СПЛАНИРОВАНО

Акция протеста работников ОАО «Мотовело» вовсе не была случайностью и, вопреки распространенному мнению, возникла не стихийно. И сама акция, и банкротство крупнейшего белорусского завода (хотя официально процедура банкротства еще не начата) были спровоцированы из министерских кабинетов и спланированы уж никак не ниже уровнем Администрации президента.

Вся история крушения предприятия говорит о том, что его намеренно вели к пропасти, так как оно единственное из всех было приватизировано и умудрялось без поддержки государства не плохо существовать. Как бельмо на глазу у «батьки».



Вопреки всему


Минский мотовелозавод - одно из крупнейших белорусских предприятий, продукция которого известна не только по всей России, но и во многих странах мира. В этом году заводу исполнилось 60 лет. И юбилейный год стал для него роковым.


ОАО «Мотовело» единственное из крупных белорусских предприятий, которое в 1999 году было полностью акционировано и перешло в руки его работников. Довольно продолжительное время после акционирования предприятие процветало. В течение 2000-2002 годов средняя заработная плата на ОАО «Мотовело» была значительно выше, чем на оставшихся государственными МАЗе, БелАЗе, МТЗ и других крупных белорусских предприятиях. Сам факт такого состояния дел сводил на нет утверждение Александра Лукашенко, что он не дал приватизировать белорусскую промышленность и тем самым спас ее от краха. Правда или нет, но на предприятии говорят, что во время президентских выборов 2001 года его работники меньше других отдавали свои голоса за Лукашенко. На них просто не действовала пропагандистская машина. Они были сами себе хозяева. И им не нужны были спасители.


Как это часто бывает, новые хозяева не сразу встали на ноги. У них были небольшие ошибки и стратегические просчеты, но они исправлялись. В целом же предприятие успешно функционировало и имело неплохие перспективы развития.



Первые неприятности


Трудные времена для «Мотовело» настали в 2003 году по ряду независящих друг от друга обстоятельств. Сначала Вьетнам, куда завод ежегодно продавал около 40 тыс. мотоциклов, ввел 40%-ную пошлину на продукцию минского предприятия. Следом начали немыслимыми темпами расти мировые цены на металл. Всего за год, в зависимости от марки, он подорожал в среднем на 40–60%. В отличие от МАЗа и МТЗ, тоже пострадавших от скачка цен, мотовелозавод не мог получить ни субсидий, ни льготных займов. Он вынужден был рассчитывать только на свои силы. Чтобы вернуть потерянные рынки сбыта ему следовало в первую очередь провести техническое перевооружение предприятия, так как на 2003 год износ оборудования, многое из которого еще в 1945 году было вывезено из Германии, составлял более 90%.


Необходимость технического переоснащения была настолько очевидна, что сегодня приходится лишь удивляться, почему ее не видел генеральный директор Анатолий Язвинский. В 2004 году, после проверки завода Комитетом государственного контроля, вся вина за плачевное состояние предприятия была возложена на директора. КГК рекомендовал его уволить, что Наблюдательный совет акционеров и поспешил сделать. Но через некоторое время Анатолий Язвинский пошел на повышение, получив тепленькое место начальника одного из отделов Министерства промышленности. Спрашивается, за что его так отблагодарили?


Оказывается, есть за что.



Все государству и никому более


Какие-либо шаги по поиску инвестора стали предприниматься директором лишь после того, как ему на это было указано Наблюдательным советом акционеров. Результат не заставил себя ждать. Желание инвестировать в техническое перевооружение завода высказал всемирно известный концерн «Каджива», при условии, что ему продадут 51% акций предприятия. Как сегодня говорят специалисты ОАО «Мотовело», если бы тогда они согласились на продажу акций итальянскому партнеру, сейчас предприятие процветало бы. Но против этой сделки неожиданно высказался сам генеральный директор (после того, как его в срочном порядке вызвали в Минпром). В министерстве пообещали выделить деньги не техническое перевооружение завода и потребовали отказаться от продажи иностранной компании национального достояния. Анатолий Язвинский так и сделал. Решение принималось даже без согласования с Наблюдательным советом. Язвинский, мотивируя свое решение, заявил следующее: «Я убежден, что всю прибыль нужно оставлять в своей стране. Мы не против отдать государству часть акций в счет долга (даже и 51%), если Нацбанк даст кредиты заводу под наш проект техперевооружения... Прибыль должно получать государство, тогда мы будем развиваться». Чтобы никто не выступил против такой очевидно нелепой позиции, среди акционеров предприятия пустили слух, что итальянец хотел купить предприятие только для того, чтобы избавиться от сильного конкурента. Люди поверили. Им казалось, что государство не способно обмануть и потому оно - более надежный партнер. Но они ошиблись. Сегодня абсолютно понятно, что акционеров ОАО «Мотовело» самым настоящим образом «кинули». И сделал это вовсе не концерн «Каджива».



В ожидании конца


Помощи государства на техническое перевооружение на ОАО «Мотовело» ждали очень долго, но так и не дождались. Вместо этого предприятие, что называется, подсадили на иглу. То же государство в лице нескольких банков, по указанию сверху, начало подпитывать завод абсолютно невыгодными кредитами на выплату зарплаты. Преподносилось это как забота о благе рабочих, которые, конечно же, очень хотели сохранить прежние высокие заработки, несмотря на скачок цен на металлы, потери рынков сбыта и переполненные продукцией склады. Одновременно с этим заводу прощали огромные неплатежи в бюджет и за энергоносители.


Сегодня благодаря проведенному экономическому анализу стала видна еще одна «диверсия». Под видом возвращения потерянных рынков сбыта и избавления от залежавшегося товара продукция завода в тот период и вплоть до снятия Анатолия Язвинского реализовывалась в убыток, хотя существовала реальная возможность держать рентабельную цену.


Уже к концу 2003 года стало совершенно очевидно, что завод семимильными шагами идет к краху и генеральный директор этому способствует. Некоторые члены Наблюдательного совета попробовали сместить генерального директора, но, не имея всей полноты информации по финансовому состоянию предприятия, они оказались в меньшинстве. Тогда они принялись писать письма в КГК, в Минпром и даже президенту, указывая на свою обеспокоенность безграмотной политикой руководства, ведущего завод к краху. Ничего не помогло.



Опять кинули


Экономическое положение веломотозавода усугубила и непонятная история с английским бизнесменом, который в конце 2003 года высказал желание приобрести 10 тыс. мотоциклов. Несколько месяцев ускоренными темпами завод штамповал мотоциклы. В начале 2004 года Язвинский рапортовал акционерам об увеличении объемов производства за 2003 год. Но сделка не состоялась. Когда заказ был готов, англичанин просто отказался от него. Самое удивительное, что даже сегодня никто не может понять, почему завод не заключил с англичанином договор, который гарантировал бы соблюдение интересов предприятия, почему не потребовал предоплаты. Это было опять же «кидалово», неизвестно кем организованное, но с достаточно ясной целью. В результате нехитрой операции англичанина, если это действительно был англичанин, завод лишился, по оценкам экономистов, около 85% своих оборотных средств. Налицо были нанесенный предприятию ущерб, тяжкие последствия и чей-то умысел. Но правоохранительные органы республики даже не заинтересовались сделкой. Вместо этого государство опять обещало помочь и купить 2,5 тыс. мотоциклов для «Дожинок». И опять не выполнило своего обещания.



Всплыло


Осенью 2004 года Комитет государственного контроля наконец отреагировал на многочисленные обращения акционеров ОАО «Мотовело» и провел масштабную проверку финансово-хозяйственной деятельности. Тогда стало абсолютно понятно, что без помощи государства заводу не выкарабкаться. Указав на ряд стратегических просчетов в управлении предприятием, КГК рекомендовал уволить директора Анатолия Язвинского. Наблюдательный совет тот час расторг с ним контракт, тем более что директор сам написал заявление об увольнении по собственному желанию. Но наивная вера акционеров в помощь государства продержалась недолго. Через несколько месяцев узнали, что Язвинский пошел на повышение, а помощи им не будет. Одновременно с этим было возбуждено уголовное дело в отношении заместителя генерального директора Виктора Коваленко. По убеждению сотрудников Управления по борьбе с экономическими преступлениями, В.Коваленко, «являясь заместителем генерального директора ОАО «Мотовело» по производству, внешнеэкономическим связям, маркетингу и отгрузке продукции в период с 6 января 2001 года по 1 декабря 2004 года, злоупотребляя служебными полномочиями, вносил заведомо завышенные показатели в статистические документы по выпущенной продукции». О том, что это делалось по указанию или с ведома генерального директора Язвинского опять никто не стал вспоминать.



Обман на обмане


Первоначально предполагалось, и государство на это согласилось, что государство произведет реструктуризацию задолженности, еще раз заметим - искусственно накопленной. В обмен акционеры должны были передать в собственность государства более 90% акций. Путем проведения дополнительной эмиссии акций основным держателем должна была стать столичная мэрия, в чью собственность планировалось передать 65,96% акций. Еще 31,37% переходили в республиканскую собственность, остальные по-прежнему оставались в руках бывших и нынешних работников предприятия. За продажу акций государство обещало произвести зачет задолженности и выделить давно обещанные деньги на техническое перевооружение. Ожидалось, что соответствующее решение правительства или Указ главы государства появится в конце января 2005 года. Но оно не появилось ни в январе, ни в феврале, ни в последующие месяцы. Неожиданно для всех, особенно для работников мотовелозавода, Александр Лукашенко заявил, что поскольку работники предприятия захотели выкупить завод и работать самостоятельно, то пусть теперь сами и выпутываются. О том факте, что именно государство не впустило на завод итальянского инвестора, обещав взамен помощь, никто уже не вспоминал. Предприятие стало наглядным примером того, что может произойти в случае приватизации крупных белорусских заводов. Ему нельзя было дать умереть, то есть начать процедуру банкротства, и нельзя было ему помочь выжить.


Из всех данных обещаний государство в отношении ОАО «Мотовело» не выполнило ни одного! Единственное, что сделал Мингорисполком, так это ввел своим постановлением «золотую акцию» и назначил «смотрящего» от исполнительной власти. То есть, вместо реальной помощи государство поставило надсмотрщика. Сам же Александр Лукашенко до сих пор называет завод частным и очень искренне удивляется каким-то акциям протеста. «Несколько десятков человек вышли чуть ли не на улицу. Куда вышли? Это частное предприятие. В свое время они этот завод выкупили, а сегодня приходят и говорят – заберите нас. Конечно, заберем. Но на это время надо... Я сейчас предпринимаю усилия, чтобы забрать предприятие».


Между тем, как нам удалось выяснить, и акция протеста была спланирована властями, чтобы показать негативный аспект приватизации. Как удалось нам выяснить, проблемы с зарплатой на ОАО «Мотовело», несмотря на ее резкое снижение, возникли еще несколько месяцев назад. По этой причине предприятие покинуло около трети всех работников. Но в ноябре проблема встала как нельзя остро. Решением проблемы занимался заместитель генерального директора по экономике и финансам Петр Тарасевич. За неделю до акции протеста, при помощи городских властей ему удалось договориться с одним из банков о выдаче краткосрочного кредита. Имея этот договор, руководство завода пообещало выдать деньги не позднее 25 ноября. Именно в этот день бухгалтерия завода должна была отправиться в банк за деньгами. Но когда настал час «икс», в банке без какой-либо официальной мотивировки деньги не выдали. На словах же объяснили, что поступило соответствующее распоряжение. Как говорят на предприятии, когда рабочие пришли за деньгами, П.Тарасевич им честно объяснил, что деньги заводу приказано не выдавать, и он ничего здесь сделать не может. Директор и вовсе не счел необходимым разговаривать с рабочими. Но ситуация и без его пояснений была ясна: акционеров в очередной раз обманули. Обманул не иностранный инвестор, а родное государство, которое вот уже несколько раз к ряду не выполнило ранее данных обещаний. Понятно, что терпеть подобное издевательство было выше всяких сил, и рабочие вышли на улицу, где их готовы уже были встретить.


В тот же день генеральный директор завода Владимир Ключников куда-то съездил для консультации, а вернувшись, предложил П.Тарасевичу написать заявление об уходе по собственному желанию. Надо полагать, за то, что чуть не выдал зарплату работникам завода и не сорвал все мероприятие.

09:50 29/11/2005




Loading...


загружаются комментарии