ПОКАТИЛИСЬ

Громкий процесс с обвинением четырех руководителей ОАО «Минский подшипниковый завод» набирает обороты. В суд были вызваны свидетели, рассказавшие о причинах экономической несостоятельности предприятия и причинах, приведших к этому.

Согласно оглашенным в суде сведениям, обвиняемые преднамеренно вели завод к банкротству, чтобы затем продать его одному из российских олигархов. Между тем сами обвиняемые настаивают на том, что причиной экономической несостоятельности завода стала безграмотная экономическая политика руководства Беларуси.


Отсев


Напомним, что в результате расследования, которое провел департамент финансовых расследований Комитета государственного контроля Беларуси, на скамье подсудимых оказалось четверо человек: генеральный директора ОАО «МПЗ» Валерий Пенза, его заместитель по экономике Александр Прохорчик, начальник отдела сбыта и маркетинга Виктор Кононович и начальник финансового отдела Николай Юргель. Им предъявлено обвинение по ч.3 ст.424 (злоупотребление властью или служебными полномочиями, совершенное при осуществлении функций по разгосударствлению или приватизации государственного имущества, либо повлекшие тяжкие последствия) и ст.240 (преднамеренное банкротство) Уголовного кодекса Беларуси.


Согласно обвинению, в 2002 году к работе с МПЗ была привлечена российская фирма ООО «Экспобизнес XXI», которая практически сразу же стала главным дистрибутером белорусского предприятия на российском рынке. Одновременно с этим МПЗ разорвал договорные отношения приблизительно с десятью дистрибутерами. Таким образом, из 24 фирм, имевших договор дистрибуции с МПЗ в 2002 году, остались только около десяти. По мнению следствия, руководство предприятия намеренно сконцентрировало сбыт продукции в руках избранных фирм, чтобы легче было вести предприятие к банкротству.


У бывшего генерального директора ОАО «МПЗ» Валерия Пензы на этот счет другое мнение. По его словам, в то время все белорусские предприятия по указанию правительства укрупняли свою сбытовую сеть, перестраивая товаропроводящую сеть. Кроме того, МПЗ отказалось от дистрибутерских договоров только с теми фирмами, которые не вовремя рассчитывались за поставленную продукцию. Фактически в 2002 году перед всеми дистрибутерами были поставлены одинаковые жесткие условия сотрудничества и был предложен простой выбор: либо вы работаете по данным условиям, либо переводитесь в разряд простых покупателей без соответствующих скидок. Остались наиболее надежные.



Самые сильные позиции обвинение имеет по расчетам ООО «Экспобизнес XXI», которые, как считает следствие, и привели предприятие к банкротству. Согласно договору «Экспобизнес XXI» получал от ОАО «МПЗ» подшипники со скидкой в 25-30% и реализовывал их на российском рынке. Рассчитываться московская фирма должна была по предоплате либо деньгами, либо металлом. Договор допускал и расчет ликвидными векселями, например, российского Сбербанка, но для этого необходимо было заключать дополнительное соглашение. Обвинение делает особый упор на то, что в реальности векселя принимались без дополнительного соглашения и без соответствующей проверки их ликвидности. Согласно оглашенным в суде сведениям, большинство векселей, которые и по сей день находятся на заводе непогашенными, выданы от имени неизвестных российских предприятий со странными названиями, которые однозначно должны были вызвать у руководства МПЗ подозрения. Не вызвали. По мнению следствия, именно эти векселя и стали затем причиной плохого финансового состоянии МПЗ. На суде и вовсе произошел анекдотический случай. К судье обратилось нынешнее руководство МПЗ с просьбой посоветовать, как реализовать накопленные Валерием Пензой и его командой векселя. На заседании судья обратился с советом к обвиняемым, а те тут же вызвались помочь реализовать векселя, которые сами в свое время реализовать не смогли.


Как выяснилось в суде, сомнительные неликвидные векселя принимались на заводе без предварительно заключенного дополнительного соглашения. Согласно показаниям свидетелей, руководство завода ставило отдел маркетинга перед фактом приема векселей и давало указание подготовить дополнительное соглашение, чтобы узаконить уже прошедшую процедуру. Иногда это соглашение оформлялось через несколько дней после того, как на завод поступали векселя. По мнению следствия, этот факт говорит о том, что сделки с векселями изначально были незаконными, направленными против интересов МПЗ. Валерий Пенза и другие обвиняемые считают, что работали в рамках основного договора, по которому предусматривалась предоплата всех сделок: то есть вечером - векселя, утром – подшипники. Чья позиция более выверена, пока трудно сказать. Но важно отметить, что если бы векселя, как это планировалось, были своевременно погашены, данный вопрос вообще бы не возник. Между тем уже летом 2003 года на МПЗ всем стало понятно, что с векселями, которыми «Экспобизнес XXI» рассчитывается за подшипники, что-то не так. За них нельзя было получить ни деньги, ни металл. Даже сам «Экспобизнес XXI» отказывался их брать.



Одно лицо под несколькими масками


Когда проблема с векселями стала слишком очевидной, завод нашел в Москве нового стратегического партнера - ООО «Торговый Дом «ГПЗ-11». Официально создание торгового дома было преподнесено как активизация МПЗ на российском рынке. Первоначально даже планировалось, что завод войдет в число акционеров новой московской структуры. Но предприятие и в этот раз осталось за бортом, а всем сбытом продукции на российском рынке занялись исключительно москвичи. При этом, как стало понятно в суде, руководство ОАО «МПЗ» прекрасно было осведомлено, что ООО «ТД «ГПЗ-11» полностью принадлежало ООО «Экспобизнес XXI». По сути это была одна и та же структура, одни и те же люди. Изменилась только вывеска.


В процессе проведения расследования выяснилось, что две фирмы являлись структурами ООО «Русский подшипник», которое прибрало к своим рукам значительную часть реализации подшипников на российском рынке. В свою очередь «Русский подшипник» принадлежал ООО «РусПромАвто», имевшее непосредственное отношение к алюминиевой империи известного российского олигарха Олега Дерипаски. Как убеждено следствие, именно Дерипаске в конечном итоге Валерий Пенза и другие обвиняемые хотели продать завод. Об этом свидетельствует тот факт, что сотрудничество с ООО «ТД ГПЗ-11» начало осуществляться по той же схеме, что и с «Экспобизнес XXI»: завод отдал подшипники, а взамен получал неликвидные векселя. Как считает следствие, к тому времени у руководства МПЗ были все данные, чтобы понять негативные последствия такого сотрудничества.



Прихватизация по-российски


Летом 2004 года ООО «ТД «ГПЗ-11» выступило с неожиданным предложением купить значительный пакет акций ОАО «МПЗ». Сначала их инициатива не вызвала никаких подозрений, но затем москвичи предложили выкупить неликвидные векселя, проведя дополнительную эмиссию акций МПЗ. То есть россияне хотели заплатить свои собственные долги, получив взамен крупный пакет акций завода. В том, как подготавливалась к реализации данная схема следствие усмотрело элементы сговора между руководством ОАО «МПЗ» и двумя российскими фирмами. Однако Валерий Пенза настаивает на том, что ничего скрытого в желании ООО «ТД ГПЗ-11» не было. Якобы россияне высказали свое предложение открыто, а белорусское правительство уже должно было решить: выгодно ему это предложение или нет. Что скрывалось за «невинным» предложением москвичей стало понятно после того, как Комитет госконтроля провел проверку ОАО «МПЗ».



Невиноватые?


Все четверо обвиняемых не признают своей вины. Иногда они предъявляют суду довольно весомые доводы в свою защиту, но в целом их позиция пока выглядит несостоятельно. Как стало известно в суде, в 2002 году по просьбе Валерия Пензы известный в Беларуси конкурсный управляющий Юрий Записочный провел анализ экономического состояния завода. Согласно заключению эксперта, по финансовому состоянию на 2002 год ОАО «МПЗ» фактически являлось банкротом. Юрий Записочный рекомендовал руководству предприятия немедленно начать процедуру санации, разработать и провести комплекс мероприятий по финансовому оздоровлению завода. Ничего этого сделано не было. По мнению следствия, данный факт указывает на то, что обвиняемые не хотели спасать предприятие, а, напротив, делали все, чтобы его утопить. В свое оправдание Валерий Пенза заявил, что он не мог начать процедуру санации без разрешения Минпрома. Однако, как выяснилось в суде, обвиняемый за таким разрешением даже не обращался.


Пожалуй, самой сильной позицией защиты является сам факт несостоявшегося банкротства завода. Согласно белорусскому законодательству признать банкротом предприятие может только Хозяйственный суд. Лишь после принятия такого решения правомерно было бы предъявлять кому-то обвинение в преднамеренном банкротстве. Но МПЗ никто не признавал банкротом. В отношении завода даже не возбуждалась процедура о признании его экономически несостоятельным. У следствия есть только заключение Государственного экспертно-криминалистического центра (ГЭКЦ) МВД, согласно которому ОАО «МПЗ» по своему финансовому состоянию сегодня фактически является банкротом. Однако, как совершенно обоснованно заметили в суде защитники, ГЭКЦ МВД не обладает определенными законом полномочиями, чтобы признавать кого-то банкротом.


Как утверждают сами обвиняемые, с 2002 года ОАО «МПЗ» сумело значительно сократить складские запасы продукции и увеличить оборотные средства. Если предприятие сегодня и работает себе в убыток, то происходит это не по вине злых российских олигархов, а скорее по вине руководства страны. Так, только по государственной программе ипортозамещения ОАО «МПЗ» вынуждено продавать свою продукцию белорусским предприятиям иногда в два раза ниже ее себестоимости. Тот же запрет на проведение санации крупных белорусских предприятий, который негласно действует в Беларуси, тоже не дает возможности своевременно начать процедуру финансового оздоровления. Кто прав в этом судебном споре - пока неясно.


19:28 09/01/2006




Loading...


загружаются комментарии