СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ МОЖЕТ ЗАКОНЧИТЬСЯ

Скандал на почве обвинений российской стороны в адрес белорусов о якобы имеющих место перемещениях из Беларуси в Россию товаров третьих стран под видом белорусских продолжает разгораться. Буквально на днях Государственный таможенный комитет Беларуси распространил официальное сообщение, в котором назвал появившиеся на эту тему публикации и комментарии «безосновательными» и «ставящими под сомнение сложившиеся добрососедские отношения между Беларусью и Россией».

СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ МОЖЕТ ЗАКОНЧИТЬСЯ

Суть обвинений, которые российская сторона сегодня предъявляет Минску, в общем-то, немногим отличаются о тех, которые озвучивались ею в середине 1990-х годов  в нашумевшем деле фирмы «Торгэкспо». Отличается только ассортимент и механизм достижения поставленной цели.


Тогда была в основном водка, миллионами декалитров ввезенная в Россию без уплаты таможенных пошлин. Сегодня претензии высказываются по сахару и телевизорам, импортируемым из Беларуси. Тогда схема была предельно проста и даже, можно сказать, открыта для постороннего взгляда – транзитом под покровительством высопоставленных чиновников из ближайшего окружения президента прогнать эшелоны водки через Беларусь российским покупателям. Сегодня эта схема более изощренная – товар вывозится в Россию только после некоторой его первичной обработки в Беларуси, что позволяет здесь лепить на него лейблы «made in Belarus». Доказать после этого настоящее происхождение товара, просчитать, вложили ли белорусы в его себестоимость выше 50%, чтобы он смог называться белорусским, представляется крайне сложно. Доказать это можно только на основании косвенных улик, сопоставляя, например, статистические данные, либо уж при откровенных «залетах» поставщиков, когда им где-нибудь по дороге на Москву неожиданно встретится представитель Торгово-промышленной палаты России, которая обязана проверять сертификаты на происхождение товаров.                           


По этой самой причине - недостаточной доказательной базы - белорусы пока легко парировали все претензии Москвы. Поэтому нынешнее разбирательство не приобрело того оттенка, которым была омрачена российско-белорусская таможенная дружба во времена «Торгэкспо». Но какие-то меры, призванные ограничить возможные поставки из Беларуси реэкспорта из третьих стран, они все же начали предпринимать. 


В первую очередь это касается белорусского сахара, который сейчас у всех на слуху в связи с начавшимся с конца сентября компенсационным расследованием Министерства экономического развития и торговли РФ, а также в связи вводимой со следующего года растаможкой белорусского сахара только в одном таможенном складе – в Москве.   


Показательна, если не более, самоуверенность белорусских чиновников в этом вопросе. Несмотря на то, что с момента начала расследования, о чем в свое время сообщалось во многих российских и белорусских СМИ (в том числе и официально - в виде соответствующего уведомления  в «Российской газете»), прошло более месяца, премьер-министр Сергей Сидорский в начале ноября  во время визита на Слуцкий сахаро-рафинадный комбинат при всех назвал  расследование ни чем иным, «как инсинуацией некоторых СМИ». Между тем уже в 20-х числах этого месяца,  еще до завершения процедуры расследования (такое возможно по российскому законодательству) Минэконоразвития может ввести на белорусских сахар так называемую «предварительную компенсационную пошлину», которая уже с этого года парализует все поставки белорусского сахара в Россию.


Компенсационное расследование касается всех объемов сахара, ввозимого из Беларуси: и собственного - свекловичного, и импортного - тростникового. Последний относится к товарам из третьих стран. Чтобы ввозить его в пределы России, за него необходимо платить соответствующую существенную таможенную пошлину. С ее учетом поставки этого сахара делаются малорентабельными для производителей и поставщиков.


Но не тут то было, считают российские сахарщики. Тот факт, что на границе никакого контроля нет, а на местных таможенных складах, куда поставлялся белорусский сахар, можно было договориться оформить тростниковый сахар как свекловичный и не платить за него пошлину, по их словам, и обусловлил неформальный переток тростникового сахара из Беларуси в Россию. Его движущей силой при этом был до середины 2004 года экономический фактор. Дело в том, что несмотря на декларированную на самом высоком уровне унификацию и создание единых условий хозяйствования, ввозные пошлины на импортный сырец в Беларуси в 2002-2004 годах были гораздо меньше, чем в России. В 2004 году, например, российские заводы платили при импорте сырца пошлину в среднем 205 долларов за тонну и плюс еще 42 доллара НДС. Их белорусские коллеги – всего 69 долларов и соответственно этому более низкий по уровень НДС.


Часть тростникового сахара, безусловно, шла для внутреннего потребления, но часть, считают специалисты российского Союзроссахара, возбудившего нынешнее расследование, несомненно, должна была оказываться в России. Иначе как бъяснить, по их словам, тот факт, что в 2004 году в Беларуси было произведено 300 тыс. тонн свеловичного сахара, а поставлено в Россию 423 тыс. тонн! Объяснения белорусской стороны, что это якобы запасы с предыдущего года, не выдерживают критики, поскольку эти запасы перекочевывают из года в год на протяжении практически всех последних 3 лет. Именно в то время, собственно, и началась сахарная экспансия Беларуси в Россию (на сегодняшний день Беларусь с ее 10% российского рынка является крупнейшим поставщиком сахара в РФ). По данным Союзроссахара, за 2002-2004 годы в Беларуси всего было произведено 703 тыс. тонн свекловичного сахара, а в Россию поставлено 1080 тыс. тонн «сладкого продукта»! Откуда взялись эти тонны, спрашивают в Союзроссахаре. В 2005 году ожидается производство примерно 380 тыс. тонн свекловичного сахара нового урожая, а эти объемы еще даже не произведенного сахара уже на три четверти (294 тыс. тонн) поставлены в Россию за 8 месяцев текущего года.


Кстати, ГТК Беларуси в своем сообщении также привел объемы вывоза белорусского сахара. По его данным, за 9 месяцев 2005 года они составили 265 тыс. тонн. Цифры, конечно, у ГТК и Союзроссахара разнятся, но сути это не меняет – это тот же не произведенный еще свекловичный сахар из неких «запасов».


«Не пойман - значит, российская статистика неверна», - говорят по поводу этих цифр на белорусских заводах, где в общем-то неофициально признают, что возможности для беспошлиных поставок тростникового сахара в Россию всегда существовали. Лишь однажды это вылилось в скандал. В конце 2004 года в поле зрения российских властей попал ввозимый из Беларуси беспошлино сахарный сироп. Как оказалось, его производила в СЭЗ «Брест» фирма «Шардо», добавляя воду в польский сахар, а потом уже под видом белорусского товара благополучно переправляла без всяких таможенных пошлин в Россию. Всего таким образом было переправлено в соседнее государство почти 35 тыс. тонн сиропа.       


По оценкам Союзроссахара, только за три года сахарная отрасль России из-за увеличения ввоза «сладкого продукта» из соседней Беларуси (свекловичного по демпинговым ценам и тростникового, закумуфлированного под свекловичный, разного рода сахарных сиропов) понесла потери в 532,2 млн долларов. Куда ушли эти деньги? А вот тут-то хотелось обратить на один интересный нюанс.


Начало белорусской сахарной экспансии на российский рынок приходится на 2002-2003 годы, когда было принято решение о фактической национализации сахарных заводов. Тогда, выделив заводам средства на модернизацию, в некоторых случаях на добровольных началах, в некоторых -  насильственным путем (как это было в этом году с багамскими акционерами Жабинковского сахарного завода) государство установило полный контроль над тремя их четырех предприятий. Одним из главных «спонсоров» национализации и модернизации белорусских сахарных заводов стал резервный Фонд президента Беларуси Александра Лукашенко….      

06:41 14/11/2005






загружаются комментарии