что они осмелятся  до конца расследовать  похищения и убийства не только известных политических и общественных деятелей, но и других людей,  включая бывших уголовных авторитетов,  пока ничтожно мала. Получается, что наши правоохранительные органы, их руководство, боятся либо гнева Лукашенко, либо бандитов, приближенных к власти.   На этом, пожалуй, закончу рассмотрение некоторых аспектов, связанных с темой ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ СТРАХОВ применительно к белорусским реалиям. Полагаю, цикл моих публикаций  на эту тему был полезен, а некоторых заставит задуматься над смыслом своего существования. Из основных человеческих страхов мной не рассматривался  СТРАХ ПОТЕРИ  ЛЮБВИ. Он не имеет прямого отношения  к белорусским политическим реалиям, находится чисто в психологической сфере жизни человека, связанной с его чувствами..
23.03.13 7:06
загружаются комментарии

Павел Знавец