БЕЛОРУССКАЯ ТАМОЖНЯ ВВЕЛА «ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ»


Спустя полтора года после публично данного обещания прекратить необоснованную конфискацию российских транзитных грузов и как альтернативный вариант - применять их сопровождение до места назначения, Государственный таможенный комитет Беларуси, наконец, сделал первые шаги в этом направлении.

БЕЛОРУССКАЯ ТАМОЖНЯ ВВЕЛА «ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ»

Председатель ГТК Александр Шпилевский подписал постановление, регулирующее применение таможенного сопровождения транзитных грузов, следующих через Беларусь по процедуре МДП. В постановлении пугает только одно: российский транзит повергался конфискации по одним причинам, а сопровождение вводится по другим.


Необоснованная конфискация следующего через Беларусь российского транзита уже давно стало больной темой во взаимоотношениях двух государств. Первые официальные претензии в адрес ГТК РБ со стороны российского руководства начали звучать еще в 2003 году. Сначала Александр Шпилевский вообще отрицал проблему как таковую. Если теперь уже бывший посол РФ в Беларуси Александр Блохин говорил, что конфискация российских грузов носит в Беларуси характер «масштабной и осмысленной кампании», то председатель ГТК назвал это странным и непонятным для него недоразумением. «Если мы условно задерживаем 24 фуры, идущие в РФ, и в сопроводительных документах указано, что там тротуарная плитка, а на самом деле - сложная бытовая техника на 7-8 млн долларов, я не могу тогда понять претензии российской стороны. Я что, должен был пропустить контрабанду в РФ», - заявил Александр Шпилевский в январе 2004 года. В результате диалог между российской и белорусской сторонами долгое время напоминал разговор слепого с глухим. Один говорил о том, что видит, другой – что слышит.


Между тем, если объективно подойти к рассмотрению данного конфликта, то становилось абсолютно понятно, что права была российская сторона, а ГТК просто, как говорят в народе, «косил под дурачка». Достаточно было взглянуть на официальные цифры самой таможни, чтобы понять, что проблема на самом деле имеет место быть. Так, если в 2000 году белорусская таможня конфисковала грузов на 15 млн долларов, то в 2001-м - уже на 30 млн, в 2002-м – на 60 млн, в 2003 году –  на 75 млн. При этом А.Шпилевский еще заявлял, что недоволен такими результатами работы своего ведомства и будет требовать от подчиненных увеличить поступления от конфиската хотя бы до 200 млн долларов в год. Хотя любому здравомыслящему человеку в подобной ситуации совершенно понятно, что с подобным успехом можно было давать плановые задания на обращенное в доход государства имущество преступников: чем больше будет задание, тем больше будет преступников, хоть ты всю страну преврати в один большой монастырь.


К середине 2004 года проблема приняла такие масштабы, что потребовалась встреча руководителей таможенных ведомств России и Беларуси, дабы несколько погасить конфликт. Во время разговора А.Шпилевский обещал председателю Федеральной таможенной службы, что отныне российские грузы вообще конфисковываться не будут, в случае возникновения каких-либо претензий к оформлению груза обещалось, что он будет под конвоем отправляться до таможни российской. «Для нас важно, чтобы груз не растворился на территории Беларуси», - заявил Александр Шпилевский.


Но слова с делом разошлись в разных направлениях. В конце декабря 2004 года премьер-министр России во время визита в Беларусь снова потребовал прекратить «пиратство» в отношении российских грузов, которых за 2004 год было конфисковано, по его данным, на 80 млн долларов. Постоянные претензии «старшего брата» несколько умерили пыл белорусской таможни и, отчитываясь о результатах работы в январе 2005-го,  А.Шпилевский уже не вспоминал о намеченных год назад показателях конфиската в 200 млн долларов, а скромно отметил, что за 2004 год количество случаев конфискаций заметно снизилось. Но данные говорили совсем о противоположном. По данным Министерства транспорта и коммуникаций Беларуси, необдуманная политика государства по наполнению бюджета за счет конфискации транзитных грузов привела к тому, что только за 2004 год транзитный грузопоток через Беларусь сократился на 40%. По сути через «черную дыру», как стали называть Беларусь, по-прежнему перевозили только недорогие грузы (строительные материалы, мебель, сантехника и т.д.), а все остальные (электроника, бытовая техника, компьютерное и производственное оборудование) шли уже обходными путями через соседние государства.


Скорее всего, выполнить свое давнее обещание А.Шпилевского подвиг недавний разнос, устроенный ему президентом в том числе и по поводу необоснованных конфискаций грузов. Несмотря на то, что последствия этого разноса удалось сгладить и даже получить от Александра Лукашенко индульгенцию и обещание избавить таможню от поднявшего волную «комиссара» - первого заместителя председателя ГТК РБ Ивана Авина – А.Шпилевский все же вынужден был устранить недостатки в работе, на которые ему указал глава государства.


Согласно международной Конвенции 1975 года «О международных дорожных перевозках (МДП)», таможенное сопровождение грузов, следующих по процедуре МДП, является временной мерой и применяется в исключительный случаях. В мире она действительно вводится достаточно редко. Однако за последние три года в Беларуси она уже вводится во второй раз.


В апреле 2002 года ГТК РБ ввел обязательное сопровождение грузов в отношении ряда литовских перевозчиков. «Черный список» транспортных компаний Литвы получился довольно внушительным, в результате чего разгорелся международный скандал. Ведь сопровождение грузов от белорусской границы до двух российских границ стоило приблизительно 300 евро и относилось на затраты перевозчика. ГТК пошел на смягчение санкций только после того, как литовская автомобильная ассоциация исключила нарушителей из своего списка и ввела более жесткие требования к претендентам.


Ситуация с нынешним введением «исключительных мер» несколько иная. Официально постановление ГТК Беларуси №75 издано с целью пресечения случаев нарушения Конвенции МДП и «обеспечения соблюдения таможенного законодательства Республики Беларусь». Между тем, по официальным данным ГТК, сегодня количество недоставок грузов, следующих транзитом через Беларусь, крайне мало и держится в пределах 1%. В белорусской таможне и не скрывают, что поводом для введения стало давнее обещание А.Шпилевского и конфликт России и Беларуси относительно конфискации транзитных грузов. Однако «ларчик» оказался с сюрпризом.


Согласно Постановлению ГТК, поводом для введения таможенного сопровождения будет служить информация о том, что перевозчик ранее не доставил по месту назначения какой-то груз. При этом в качестве такой информации будет восприниматься и факт «непоступления в установленные сроки из таможни назначения информации о доставке товаров такими перевозчиками». То есть перевозчики ставятся в зависимость от добросовестности конкретных сотрудников таможни. Но главное не в этом.


Поводом для конфискаций транзитных грузов в абсолютном большинстве случаев служили какие-либо незначительные претензии к его оформлению, либо проверка ГТК РБ, в результате которой белорусская таможня признавала недействительной регистрацию российской фирмы-получателя, хотя это прерогатива исключительно российского суда. Понятно, что между недобросовестностью перевозчиков, занимающихся переброской контрабанды, и невинно пострадавшими российскими бизнесменами – получателями легальных грузов, о которых говорил еще А.Блохин,  существует большая разница. В 2004 году А.Шпилевский давал обещание своему российскому коллеге ввести сопровождение именно при возникновении претензий к оформлению груза. На этом настаивали и владельцы легального российского бизнеса, пострадавшие от бесцеремонности белорусской таможни. Они готовы были платить лишние 300 евро, чтобы не терять сотни тысяч, а в некоторых случаях - миллионы. Но Постановление ГТК не предусматривает введение сопровождения при возникновении каких-либо претензий к оформлению груза по процедуре МДП. Получается, что в этих случаях белорусская таможня по-прежнему сможет применять конфискацию. Зато А.Шпилевский сможет заявить в ответ на претензии российской стороны, что обещание выполнено и, если конфискации происходят, то лишь в крайних случаях.


Правда, не исключен и второй вариант развития событий. Возможно, А.Шпилевский подготовил платформу для отмены порочной практики конфискации транзитных грузов. В этом случае белорусская таможня вполне обоснованно может ожидать увеличения случаев недоставки транзитного товара в таможню назначения, и заранее озаботилась о применении санкций в отношении недобросовестных перевозчиков. В любом случае, как это частенько делается в Беларуси, вышедшее постановление ГТК – это палка о двух концах. Каким из них воспользуется белорусская таможня станет ясно в самое ближайшее время. Постановление вступило в силу 22 ноября, так что ждать результатов осталось недолго.



15:03 23/11/2005






загружаются комментарии